Пятница 18.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo

    ОАЭ, Бахрейн, далее — везде

    Нормализация отношений Израиля со странами Персидского залива начинает казаться настолько очевидным шагом, что Бахрейн, новый член мирного клуба, даже не станет проводить собственную церемонию подписания соглашения. Вместо этого он сыграет роль звезды второго плана  15 сентября в в Белом доме, где будет подписан договор о нормализации с Объединенными Арабскими Эмиратами.

    Вопрос, который возник сразу после официального объявления о нормализации отношений с Бахрейном, заключается лишь в том, кто следующий: похоже, Манама была новым сигналом на пути к нормализации, конечной точкой которого является Саудовская Аравия. Все остальные возможности, от Омана до Марокко и от Туниса до Судана, отныне являются просто очередными станциями на этом пути.

    Высшие должностные лица Бахрейна нанесли, как минимум, два визита в Израиль, и в прошлом году экономическая часть ближневосточного мирного плана Трампа была представлена на конференции в Манаме. Однако еще примерно месяц назад официальная позиция королевства заключалась в поддержке плана создания двух государств для решения палестинского конфликта. Причем предполагалось, что оно должно быть достигнуто до нормализации отношений с Израилем. Но за последний месяц король Бахрейна Хамад бин Иса Аль Халифа столкнулся с огромным давлением со стороны президента Трампа, который на прошлой неделе был уже дважды номинирован на Нобелевскую премию мира.

    В конце концов, президент Барак Обама был удостоен Нобелевской премии мира еще до того, как добился какого-либо соглашения на арабо-израильской арене. Дональд Трамп уже обогнал своего непосредственного предшественника в Белом доме.

    Предположительно, президент США рассчитывает, что еще до дня выборов, 3 ноября, он сможет убедить наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана присоединиться к соседним странам Персидского залива в процессе нормализации отношений с Израилем и чествовать его на церемонии в Белом доме. Пока наследный принц ограничился лишь отправкой послов.

    Шейх Мохаммед бен Заед Аль Нахайян, фактический правитель ОАЭ, проложил путь к сотрудничеству с Саудовской Аравией. Король Бахрейна, который полностью зависит от Саудовской Аравии, получил от нее "добро" на процесс нормализации. Но сам Эр-Рияд все еще ждет индульгенции, которая будет включать в себя восстановление репутации принца Мохаммед бин Салмана (МБС) после убийства в Турции саудовского журналиста Аднана Хашогги.

    А пока МБС демонстрирует Трампу свою способность строить арабский «шатер» для мирного плана президента по Ближнему Востоку. Это прикрытие предназначено не только для Трампа или Израиля; оно представляет Саудовской Аравии региональную поддержку, в которой она нуждается для продвижения своей собственной нормализации отношений с Израилем.

    Помимо дипломатического прикрытия, Бахрейн является важной частью стратегической защиты Персидского залива от иранского влияния. Здесь размещается база ВМС США, в которой находится около 6000 военнослужащих и она может служить стартовой площадкой для атак на сушу и на море со стороны Ирана.

    Израильтяне, в основном, обращают внимание на огромный инвестиционный потенциал ОАЭ, а теперь и Бахрейна, но мало кто открыто говорит о возможности военного сотрудничества, помимо активизации деятельности израильских компаний по выпуску разведывательного оборудования.

    Страны Персидского залива, в том числе Саудовская Аравия, подчеркнули, что не намерены принимать участие в военных действиях против Ирана. Саудовцы предусмотрительно отреагировали на нападения на свои нефтяные танкеры и установки, а Абу-Даби подписал соглашение о сотрудничестве по защите судоходства в Персидском заливе.

    Но не будет преувеличением предположить, что в Израиле уже изучают возможность размещения подводных лодок в Персидском заливе, расширения военного сотрудничества, выраженного также в совместных учениях ВВС Израиля и стран Залива.

    Бахрейн рассматривает Иран не только как региональную стратегическую угрозу, но и как угрозу своему собственному режиму. Более 60 процентов бахрейнцев - мусульмане-шииты, которых в лучшем случае считают людьми второго сорта, а в худшем - иранской пятой колонной. Они вызывают большую озабоченность службы внутренней безопасности Бахрейна.

    Шииты сталкиваются с дискриминацией и угнетением в стране. Их участие в управление намного ниже их процентного представительства среди населения, им не позволяют занимать высокие государственные и военные должности.

    Шииты действуют, как активная политическая оппозиция, которая стремится к получения равных прав. Когда в 2011 году разразилась «арабская весна», именно шиитские активисты заняли центральную площадь Манамы и главные улицы столицы.

    Они стали основными мишенями сил безопасности - сначала Бахрейна, а затем Саудовской Аравии, которые прибыли, чтобы помочь правительству Манамы ликвидировать протесты. По некоторым оценкам, в ходе этих акций протеста погибли сотни человек; тысячи были ранены и арестованы. Правители Бахрейна убеждены, что за протестами стоял Тегеран.

    Бахрейн считается либеральной страной, где женщины не-бахрейнского происхождения не обязаны носить традиционную одежду, а алкоголь относительно доступен. Поэтому множество саудовцев приезжают сюда «расслабиться» по выходным.

    При этом Бахрейн занял 149 место из 167 в Индексе демократии за 2019 год. Король назначает 40 членов верхней палаты Национального собрания, Консультативного совета, и может распустить нижнюю палату парламента, Совет представителей - выборный орган, в который могут входить и женщины. СМИ в стране принадлежат полностью или частично королевской семьей, которая также курирует социальные сети в стране.

    Но Бахрейн также считается ведущей страной в области поощрения иностранных инвестиций и предпринимательства. Подоходный налог взимается только с иностранных нефтяных компаний, а не с граждан или резидентов, и большинство медицинских и образовательных услуг являются бесплатными. Около 85 процентов доходов королевства поступает от нефти, а остальная часть приходится на туризм - в основном из соседних арабских государств.

    Цви Барэль, «ХаАрец», В.П. На фото: Биньямин Нетаниягу и король Бахрейна Хамад бин Иса Аль Халифа. AP Photo

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend