Главный » Общество » Закон » О персональном законе, судебном вмешательстве и волеизъявлении избирателя

О персональном законе, судебном вмешательстве и волеизъявлении избирателя

В последние дни бурно обсуждаются вопросы, связанные с допустимостью «персонального законодательства» (в настоящий момент имеется в виду предложение принять закон, который лишил бы Нетаниягу, как обвиняемого в суде, права формировать правительство), а также вопросы, связанные с приемлемыми рамками вмешательства судебной власти в действия законодательной и исполнительной власти, со значением для юридической системы волеизъявления избирателя и с пределами свободы президента, выбирающего кандидата на пост премьер-министра.

Итак, возможно ли сейчас принять закон, который помешает Нетаниягу выполнять обязанности премьер-министра, и какова роль суда в вопросе формирования правительства?

В Институте демократии Израиля состоялось обсуждение, в котором  участвовали профессор Йедидья Штерн, старший научный сотрудник Института, и его вице-президент, профессор Юваль Шани.

Вопрос: можно ли в настоящее время принять закон, который помешает премьер-министру, против которого подано обвинительное заключение, занимать свой пост или формировать новое правительство?

Профессор Йедидья Штерн: «Существует своего рода понижение планки и приверженности к обычным правилам игры. Это означает, что политики готовы идти в направлении персонального законодательства, и для этого существуют некоторые основания. Понятно, что те, кто поддерживают закон – это противники Нетаниягу, а те, кто противостоит ему, его сторонники, так что этот закон является персональным, что в принципе неправильно. Если такой закон будет принят, его обжалуют в Верховном суде. Для него это будет возможностью отклонить закон, чтобы общественность увидела, что суд вникает в суть дела, а не является политическим инструментом».

Профессор Юваль Шани: «Я думаю, что этот закон - не очень хорошая идея. Я понимаю, что сейчас мы говорим о законе, который будет применяться только в кнессете следующего созыва, что уменьшает ущерб, но есть другой вопрос - можно ли назначить премьером депутата кнессета, против которого есть серьезные обвинения?

Аргументы о праве находиться на посту до рассмотрения апелляции говорят о действующем премьер-министре. В настоящий момент ведутся дебаты о том, распространяется ли это правило и на кандидата в премьер-министры. Эти споры основаны на решениях Верховного суда еще в дни судов над депутатами ШАС Арье Дери и Рафаэлем Пинхаси.

В этих решениях суд провел различие между теоретическим вопросом о пригодности к исполнению должности и вопросом практического решения. То есть в некоторых обстоятельствах даже лицо, теоретически пригодное исполнять эту должность - в данном случае Нетаниягу – не следует назначать премьер-министром».

Штерн: «В принципе, суд должен спросить себя, кому израильский закон предоставляет полномочия по выдаче мандата на создание правительства. Насколько я понимаю закон, ответ - президенту. Если это так, суд должен сказать, что вопрос не является предметом судебного обсуждения, но председатель Верховного суда Эстер Хают и двое других судей постановили, что вопрос может быть предметом обсуждения.

В то же время этот вопрос лежит а основе политического столкновения. Вмешательство через правовую систему после проведения выборов подрывает волю избирателей. Норма приемлемости, целесообразности должна быть прямо сформулирована в законе, но такого однозначного толкования у нас нет. В этом - сердцевина ​​политической жизни, и закон должен это уважать. Однако важно сказать, что решение избирателей не имеет правового характера, и они не имеют решающего голоса в отношении юридических норм».

Шани: «Рассмотрение воли избирателей, действительно, остается решающим фактором, и демократическое решение должно приниматься в правовых рамках. Однако закон не устанавливает явную причину для дисквалификации, это - вопрос усмотрения».

Вопрос:  когда ни одна из сторон не имеет 61 мандата, усмотрение президента расширяется, и он может выбрать кандидата, который, по его мнению, с большей вероятностью добьется успеха в этом процессе. Законно ли, чтобы президент также учитывал моральные и этические вопросы, принимая решение, кому поручить формирование правительства?

Штерн: «Во-первых, президент может рассмотреть все, что хочет и  считает уместным, то есть  рассмотреть и моральный вред для израильского общества. Человек, обвиняемый в преступной деятельности и получивший мандат от президента - это серьезное нарушение израильского этоса.

Во-вторых, если Нетаниягу получит этот мандат и преуспеет в формировании правительства, он будет находиться в постоянном конфликте интересов, поскольку становится главой исполнительной власти, и эта власть также отвечает за правоохранительные органы. Каждое его движение в этой сфере вызовет споры и сомнения.

В-третьих, существует функциональный вопрос, согласно которому любое решение премьер-министра вызывает сомнения, насколько оно влияет на его статус в суде. Это важные и актуальные соображения, и, как президент, Ривлин должен все это учитывать. Если он решит не предоставлять мандат Нетаниягу в свете таких соображений, это не будет предметом судебного разбирательства. Это означает, что «Ликуду» придется искать другого человека».

Шани: «Поскольку аргументация сводится к тому, что закон не запрещает оставаться премьер-министром при обвинительном заключении, он также не ставит президенту условия при рассмотрении вопроса, кому поручить формирование правительства. Согласно закону, президент обладает полной свободой действий для рассмотрения всего спектра соображений, включая общественные нормы и правовую ситуацию. Трудность заключается в том, что человек под судом получает должность, полностью основанную на доверии общественности».

Вопрос: как же выйти из тупика? 

Штерн: «Практическая возможность состоит в том, чтобы немедленно создать правительство национального единства только для одной цели - изменения системы правления. Оно должно принять закон, по которому тот, кто возглавляет самую большую партию, автоматически получит мандат на формирование правительства. В этом случае маленькие партии еще больше сократятся или исчезнут, и будет четыре основные партии - правоцентристская, левоцентристская, ультраортодоксальная и арабская. Это хорошо для разрешения текущей ситуации, а также станет  решением фундаментальной проблемы такого разделенного общества, каким является израильское общество».

Шани: «В Основной закон нужно внести изменения, ориентированные на будущее, которые создадут более жесткие правила, когда речь идет о сохранении поста при обвинительном заключении, как министров, так и премьер-министров. Когда политический пост используется для того, чтобы уклониться от скамьи подсудимых, это создает ситуацию, которую  законодатель не предусмотрел».

«Детали», И.Н. Фотоиллюстрация: Оливье Фитусси

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Мужчина умер от коронавируса в больнице «Асаф ха-рофе». ...

Биньямин Нетаниягу должен будет сдать еще один тест на коронавирус Covid-19. ...

Психолог, блогер, тренер по отношениям Лев Вожеватов рассказал 5 вещей, которые ни в коем случае нел ...

Оперный певец госпитализирован для дальнейшего лечения. ...

В ПА и в секторе Газы введены жесткие карантинные меры, чтобы предотвратить распространение коронави ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend