Главный » В Мире » Ближний Восток » Нужно вытеснить отсюда Катар, и побыстрее

Нужно вытеснить отсюда Катар, и побыстрее

Фраза: "Мы хотим спокойствия", неоднократно повторенная Мухаммедом аль-Амади, представителем Катара в секторе Газа в ходе встречи с главой политбюро ХАМАСа Халилем Хией, является квинтэссенцией внешней политики эмирата, проводимой уже более двух десятилетий.

Катар – это не государство. Это семья, у которой есть государство. Богатое, благодаря залежам природного газа, но, вместе с тем, страдающее от недостатка исторического, религиозного и культурного наследия. Это мешает Катару занять лидирующие позиции на Ближнем Востоке, оттеснив в сторону своих главных конкурентов – Саудовскую Аравию и Египет. Для того, чтобы добиться этой цели, эмир Катара Хамад Аль-Тани и его сын Тамим решили усыпить бдительность соперников. Они начали бесшумно подкапываться под арабских лидеров в надежде сменить их на более дружественные себе фигуры. Их интересы в этом деле стали обслуживать телеканал "Аль-Джазира", бывший депутат кнессета Азми Бшара и видный суннитский богослов Юсуф Аль-Кардауи.

Эта троица решила использовать нарастающее чувство неудовлетворения молодого поколения арабских стран, вытесняемого на обочину политической жизни. Они вселили в арабскую молодежь веру в собственные силы и способность добиттся перемен. Они представили ей логическое объяснение и религиозное обоснование законности социального бунта.

Чтобы понять, насколько важную роль сыграли "Аль-Джазира", Бшара и Аль-Кардауи в организации волнений в 2011 году, достаточно послушать самих арабских революционеров, провозглашающих "Аль-Джазиру" символом свободы и сравнивающих ее с глотком кислорода для умирающего. Бшару они называют "идеологом и ориентиром восстания", а Аль-Кардауи – "шейхом революции".

С приходом к власти в Египте лидера "Братьев-мусульман" Мухаммеда Мурси и партии "Ан-Нахда" (филиала «Братьев-мусульман») к власти в Тунисе, а также с переездом лидера политического крыла ХАМАСа Халеда Машаля из Дамаска в Доху, эмир Катара почувствовал, что его план постепенно осуществляется. Итогом этого процесса должна была стать дальнейшая смена арабских лидеров и создание "Арабского союза" наподобие ЕС.

Отстранение Мурси от власти и решение нового президента Египта Абдель-Фатаха ас-Сиси внести ХАМАС в список террористических организаций поставило планы Дохи под угрозу. Но очень скоро Катар превратился в спасательный круг для сектора Газа и правящего там ХАМАСа, а те, в свою очередь, стали спасательным кругом для внешней политики Катара.

Эмир Аль-Тани сумел убедить Халеда Машаля написать более умеренную платформу для своего движения, одновременно с этим он стал играть роль посредника между ХАМАСом и ФАТХом. Катар выступил с новыми экономическими инициативами и начал доставлять в сектор Газа чемоданы с деньгами для безработных и бедняков. Катар сумел свести к разумному минимуму "марши возвращения" на границе с Израилем и стал вовлекать палестинскую молодежь в дискуссии о правах человека, научив молодых жителей Газы рассказывать о своих страданиях на иврите и по-английски. По инициативе и при помощи Катара были созданы интернет-сайты "Мы по ту сторону забора" и "Мы – не цифры". Таким образом Катар надеялся спасти своего стратегического партнера – ХАМАС – и убедить израильтян, американцев, европейцев и даже египтян, что эта организация является законным игроком на ближневосточной политической арене.

Израиль в этом убедить удалось, поэтому Аль-Амади получил возможность играть роль "дядюшки Сэма" в секторе Газа. Израиль помогает ему гасить гнев жителей сектора, направленный против ХАМАСа. США тоже поверили Катару и позволили ему занять свое место в финансировании UNRWA – Агентства ООН по делам палестинских беженцев. У Египта в этой ситуации не оставалось выбора. Поддавшись на уговоры Катара, Каир позволил Исмаилу Хание выехать из Газы в Доху. В то же время Абу Мазен прекратил осуждать Катар за оказываемую им ХАМАСу помощь. Палестинская молодежь убедилась, что Катар – единственная страна, оказывающая их народу реальную помощь, в то время как прочие арабские государства бросили его на произвол судьбы.

Может показаться, что во внешней политике Катара есть положительные элементы, способствующие превращению ХАМАСа в законную политическую силу, которая, наряду с ПА может участвовать в переговорном процессе с Израилем. Но при детальном анализе действий Катара становится ясно, что эмир Аль-Тани вовсе не стремится к установлению мира между ХАМАСом и ПА, между палестинцами и Израилем, между египтянами и палестинцами.

Тот, кто позволяет Азми Бшаре вести на своих сайтах подстрекательские кампании, обращенные к арабской молодежи, призывая сотни тысяч человек выйти на улицы городов Израиля и Египта; тот, кто позволяет ему призывать ХАМАС и ПА забросать Израиль судебными исками, сравнивая политику еврейского государства с действиями нацистов;  тот, кто позволяет Аль-Кардауи публиковать религиозные постановления, оправдывающие террор против Израиля; тот, кто в свое время считался приближенным Усамы Бин-Ладена и предоставлял убежище членам его семьи; тот, кто финансирует исламских радикалов в Сирии и сотрудничает с Турцией в организации антиизраильских пропагандистских кампаний; тот, кто не соблюдает права человека в собственной стране - не может считаться подлинным партнером для достижения мира.

Катар нужно вытеснить отсюда, и побыстрее. Катар не является беспристрастным посредником ни для Израиля, ни для палестинцев. Катар заинтересован в том, чтобы в секторе Газа и на Западном берегу установился авторитарный исламистский режим, а не либеральная власть, соблюдающая права человека. Катар подкупает молодых палестинцев, оплачивая им учебу в университете Дохи, однако, когда те вернутся на родину и посмеют повергнуть критике ХАМАС, на защиту Катара им рассчитывать не придется. Палестинская молодежь – лишь шахматная фигура в партии, которую разыгрывает эмир Аль-Тани. Ему просто нужно, чтобы эта молодежь не пыталась свергнуть власть ХАМАСа в Газе и не препятствовала ее распространению на Западный берег.

К ХАМАСу необходимо относиться, как к политическому партнеру, но ни в коем случае нельзя укреплять позиции исламистов за счет ослабления ПА. Политическое урегулирование должно быть достигнуто при участии ФАТХа и ХАМАСа, и только так можно будет воплотить принцип "два государства для двух народов". Катар, заинтересованный в установлении власти исламистов, не может быть спонсором этого процесса.

Ронит Мазран, "ХаАрец", Б.Е. На снимке: Азми Бшара. Фото: Эяль Варшавский

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend