Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Depositphotos.com
    Фото: Depositphotos.com

    Нужен ли Украине закон против юдофобии?

    Верховная рада приняла закон №5109 «О предотвращении и противодействии антисемитизму в Украине». Документ во втором чтении поддержали 283 народных депутата из 450. Против выступили фракции «Европейская солидарность» Петра Порошенко и «Голос» – фракция, созданная на основе партии фронтмена группы «Океан Эльзы» Святослава Вакарчука.


    Антисемитизм – абсолютное зло. Следовательно, предотвращение и противодействие абсолютному злу является делом исключительно благим, а против могут быть только сторонники зла, то есть антисемиты. Но «Европейская солидарность» и «Голос» – фракции европейского выбора, праволиберальной направленности, и в антисемитизме они не замечены.

    Депутаты от «Европейской солидарности» Владимир Вятрович и Ирина Геращенко и депутат от «Голоса» Соломия Бобровская от имени своих фракций объясняют неприятие закона тем, что он позволит России использовать тему антисемитизма в пропаганде против Украины. Аргумент, прямо скажем, так себе, поскольку путинская Россия в своей информационной войне с Украиной не нуждается ни в каких дополнительных поводах, кроме главного – самого факта существования независимой Украины, отдельно от России.

    Сомнения в целесообразности принятия этого закона в сегодняшней Украине лежат в совершенно иной сфере. Любой закон является ответом на социальный вызов и принимается тогда, когда существует достаточно острая проблема, которую надо этим законом урегулировать.


    Существует ли в Украине антисемитизм как проблема?

    Не так давно президент Украины Владимир Зеленский сказал, что уровень антисемитизма в Украине один из самых низких среди стран Европы. В интервью изданию The Times of Israel он заявил:

    «У нас есть статистическая информация, которая будет очень интересна для Израиля. В 2018 году был опубликован опрос Pew Research Center, в котором оценивался уровень антисемитизма в Европе. И самый низкий уровень антисемитизма был в Украине».

    В подтверждение этому Зеленский напомнил, что и сам он имеет еврейское происхождение, что не помешало украинцам избрать его главой государства:

    «У меня еврейская кровь. И я президент. И никого это не волнует, не так ли? Никому нет дела. Никто не спрашивает меня об этом».

    Действительно, несколько странно говорить о высоком уровне антисемитизма в стране, где еврея избирают президентом почти тремя четвертями голосов (73,22 процента), а одним из главных спикеров одной из основных оппозиционных партий является человек по фамилии Рабинович.


    По сути, главным и, пожалуй, единственным основанием для обвинений Украины в антисемитизме является политика в сфере восстановления и сохранения национальной памяти, которую проводит, в частности, Украинский институт национальной памяти (УИНП). По мнению ряда историков и еврейских общин, УИНП занимается героизацией Организации украинских националистов (ОУН), Украинской повстанческой армии (УПА) и ее лидеров, пытается стереть те страницы истории, которые связаны с антисемитизмом и преступлениями на этой почве, совершенными членами или лидерами этих организаций.

    Чествования лидеров украинских националистов Бандеры, Шухевича и других воспринимают в Израиле и ряде европейских стран как вызывающее проявление антисемитизма, а отсутствие запретов на эти чествования выглядит антисемитизмом на государственном уровне и приводит к дипломатическим демаршам.

    Один из многих примеров этого года: городской совет Тернополя 5 марта 2021 года принял решение присвоить местному стадиону имя Романа Шухевича, на что немедленно отреагировал посол Израиля в Украине Джоэль Лион:


    «Мы решительно осуждаем решение Тернопольского городского совета присвоить городскому стадиону имя печально известного гауптмана SS Schutzmannschaft 201 (201-го батальона вспомогательной полиции) Романа Шухевича и требуем немедленной отмены этого решения».

    Тут, правда, надо сделать паузу и расставить точки над «и». Общественное сознание и та его часть, которую именуют «национальной памятью», зачастую не подвластны железным правилам логики. И чествование, например, Степана Бандеры, который для части граждан Украины стал символом борьбы за свободу и независимость, не означает, что эта часть граждан разделяет все его взгляды.

    Это довольно распространенная особенность общественного сознания. Александр Солженицын был и в значительной мере остается кумиром российской либеральной интеллигенции, хотя его антисемитизм можно было при желании разглядеть еще до написания им откровенно юдофобского труда «Двести лет вместе». При этом подавляющее большинство поклонников Солженицына сами никаким антисемитизмом не страдают, а Солженицына чтут как выдающегося борца с советским деспотизмом. Они предпочитают не замечать его юдофобии, делать вид, что «ее нет», или считать ее «мелким недостатком» великого человека, небольшим прыщиком на его благородном челе.

    То есть какая-то часть поклонников Бандеры, скорее всего – большинство, точно так же воспринимают мифологизированный облик своего кумира, считая, что юдофобию ему приписывают враги Украины. Тем более что для реальных врагов Украины в российской власти и в российском телевизоре Бандера и Шухевич – любимые антигерои, которых они используют, чтобы обосновать российскую агрессию, представить ее актом спасения мира от «нацистов», захвативших власть в Украине.

    При подготовке этого текста я опросил полтора десятка своих знакомых из числа граждан Украины. Половина из них – евреи, хорошо знающие настроения в еврейских общинах на местах. Ни один из них не считает проблему антисемитизма актуальной для своей страны…

    Нужны ли отдельные законы против цыганофобии, полонофобии и других?

    Запрет на законодательном уровне распространения всяких гадостей и лжи про евреев, а также умышленное повреждение или разрушение зданий, принадлежащих евреям, вызывает вполне закономерные вопросы. Означает ли такой отдельный запрет, что евреи становятся «особо охраняемой группой граждан»? Это было бы оправдано в случае разгула в Украине антисемитизма, а поскольку никакого разгула нет, то такой эксклюзивный запрет выглядит излишеством, к тому же – раздражающим, способным даже спровоцировать некоторый рост бытового антисемитизма.

    Поскольку доля людей в Украине, негативно относящихся к евреям, судя по всему, не слишком отличается от тех, кто неприязненно относится к цыганам, полякам, венграм или каким-либо другим народам, невозможно избежать вопроса: а почему в этом случае не принимаются отдельные законы противодействия цыганофобии, полонофобии и прочим фобиям такого рода?

    Абсурдность подобного законотворчества очевидна в том числе и потому, что есть риск разжечь межнациональные конфликты на ровном месте, обсуждая, какие народы нуждаются в законодательной охране, а какие могут и так обойтись.

    Отдельная тема – отрицание Катастрофы, за что предусмотрено уголовное наказание не только в Германии, Австрии и Венгрии, входивших во время войны в гитлеровский блок, но и в ряде других стран, таких как Франция, Бельгия, Португалия, Люксембург и др.

    Вопрос о том, следует ли считать отрицание Катастрофы уголовным преступлением и злоупотреблением свободой слова, обсуждали на специальных слушаниях в Европарламенте в 2006 году. В итоге принятый в апреле 2007 года европейский закон признает разжигание национальной и расовой розни преступлением во всех 27 странах ЕС, но не включает отрицание Катастрофы.

    Есть основания полагать, что украинский закон о противодействии юдофобии выполняет главным образом функции послания, направленного украинской властью неким собеседникам внутри страны и за ее пределами, а не способом урегулировать острые проблемы в украинском обществе.

    Игорь Яковенко, «Детали». √ Фото: Depositphotos.com

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend