Главный » Общество » Тихие преступления в израильских университетах

Тихие преступления в израильских университетах

«С Нурит» – это книга историка Биньямина-Зеэва Кейдара, в которой он рассказывает о самой большой любви в своей жизни. Философ Юваль-Ной Харари, ученик Кейдара, был потрясен, прочитав о цене, которую жена профессора Кейдара была вынуждена заплатить в борьбе за свое место, и о нормах, принятых в израильских академических кругах.

Профессор Биньямин-Зеэв Кейдар – историк, ломающий границы. Но его последняя книга «С Нурит: историк исследует любовь своей жизни» разрушает больше границ, чем все его предыдущие исследования. Хотя многие книги и статьи, написанные им в прошлом, преступали границы в некоторых академических областях, книга «С Нурит» имеет дело с гораздо более драматичным нарушением границ. Она опирается на инструменты, использованные в исторических исследованиях, чтобы рассказать историю отношений Кейдара с его женой, профессором Нурит Кнаан-Кейдар, которая умерла в 2015 году в возрасте 77 лет.

Чтобы рассказать эту историю, «как это было на самом деле», Бени даже вошел в их общую спальню, на смертное ложе Нурит и на «минное поле» сексуальных домогательств в академическом мире Израиля.

Мне тоже трудно сохранять границу между мной и книгой, потому что большая часть истории происходила в моем академическом доме – Еврейском университете – и ее героями стали поколения моих «академических родителей и дедов». Бени Кейдар, который был председателем Управления древностей Израиля и вице-президентом Национальной академии наук, был также моим учителем, научным руководителем моей диссертации и моим университетским наставником на протяжении многих лет. Преступив академические границы, Бени инициировал преподавание вводного курса по всемирной истории в Еврейском университете. Благодаря ему, я пошел на этот курс, из которого в конечном итоге родилась моя книга «Краткая история человечества».

В центре нынешней книги Бени, которая была возвращена на прошлой неделе в книжные магазины после удаления с полок по просьбе двух сыновей Нурит, испугавшихся ущерба ее чести, находится история любви, сочетающая в себе сексуальное желание, бурю эмоций и приключенческое интеллектуальное путешествие. Дух и материя играют в этой истории равную роль: Бени и Нурит были не только любовниками, но также источником вдохновения друг для друга. Насколько бы Бени не был историком, «ломающим границы», в конце концов, Нурит взяла верх. Она не могла идти существующим путем, потому что такого пути не было. Как она сама объяснила в автобиографическом вступлении к своей книге «Женщина и ее образы в средневековом искусстве», ей пришлось бороться за право на профессиональную и интеллектуальную жизнь. В Базельском университете, где она защитила докторскую диссертацию в начале 1960-х годов, она была единственным преподавателем-женщиной.

«На самом деле, – пишет Нурит, – никто не думал, что нам нужно жить полноценной духовной и профессиональной жизнью... Нас, образованных женщин, ждала другая жизнь: мы должны были стать женами и матерями сразу после окончания школы». Нурит пишет о себе и других женщинах в таком же положении: «Мы столкнулись с выражением снисходительности, насмешек, пренебрежения, демонстративного презрения в профессиональном мире, когда у нас еще не было сложных инструментов, чтобы понять мужской мир, в котором мы сражались».

Борьба Нурит включала противостояние мужским стереотипам, которые включали образы «ведьмы, проститутки, истерички с неуравновешенной психикой». Нурит сравнивает свою борьбу с «тяжелым ботинком, который я каждое утро надевала на ногу, изувеченную болезненными ранами, и так продолжала свой путь».

В книге есть много других тем, но с самого начала и до последних страниц борьба Нурит за свое место в академическом мире стала главной осью.

Она была принята за свой талант

Нурит появляется в книге как героиня культуры, представляющая поколение женщин, борющихся за свое место в академическом мире, где дискриминация, сексуальные домогательства и сексуальная эксплуатация были обычным явлением.

Бени посвятил много страниц профессору Йошуа Прауэру (1917-1990). Он основал исследовательский отдел крестоносцев в израильской академии, был деканом гуманитарного факультета Еврейского университета и, по словам Бени, «одним из самых выдающихся людей в местной академической среде». Бени также описывает его, как сластолюбца и нарушителя спокойствия. Важно отметить, что все нижеследующее основано на словах Бени и Нурит, без версии Прауэра и других заинтересованных сторон. Бени рассказывает, что в 1960 году Нурит приехала в Израиль, когда училась в Базельском университете, чтобы написать исследование о статуях крестоносцев в Нацрат-Илите.

«Эта работа, – объясняет Бени, – была важным этапом ее учебы, потому что ее одобрение было условием для получения ею докторской степени, поэтому она решила сделать все, чтобы работа получила одобрение. Она знала, что Прауэр был экспертом по эпохе крестоносцев, поэтому позвонила ему и попросила о помощи. Прауэр предложил поехать вместе в Нацрат-Илит, чтобы увидеть статуи, и после этого пригласил ее в гостиничный номер в Хайфе. Это был первый раз, когда она была с мужчиной, который не был ее мужем... Следующим летом она приехала в Париж, чтобы посоветоваться с ним о своей продолжающейся работе, связанной с этими скульптурами, когда Габи [ее первый муж, врач Габи Кнаан] ждал снаружи на улице. Прауэр попытался уложить ее на кровать, но она оттолкнула его и выбежала из номера. Позже он извинился за это нападение».

В 1967 году, после получения докторской степени в Базеле и преподавания в Еврейском университете, Нурит представила свою кандидатуру на штатную должность в университете. Комитет, который обсуждал эту просьбу, высказался в ее пользу, но затем в комитет неожиданно добавили профессора Прауэра, который посетил один из классов Нурит, написал убийственную критику в ее адрес и отклонил просьбу. Через год прошение было подано снова. На этот раз Прауэр поддержал его – и Нурит получила долгожданное назначение. Интересно, что случилось между этими двумя датами, спрашивает Бени.

За несколько дней до своей смерти Нурит предложила Бени с озорной улыбкой: «Принеси бумагу, составим списки твоих любовниц и моих любовников». Бени говорит, что они составляли списки в хорошем настроении. Затем он спросил: «Скажи, сколько раз ты на самом деле спала с Прауэром?» Шутка была внезапно прервана. Нурит замолчала... Бени пишет: «После долгих минут молчания я услышал, как она сказала то, чего не говорила ни разу за все годы нашего знакомства. Она сказала: «Я сдалась». Нурит считала, что заняла место в университете ценой капитуляции, что, вероятно, является самым шокирующим моментом в книге.

Вскоре ее приняли на работу на полставки в тель-авивский университет. В конце своей жизни она нашла письмо о приеме от 1969 года и прочитала его снова своей семье и случайным гостям. Это было короткое сухое письмо, в котором ректор тель-авивского университета написал: «Для меня большая честь пригласить вас присоединиться к преподавательскому составу факультета гуманитарных наук». Когда Бени удивился, почему для нее так важно это рутинное письмо, Нурит объяснила: «Ты не понимаешь: это был единственный раз в моей жизни, когда кто-то пригласил меня присоединиться к преподавательскому составу!» Снова и снова она произносила слова «для меня большая честь пригласить вас присоединиться», как будто они были редким деликатесом. Нурит считала, что, в отличие от Иерусалима, в Тель-Авиве ее «приняли благодаря ее таланту». В 1975 году Нурит покинула Еврейский университет и переехала на постоянную работу в Тель-Авив, где становилась все сильнее и сильнее. Она была одним из основателей факультета истории искусств, а в итоге стала заведующей кафедрой и деканом факультета искусств в тель-авивском университете.

Все знали и молчали

Как мы уже говорили, мы не знаем, какова версия этих событий у самого Прауэра, а Бени предлагает ряд различных интерпретаций, некоторые из которых более благосклонны к Прауэру, некоторые – менее. В то же время он ясно дает понять, что «мне было хорошо известно о том интересе к подходящим женщинам, который захватил жизнь Прауэра», и многие другие это знали – как часто случается в армиях, церквях и тайных обществах, ревностно хранящих секреты своих соратников. «Это был вопрос, который мне задавали немало людей в университете, – писал Бени. – Конечно, у меня тоже были истории, например, во время перерыва в концерте я начал беседу со студенткой и ее парнем, затем попросил парня купить пачку сигарет, и, оставшись наедине со студенткой, сделал ей однозначное предложение». На протяжении всей книги Бени описал несколько подобных инцидентов.

Когда пришло время написать статью в «Юбилейной книге», опубликованной в честь Прауэра в 1982 году, Бени решил посвятить ее Аркалиусу, последнему латинскому патриарху иерусалимского королевства, который был бабником, и сам Прауэр писал, что он «был печально известен своим развратом». В своей статье Бени писал, что поведение патриарха, который забрал жену купца из Шхема, было «не таким уж необычным для того времени», и в целом предупреждал о моральном анахронизме, говоря, что «современные историки иногда спешат надеть на себя плащ праведности и осуждать, согласно стереотипным взглядам, людей других поколений, которые действовали по изменчивым правилам». Бени добавляет, что «по крайней мере, один человек сразу понял ужасающую связь между этой статьей и тягой Прауэра к женщинам» – Гершон Шакед, исследователь еврейской литературы. Он сразу сказал мне: «В этой статье вы имели в виду самого Прауэра».

То есть все знали, и все молчали. Когда Бени включил этот анекдот в книгу «С Нурит», то намеревался написать о себе, и, говоря о «людях других поколений, которые действовали по изменчивым правилам», он предположил, что то, что мы назвали бы сексуальными домогательствами, не было таковым в другом поколении, действующем по другим правилам.

Один из самых трудных вопросов, поднятых в книге – это насколько Бени защищал Прауэра, ведь Прауэр играл ключевую роль не только в жизни Нурит, но и в жизни Бени. Прауэр был не просто еще одним иерусалимским патриархом. В течение многих лет он был также покровителем Бени, его научным партнером и близким другом. Много раз Бени и Нурит приходили на ужин в дом Йошуа и Адасы Прауэр. «Когда мы шли на эти ужины, Нурит все время злилась, но когда мы входили в дом Прауэров, она обнимала и целовала хозяев дома», – пишет Бени.

Профессор Нурит Кнаан-Кейдар была отличным исследователем, ее любили студенты, она опубликовала много революционных статей и книг, и сыграла ключевую роль в академических кругах. Но в течение многих лет ее преследовало чувство «капитуляции». Любой, кто не был в ее состоянии, не сумел бы представить, что она чувствовала, когда ей приходилось скрывать свой гнев и быть вежливой на ужине в доме уважаемого профессора, который был покровителем ее мужа.

Последнее слово

Что на самом деле произошло в Еврейском университете в 1960-х годах? Бени подробно описывает события, но не комментирует их. Думает ли он, что это были сексуальные домогательства и злоупотребление властью? Считает ли, что «правила все еще изменчивы»? Многие жертвы сексуальной эксплуатации по-прежнему испытывают чувство вины, отвращения и растерянности – что же на самом деле произошло? Кто был виноват? На протяжении всей книги Бени воздержался от ответа.

И теперь этот вопрос переходит ко мне, когда я пишу рецензию на книгу, которую мой «академический отец» написал о моем «академическом деде». Оглянувшись, я вижу за спиной два тома «Истории королевства крестоносцев на Земле Израиля» Йошуа Прауэра, стоящих на почетном месте, на полке книг о Средних веках в моем кабинете. Я провел много прекрасных часов с этими двумя томами: блестящее историческое исследование, которое я впервые прочитал в детстве и которое вызвало у меня интерес к средневековой истории.

Что же написать об этом деле? Я нахожусь в ловушке необходимости защищать покровителя, академическую династию, университет, и в то же время – доброе имя людей, которые скончались и не могут защитить себя, и защищать тех, кто еще жив. Откуда мне знать, что произошло на самом деле?

«Летом 2015 года, - пишет Бени, - СМИ были заполнены новостями и дискуссиями о сексуальных домогательствах путем использования властных полномочий, а про один из этих случаев Нурит сердито сказала: «Если бы эти законы существовали во времена Прауэра, у него были бы большие неприятности».

С 1960-х годов в Еврейском университете многое изменилось, в основном из-за борьбы студенток и преподавателей, таких как Нурит. По совпадению, за несколько дней до того, как я начал читать «С Нурит», я познакомился с новым исследованием Еврейского университета о сексуальных домогательствах на рабочем месте. Это – отличный курс, который рекомендуется всем, а не только преподавателям и студентам Еврейского университета. Судя по этому исследованию, то, что Бени описывает в своей книге, было классическим случаем сексуального домогательства с использованием властных полномочий.

Есть границы, которые можно и нужно нарушать. Среди прочего, необходимо избавиться от завесы молчания вокруг явления сексуальных домогательств в академическом мире. В 1960-х годах в Израиле, возможно, не было достаточно четких законов о сексуальных домогательствах и злоупотреблении властью, но это никоим образом не оправдывает тех, кто был у власти, эксплуатируя более слабых, даже если законы это разрешали. Мораль не зависит от законов. Ведь когда-то законы разрешали исключать евреев из университета и сжигать женщин, обвиняемых в колдовстве.

Юваль-Ной Харари, «ХаАрец», Л.К.

На фото: Нурит Кнаан-Кейдар. Фото: Даниэль Чечик.


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Президент Франции Эммануэль Макрон на саммите Евросоюза заблокировал переговоры по вступлению Албани ...

Парламент Великобритании проведет заседание в субботу впервые за 37 лет, в ходе которого решится суд ...

Расследование Госдепартамента по «делу электронных писем Хиллари Клинтон» не обнаружило преднамеренн ...

Украинец потерял чемпионский пояс WBC. Теперь у россиянина два титула — IBF и WBC. ...

Отец, который годами насиловал свою дочь, приговорен к 33 годам тюрьмы. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend