Sunday 28.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Pixabay
    Фото: Pixabay

    Новый сериал на Netflix заставил Турцию заговорить о евреях

    На стриминговой платформе Netflix вышел новый турецкий сериал о жизни еврейской общины Стамбула. Он может не только стать телевизионным хитом, но и поставить перед турецким обществом важные вопросы об истории меньшинств в этой стране.


    «Клуб» – турецкая драма о сефардской семье в Стамбуле 1950-х годов. В отличие от многих других популярных турецких фильмов и сериалов, большая часть героев здесь – немусульмане, чей родной язык не является турецким, и это настоящее новаторство в изображении прошлого страны. 

    В начале 20-го века, незадолго до распада Османской империи, чуть более половины из 864 000 жителей Стамбула были немусульманами. После Первой мировой войны и провозглашения Турецкой Республики в 1923 году это соотношение изменилось в сторону преобладания мусульман. К 1950-м годам в городе еще оставалось значительное греческое и еврейское меньшинство, но дискриминационная политика все больше сокращала общее количество немусульманского населения.

    Первый эпизод «Клуба» (тур. Kulüp), который дебютировал на Netflix 5 ноября, начинается с еврейской субботней молитвы и заканчивается песней на ладино – историческом языке сефардского еврейства, представляющем собой смесь средневекового испанского, иврита и арамейского, а также турецкого, греческого, арабского и других языков. Дальше сериал погружается все глубже, вплетая в свой сюжет тонкости соблюдения еврейских обрядов и вечную борьбу между ощущением себя меньшинством и ассимиляцией в стране.


    От обсуждения правил шаббата, традиции целовать мезузу, входя в комнату, до сцен, снятых в турецких синагогах, многие турецкие евреи сочли сериал откровением – особенно учитывая тот факт, что в местных сериалах еврейские персонажи обычно сводятся к стереотипам. Эли Халигуа, редактор турецкого еврейского новостного издания Avlaremoz, говорит в интервью Еврейскому телеграфному агентству, что многие из 15 тысяч живущих сейчас в Турции евреев были рады узнать себя в героях – но сериал смотрят не только евреи, он стал популярным среди широких слоев турецкого общества.

    «Одна из главных вещей, которая очень понравилась людям, это то, что еврейские персонажи не были показаны злодеями или как какие-то ростовщики, – сказал Халигуа. – Это один из первых случаев, когда все меньшинства и немусульманские народы были представлены не как враги, а как жертвы политики туркизации». 

    «Я считаю, что для многих зрителей «Клуб» послужит введением в историю и культуру турецких евреев», – говорит Кенан Круз Чилли, аспирант и исследователь еврейской общины Турции, в интервью Middle East Eye.

    Действие фильма происходит в стамбульском районе Галата, в просторечии называемом Кула, который вызывает у турецких евреев сильное чувство ностальгии. Сегодня благодаря одноименной башне это одна из важнейших туристических достопримечательностей Стамбула, но в эпоху, в которую происходит действие сериала, в этом районе проживала большая и сплоченная еврейская община, а на извилистых улочках и переулках можно было услышать ладино с такой же вероятностью, как греческий или турецкий язык.

    Сюжет сериала разворачивается в 1950-х годах и рассказывает о Матильде (в исполнении Гёкче Бахадир), еврейке сефардского происхождения, только что освободившейся из тюрьмы, ее дочери Рашель (ее играет Асуде Калыбек) и других работниках ночного клуба, где Матильда начинает работать.

    Шестисерийная драма – не первый опыт работы режиссера Зейнеп Гюнай Тан с еврейской аудиторией. Один из ее прошлых проектов, «Стамбульская невеста», смотрели и в Израиле.


    В сериале затрагивается еще одно табу турецкой истории: действие сериала происходит после введения печально известного налога на богатство 1940-х годов и Стамбульского погрома 1955 года.

    В 1942 году, опасаясь надвигающегося нацистского вторжения, Турецкая Республика ввела налог на богатство, который якобы был направлен на сбор средств для обороны страны. Однако, по мнению академика Айхана Актара, автора книги «Налог на богатство и политика туркизации», основной причиной введения этого налога была национализация турецкой экономики и уменьшение влияния меньшинств, то есть греческих, армянских и еврейских граждан.

    Если мусульмане облагались налогом в размере менее 5 процентов от стоимости их недвижимого имущества, то для евреев и греков ставки превышали 100 процентов. Армяне пострадали больше всех – для них ставки были больше 200 процентов. Для многих это превышало все их состояние, и тех, кто не мог заплатить в течение 15 дней, отправляли в трудовые лагеря вблизи города Ашкале в восточной Турции. Там трудились не менее тысячи человек, а десятки в итоге были забиты до смерти.


    «Налог на богатство является основной причиной миграции большинства еврейского населения Турции в Израиль, – говорит Озгюр Каймак, лектор и исследовательница этнических и религиозных меньшинств в Турции. – Интервью, которые я проводила с людьми, пострадавшими в этот период, показали, что этот налог оставил глубокую рану как в индивидуальной, так и в коллективной памяти немусульманских общин Турции».

    Хотя впоследствии эта политика была отменена под давлением международного сообщества, она оказала долгосрочное влияние на турецкие меньшинства, ускорив отток турецких евреев.

    Почти половина еврейского населения Турции покинула страну в период с 1948 по 1951 год, после создания государства Израиль. Стамбульский погром 1955 года, который был направлен в основном против греческого населения, но затронул также евреев и армян, тоже побудил тысячи людей эмигрировать.

    Эта история известна большинству турецких евреев, но не за пределами общины, поскольку эта тема была практически запретной в турецком общественном дискурсе на протяжении почти восьми десятилетий.

    «Люди понятия не имели о том, что такое налог на богатство, – говорит Бетси Пенсо, еврейка стамбульского происхождения и журналистка турецкого еврейского издания Avlaremoz, которая сейчас живет в Израиле. – Мы пытаемся объяснить это нашим друзьям, но даже они не понимают, потому что этому не учат в школах».

    Исследователь Озгюр Каймак объясняет, что, несмотря на богатую историю еврейской общины в Турции, только из этого сериала многие турки впервые услышали такие слова, как «шаббат», «ладино», «Пурим». 

    Она добавляет, что даже простой поиск в Google по темам, затронутым в шоу, может оказать положительное влияние на турецкое общество. Уже есть свидетельства того, что это происходит: в социальных сетях все чаще говорят об историческом обращении с религиозными меньшинствами, а в Google увеличилось количество поисковых запросов на такие слова, как «сефарды» и «налог на богатство».

    «Популярная культура может быть отличным стимулятором политических перемен, – говорит Кенан Круз Килли. – Можно надеяться, что дискуссии о дискриминационном характере налога на богатство, а также о его глубинных последствиях будут продолжаться как на гражданском, так и на политическом уровнях».

    Александра Аппельберг, «Детали». Фото: Pixabay

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend