Главный » Общество » Новый израильский триллер «Тегеран» попал в яблочко

Новый израильский триллер «Тегеран» попал в яблочко

В конце июня и в начале июля этого года информационные агентства всего мира сообщили о серии загадочных взрывов, которые произошли один за другим на иранских стратегических объектах. Одна из версий связала эти взрывы с кибератакой или непосредственно воздушным ударом, нанесенным либо американцами, либо израильтянами, а может быть, и теми, и другими вместе.

По странному стечению обстоятельств почти в те же дни, начиная с 22 июня, по 11 каналу израильского телевидения начался показ нового шпионского телесериала «Тегеран»: его героиня Тамар Рабиньян (в исполнении актрисы Нив Султан), агент «Моссада», отправляется в иранскую столицу с секретной миссией – отключить один из ядерных реакторов, чтобы израильские ВВС смогли беспрепятственно нанести по нему сокрушительный удар.

Вряд ли два этих события взаимосвязаны, однако нельзя не признать, что взрывы в Тегеране, похоже, только подогрели интерес к фильму «Тегеран», сыграв роль удачной рекламы.

Добавьте к этому тот факт, что «Тегеран» купила американская телекомпания Apple TV +; сумма сделки не разглашается, но по неподтвержденным слухам она составляет примерно полтора миллиона долларов за серию. Кроме того, Apple TV взяла на себя обязательство финансировать второй и третий сезоны – большое достижение для израильских кинематографистов. Удачной сделке способствовали продюсер Алан Аранья, израильтянин, проработавший двадцать лет в Лос-Анджелесе, а также Джулиан Леру, канадский продюсер и вице-президент медиапроизводственной компании Cineflix.

За столь грандиозным успехом прежде всего стоит 55-летний Моше Зондер, бывший репортер, один из лучших израильских сценаристов, имеющий в активе еще один нашумевший сериал – «Фауда», где его соавторами выступили арабист Ави Иссахаров и сценарист Лиор Раз.

Достойный результат достигается слаженностью съемочной группы, куда вошли режиссер Даниэль Сыркин, а также соавторы сценария Маор Коэн, Дана Эден и Омри Шенхар. Более пяти лет эта группа вместе с режиссером работала над проектом, погрузившись в иранскую тему. Они беседовали с учеными-иранистами, общались с экспертами, в том числе, специалистами по кибербезопасности из «Моссада», встречались с беженцами из Ирана, чтобы воссоздать точную картину иранской столицы и царящую там атмосферу (сцены в Тегеране снимались в Афинах, и вместе с израильскими актерами на площадке были иранцы-жители греческой столицы).

«Зондер признается, что одна из целей, которую ставила перед собой съемочная группа, заключалась в противодействии негативному образу Ирана, как страны, которая только и думает, как уничтожить Израиль. Зондер отличается необычайной способностью расщеплять истину на части, чтобы их можно было рассмотреть пристально и внимательно через мощную призму», — написал в «ХаАрец» Итай Штерн.

По словам Зондера, израильский фильм показывает Иран так, как его не показывал ни один западный сериал: «Иран — прекрасная страна, и у молодежи Тегерана есть свои места, свой андеграунд с обилием секса, наркотиков и рок-н-ролла, – утверждает Зондер. — В Тегеране действует развитое ЛГБТ-сообщество, и на демонстрациях протеста можно увидеть развивающиеся радужные флаги. Но при всем при этом Иран — не рай. Им управляет режим аятолл — грозный и репрессивный».

Телерадиокорпорация «Кан», которая транслирует сериал, выбрала странный слоган для раскрутки – «Тегеран здесь». Как подчеркивает Зондер, между двумя странами, Израилем и Ираном, в последнее время все больше сходства, если иметь в виду укрепляющийся консерватизм, размывание понятия «права человека», подстрекательство и глубинные  разногласия, растущее насилие и ненависть, разъедающие нашу социальную структуру. Меня беспокоит накал буквально патологической ненависти, когда речь идет о выживании израильского общества. Характеризующие его трещины и социально-экономические разрывы намного опаснее, чем иранская бомба».

Ключевой фигурой нового сериала выступает женщина, и это не случайно, это – политический выбор Зондера: женщина, борющаяся за свое место в патриархальном мире.

«Она репатриировалась в Израиль из Ирана и возвращается туда – в самое опасное место в мире. Но, с другой стороны, — рассказывает Зондер, — это место, где прошло ее детство, о котором она тоскует. Тамар — лучший хакер на Западе, когда дело доходит до взлома иранских кибербарьеров, но она довольно неопытный агент, оказавшийся в логове хищника, и вряд ли может взять на себя ответственность за последствия бомбардировки иранского ядерного реактора. Она должна была отправиться в Тегеран на сутки, взломать систему и скрыться. Директор «Моссада» и командующий ВВС Израиля должны были обеспечить ее отход, но они облажались, и Тамар оказалась лицом к лицу с мусульманским шиитским миром, чтобы исправить ошибку, допущенную ее коллегами».

Как считает Зондер, сериалы, создаваемые его группой, могут в какой-то степени изменить реальность, повлиять на общественное сознание. Как стало с «Фаудой», когда после ее показа в Израиле возросла популярность изучения арабского языка, и многие, даже радикально настроенные, израильтяне изменили свое отношение к арабскому обществу.

«Я не обманываю себя, но, возможно, «Тегеран» сделает что-то для того, чтобы внести какую-то ясность в неразбериху, царящую в отношениях израильтян и иранцев», — заключает Моше Зондер.

Марк Котлярский, по материалам газеты «ХаАрец». На фото: Тегеран. Фото: II_Wikimedia_Commons˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend