Главный » Запад » «Еврейский жупел», как фактор мировой политики
Фото: Jorge Silva, Reuters

«Еврейский жупел», как фактор мировой политики

В Венгрии это - «Сорос». В Австрии - «Зильберштейн», но это один и тот же персонаж: неуловимый еврей, стоящий во главе страшного всемирного заговора. К этим играм ультраправых присоединился умеренный канцлер Австрии.

Под причитания о своей несчастной доле, восхваление себя любимого и рассуждения о злокозненных заговорщиках, лидер ультраправой Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе ушел в отставку с поста вице-канцлера Австрии. Можно было бы ожидать, что министр, пойманный на том, что предлагал правительственные контракты женщине, которая выдавала себя за племянницу российского олигарха в обмен на финансовую поддержку его партии, мог продемонстрировать некоторое смирение.

«Слухи о грязных кампаниях и спецслужбах, финансируемых из-за рубежа, давно витают в воздухе, - заявил Штрахе. - За последние три года на меня были вылиты потоки клеветы и лживых измышлений, но то, что было подстроено [на Ибице], находится на совершенно ином уровне».

По его словам, речь идет о кампании дезинформации, о запланированном политическом убийстве, заказной работе, нарушении уголовного законодательства по целому ряду статей. В паутине заговора, которую на глазах публики сплетал Штрахе, вновь и вновь всплывало имя: Таль Зильберштейн.

В 2017 году Зильберштейн, израильский политтехнолог, бывший в 1999 году одной из ключевых фигур победной кампании Эхуда Барака, выступил в качестве советника австрийской социал-демократической партии. В августе того же года израильская полиция задержала Зильберштейна по обвинению в коррупции и отмывании денег, и социал-демократы поспешили разорвать с ним связи.

Месяц спустя австрийские СМИ сообщили, что Зильберштейн стоял за созданием поддельных страниц в "Фэйсбуке", целью которых было запятнать Курца и его сторонников, и выставить их расистами, антисемитами и распространителями теорий заговоров.

Имя Зильберштейна стало нарицательным для грязных кампаний, но на этом дело не закончилось – вскоре у него появились антисемитские оттенки, причем не только в кругах ультраправых.

Петер Пильц, кандидат от альтернативный левой партии, сказал, что его «главная цель в политике - очистить Австрию от зильберштейнов». А под конец и Курц сказал, что выборы – это «референдум, на котором мы решаем, хотим ли мы иметь в Австрии зильберштейнов».

Представители еврейской общины – члены его Народной партии, предупредили Курца, что подобные высказывания, даже сделанные походя, недопустимы и опасны, на что он ответил, что не подумал о возможных последствиях.

Прошло два года, но образ Зильберштейна, раздутый вне всякой меры, по-прежнему присутствует в политической жизни Австрии. Чтобы дать понять, каковы масштабы совершенного против него преступления, Штрахе помянул Зильберштейна. «Это была непревзойденная по коварству и злобе кампания грязной дезинформации в стиле «зильберштейн», - сказал он. Генеральный секретарь Партии свободы Кристиан Хафенекер тоже атаковал «грязные методы Зильберштейна», с помощью которых была сделана компрометирующая видеозапись.

Такое естественно ожидать от ультраправых, но то, что Курц, который выставлял себя произраильским политиком и противником антисемитизма, вновь помянул имя Зильберштейна, стало особенно тревожным симптомом.

«Не исключено, - сказал он в интервью немецкому таблоиду Bild, - что за компрометирующим видео стоял Зильберштейн. Если говорить о том, как была получена видеозапись, это очень напоминает мне Таля Зильберштейна, который применял подобные методы во всем мире».

Австро-израильский романист Дорон Рабинович справедливо предупредил Курца, что не стоит играть в «безответственную игру» с антисемитскими стереотипами.

На данном этапе нет никаких оснований предполагать, что Зильберштейн хоть как-то связан с видеозаписью, сделанной на Ибице, и сам он отрицал свою причастность к этому скандалу. Точно так же он не имел никакого отношения к тому, что  социал-демократы противились введению 12-часовой рабочей недели или строительству новой мечети в Вене. Но это не помешало Партии свободы и тогда пустить в оборот его имя.

Постоянное упоминание имени Зильберштейна говорит о том, что что-то прогнило в самой основе политической культуры Австрии.

Этот культ, сравнимый лишь с культом ненависти к Соросу, процветающему в Венгрии и исходящему от премьер-министра Виктора Орбана, свидетельствует о том, какой силой обладает по отношению к ультраправым европейским политикам неумирающий миф о вездесущем и всесильном еврее.

Во время выборов 2017 года в Австрии нередко случалось, что на предвыборных плакатах социал-демократической партии кто-то писал имя Сороса, но, в отличие от последнего, спроса на имя Зильберштейна за пределами Австрии нет. Тем не менее, ясно, что Сорос и Зильберштейн играют в извращенном сознании ультраправых одну и ту же роль: роль неуловимого еврея, еврея-призрака, который стоит в центре гигантского темного заговора.

В 2018 году бывший глава фракции Партии свободы Иоганн Гуденус тоже опозорил свое имя, обвинив Сороса в том, что он стоит за «волнами миграции», достигшими Европы в 2015 году и позже. Не кто иной, как Курц, выступил в защиту Сороса и встретился с ним в Вене, чтобы обсудить возможность переезда Центрально-Европейского университета из Будапешта.

Курц поминает Зильберштейна не потому, что он антисемит - вовсе нет. Возможно, он обращается к его имени потому, что просто не осознает, какую силу могут иметь его слова, но не исключено и другое - ультраправые сделали этот прием допустимым и даже выгодным.

Таким образом, миф о Зильберштейне прежде всего показывает, что наследие ультраправых экстремистов не обязательно получит законодательную форму - оно может быть и риторическим; политика, которую они продвигают, может не сработать, но введенные ими в общественную дискуссию теории заговора и выбор определенных лиц на роль козлов отпущения сделает свое дело.

Следующее правительство сможет, если оно того пожелает, исправить ущерб, нанесенный Партией свободы австрийской конституции и условиям жизни мигрантов, соискателей убежища, и других уязвимых групп населения. Но оценить и исправить вред, нанесенный общественной политической дискуссии, значительно сложнее.

Как говорит Дорон Рабинович в финале своей последней пьесы «Все может случиться», ультраправые преуспели в Европе не только потому, что вследствие их усилий то, о чем прежде считалось неприлично говорить, сегодня можно произнести в полный голос, но и потому, что они нашли аудиторию, которая готова их слушать.

Лиам Хоар, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Jorge Silva, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend