Friday 20.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Sebastian Scheiner, Pool
    AP Photo/Sebastian Scheiner, Pool

    В Газе была не военная, а политическая операция

    Самые сильные свидетели защиты – депутаты партии «Кахоль-лаван». Бени Ганц сказал это во всеуслышанье, еще трое его депутатов – в частных беседах. Биньямин Нетаниягу не начал войну по политическим соображениям. Наоборот, он был умиротворяющим фактором. Материалы защиты включают его решение запретить евреям подниматься на Храмовую гору, изменить маршрут ежегодного иерусалимского марша с флагами и обратиться в Верховный суд с просьбой отсрочить решение по поводу выселения арабских жителей квартала Шейх Джарах.


    Еще одним неожиданным свидетелем защиты может стать Мансур Аббас, который говорил с Нетанияну о принудительной высадке из автобусов палестинских паломников на шоссе №1 – гениальном замысле для того, кто хотел раздуть пламя. Нетаниягу был удивлен, сказал, что не имеет к этому никакого отношения, и тут же сделал (якобы) необходимые шаги, чтобы изменить решение полиции.

    В 1980 году на авиабазе Тель-Ноф было несколько поджогов. Долгое время следователи не могли найти причину пожаров, которые к счастью были быстро потушены начальником пожарной охраны на базе. Может ли быть, что Нетаниягу похож на того начальника – сначала он разжигает огонь, а потом мчится его тушить?

    «В канун выборов я получил предложение, которое не могу детализировать, но оно запалило бы весь Ближний Восток и дало мне победу на выборах. Я его отклонил», – так поведал Нетаниягу по своей инициативе перед выборами 2020 года.


    Предложение состояло в том, чтобы разрешить евреям молиться на Храмовой горе, а его автором был Итамар Бен-Гвир. Каким дефективным и злокозненным должен быть глава правительства, который хвастается тем, что воздержался от поджога всего Ближнего Востока, да еще связал это с победой на выборах?

    Не будет ли вполне логичным предположить, что тот, кто настроен подобным образом, останется совершенно равнодушным ко всем предупреждениям, которые накопились в канун Дня Иерусалима?

    На исключительном брифинге для журналистов военная разведка утверждала,что в течение месяца армия передавала политическому руководству информацию о растущей взрывоопасности положения – до того, что было достаточно одной спички; начальник генштаба отменил важный визит в США; армия умоляла полицию, чтобы она отменила марш с флагами.

    Нетаниягу стоял в стороне. Трудно принять решение об отмене марша, который проводили десятки лет, но ничего не случилось бы, если бы его передвинули на два дня вперед или назад, чтобы он не совпал с тем важным днем, когда верующие поднимаются к мечети Аль-Акса.


    Полиция не нашла ничего лучше, как перекрыть подход к ступеням на площади перед Шхемскими воротами, где традиционно собирается арабская молодежь, от чего сразу разгорелись страсти. До сих пор не было никакого объяснения этого странного решения. Надо полагать, Нетаниягу не был в него замешан, но сколько времени прошло с начала беспорядков до тех пор, пока поток жалоб не хлынул в его канцелярию? А когда хлынул, почему он не вмешался?

    В октябре 2015 года в виде экстраординарного шага Нетаниягу решил запретить еврейским депутатам кнессета подниматься на Храмовую гору. Почему он не сделал то же самое в отношении Бен-Гвира до того, как тот перенес свою канцелярию в квартал Шейх Джарах?

    Члены военно-политического кабинета, которые собрались на совещание 10 мая, знали, что ХАМАС собирается обстрелять ракетами Иерусалим. Они знали – народ не знал. Министрам было сказано, что народ нельзя вводить в курс дела из-за особой засекреченности источников. Тысячи участников марша с флагами пели и плясали, не подозревая, что через секунды завоет сирена воздушной тревоги и в сторону Иерусалима полетят ракеты, а мы сохраняли засекреченность источников.


    Ну что же, если источники настолько важны, как могло получиться, что через четыре дня после этого начальник военной разведки сказал журналистам, что он передал политическому руководству предостережение о ракетном обстреле?

    Может быть, если бы Нетаниягу заявил об этом вслух с необходимыми подробностями, вся операция выглядела бы по-другому?

    Сразу после обстрела Иерусалима Бен-Гвир дал интервью ультраортодоксальной радиостанции «Коль б’рама» и сказал: «Если Нетаниягу сделает политический расчет и поймет, что надо начать военную операцию, я полагаю, что РААМ и «Объединенный список» не войдут в коалицию, и тогда появится возможность сформировать настоящее правое правительство».

    Ариэль Шарон определенно не думал 28 сентября 2000 года, что его подъем на Храмовую гору запалит ужасающую интифаду. Правда, он принял в расчет, что может начаться какой-то пожар. Шарон заработал больше всех на том всплеске насилия. Только с его помощью он смог проложить себе дорогу в кабинет главы правительства.

    Странное решение Нетаниягу закрыть глаза на происходящее, когда огонь начал разгораться, может спасти его с политической точки зрения – под прикрытием глупости и трусости нескольких политиков, которые все это понимают, но ничего не делают.

    Равив Друкер, «ХаАрец». Р.Р.
    На фото: Нетаниягу на брифинге для дипломатов 19.5.21
    AP Photo/Sebastian Scheiner, Pool˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend