Главный » В Мире » Ближний Восток » Нетаниягу: за и против государства «Филастин»
Фото: Ammar Awad, Reuters

Нетаниягу: за и против государства «Филастин»

Сегодня все говорят об аннексии, но лишь на ультраправом фланге израильской политики упоминают и то, что она приведет к созданию палестинского государства – чему здесь никто не рад. В еврейских поселениях на Западном берегу вовсе не считают «сделку века» подарком еврейскому народу, а идею палестинского государства, которое будет простираться в считанных метрах от их домов, не приемлют в принципе. Да что там поселения – согласно плану Трампа, не только отдаленные и изолированные поселения станут непосредственными соседями государства «Филастин», но и иерусалимский район Писгат Зеев, расположенный в шаговой доступности от будущей палестино-израильской границы.

Разумеется, шансов на то, что палестинское государство в каких-либо границах будет создано, совсем немного. Однако в правом лагере сегодня спорят  не о безопасности, а о принципе: что лучше – аннексировать столько, сколько позволит администрация Трампа, и согласиться (теоретически) на создание палестинского государства — или отвергнуть «сделку века» в надежде, что когда-нибудь «все будет наше». Ясно, что большинство поселенцев не готовы к какому-либо компромиссу по идеологическим соображениям. Но не совсем ясна позиция самого влиятельного человека в Израиле — премьер-министра Биньямина Нетаниягу, который уже полтора года активно продвигает тему аннексии территорий в рамках «сделки века».

«Свидетель путается в показаниях»

 Выступая 29 июня перед участниками конференции «Христиане — за Израиль», Нетаниягу заявил, что «сделка века» является «самой подходящей базой для переговоров с палестинцами. Этот план призывает к формированию реалистичного решения для двух государств, где только у Израиля будет полная ответственность за обеспечение своей безопасности. Это хорошо для Израиля, это правильно для палестинцев и это верно для мира».

Оставим в стороне, что глава государства, конфликтующего с палестинской стороной, сам решает, что хорошо для палестинцев, а что — плохо. Важнее, что Нетаниягу произнес словосочетание «два государства для двух народов» — впервые после своей знаменитой речи в июне 2009 года в Бар-Иланском университете.

Тогда, среди прочего, он сказал: «Мы обязаны признать: в сердце нашей исторической еврейской родины живут миллионы палестинцев. Мы не хотим ими править, не хотим принимать за них решения, навязывать им наш флаг или нашу культуру. В моем видении на нашей небольшой земле бок о бок живут два свободных народа, добрые соседи, которые уважают друг друга. У каждого — свой флаг, гимн и власть».

Однако на протяжении последних 11 лет Нетаниягу делал все возможное, чтобы его электорат позабыл о бар-иланской речи! При каждой удобной возможности он подчеркивал, что выступает против независимого палестинского государства, даже если оно будет демилитаризованным – на это условие палестинцы уже соглашались в прошлом.

Мики Зохар («Ликуд»), один из наиболее приближенных к Нетаниягу людей, даже заявил, что со времен Бар-Илана его босс ни разу не говорил о возможности создания палестинского государства. На самом деле, все несколько сложнее: Нетаниягу не раз говорил о поддержке палестинского государства в интервью международным СМИ и в ходе встреч с лидерами США, ЕС и арабских стран, и столь же часто высказывался против него в израильских СМИ и предвыборных выступлениях.

Кстати, в 1978 году Нетаниягу, молодой консультант по экономическим вопросам, заявил, выступая в конгрессе США, что палестинское государство – это Иордания, поэтому нет никакой необходимости создавать еще одно.

«Чего хотят мужчины»

Биньямин Нетаниягу – политик, блестящий оратор и мастер в «искусстве невозможного». Его сторонники наверняка скажут, что глава государства обязан искусно лавировать между Сциллой и Харибдой, и если ради продвижения государственных интересов приходится иногда грешить истиной и манипулировать словами — почему бы и нет… Однако вопрос в том, каковы они, интересы государства? И как их видит глава правительства?

До декабря 2018 года Нетаниягу публично высказывался то за, то против возникновения палестинского государства, а приватно выступал за поддержание статус кво, не упоминая аннексию ни словом, ни духом. Тогда почему же в последние полтора года аннексия, которая чревата террором, дестабилизацией в регионе и ухудшением отношений со странами ЕС, вдруг стала краеугольным камнем его политики?

Вполне возможно, ответ кроется в нехитром подсчете: за последний год разговоры об аннексии принесли «Ликуду» во главе с Нетаниягу несколько мандатов. Так считает Шломо Фильбер, бывший гендиректор министерства связи, а ныне – государственный свидетель по делу «Безек-Валла», по которому проходит премьер-министр Нетаниягу. Фильбер основал институт исследований общественного мнения Direct Polls и убежден, что Бени Ганц, не сумевший сформулировать внятную позицию по аннексии, потерял голоса умеренно-правых. Фильбер считает, что, благодаря аннексии, «Ликуд» набирает около 10 мандатов, поскольку «все говорят об аннексии, а не о коррупции или суде над премьером».

Итак, невзирая на то, что лишь немногие израильтяне хотят видеть аннексию во главе списка приоритетов правительства, все — политики, СМИ и общественность — заняты именно ей. «А что скажут палестинцы? А иорданцы-то как? А если начнется террор?»

Очевидно, что аннексия, которая напрочь отвергалась Нетаниягу лишь недавно как никому не нужная и опасная авантюра, сегодня заиграла яркими красками. Ну и что с того, что сейчас бушует эпидемия, экономический кризис небывалого масштаба и непредсказуемые региональные последствия? Какая разница, что говорят в ЦАХАЛе и в спецслужбах? Кого волнует, что пока нет ни карт, ни законопроекта по аннексии, ни обсуждений в соответствующих комиссиях кнессета? Если очередные выборы могут разразиться в любой момент, сгодится и аннексия, и даже ее тень.

Ксения Светлова, «Детали». Фото: Ammar Awad, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend