Новая смелая политика «Моссада»: то ли еще будет

Израиль расширил масштабы своей тайной войны и наносит удары по иранским силам за пределами Сирии. Но, возможно, ему придется снова нацелиться на ядерную программу – тайно и по-крупному.


Убийство в Тегеране на этой неделе – еще одно доказательство проникновения в Иран «Моссада» и израильской военной разведки. При этом опыт показывает, что каждой жертве ликвидации быстро находится замена.

Приписанное «Моссаду» убийство полковника Хасана Сайяда Ходаяри – в столице Ирана, в воскресенье, средь бела дня – похоже, знаменует собой поворотный момент в иранской политике Израиля и особенно в политике «Моссада».

До недавнего времени все удары, кроме одного, приписываемые этому разведывательному управлению, были направлены против иранских ученых-ядерщиков. Приписывались «Моссаду» и диверсионные операции против иранских ядерных объектов. Исключением стало убийство Абу Мохаммеда аль-Масри в августе 2020 года, также в Тегеране и также средь бела дня. О его убийстве стало известно только три месяца спустя.

Масри, настоящее имя которого Абдулла Ахмед Абдулла, был высокопоставленным боевиком «Аль-Каиды», участвовавшим в терактах против США в Сомали и во взрывах посольств США в Найроби (Кения) и Дар-эс-Саламе (Танзания) в 1998 году, в результате которых погибли 224 человека, включая американцев.

Масри нашел убежище в Иране, где он, как и несколько других помощников и оперативников Усамы бин Ладена, пользовался защитой иранских Стражей исламской революции. По данным The New York Times, представители американской разведки рассказали, что администрация Трампа обратилась к Израилю за помощью в ликвидации Масри, а ФБР предложило 10 миллионов долларов за информацию, ведущую к его поимке. Двое вооруженных людей на мотоцикле обстреляли его машину и убили его и его 27-летнюю дочь.

Согласно сообщениям, этот способ убийства популярен в «Моссаде» и использовался против иранских ученых-ядерщиков, хотя не «Моссад» изобрел его. Мотоциклы использовали и другие спецслужбы, а также преступники, в том числе израильские. Ходаяри (иногда его имя пишется Ходаеи – Khodaei, а не Khodayari) был старшим помощником главы «Сил Кудс» Касема Сулеймани, которого по его возвращении из Дамаска в январе 2020 года американцы убили в багдадском аэропорту; приказ поступил от тогдашнего президента Дональда Трампа. По словам бывшего начальника военной разведки ЦАХАЛа Тамира Хеймана, Израиль оказал разведывательную поддержку американскому удару, нанесенному с беспилотника.

Ходаяри воевал против ИГ в Ираке и Сирии, но, предположительно, не это было причиной вынесенного ему смертного приговора. Он был активным членом подразделения 840 «Сил Кудс», которое отвечает за зарубежные операции. В начале гражданской войны в Сирии в марте 2011 года он заложил взрывчатку у израильской границы на Голанских высотах и планировал теракты против израильских и еврейских объектов в Южной Америке, Азии и Европе.

Последней операцией ячейки было покушение на израильского консула в Турции. «Моссад» раскрыл заговор – похитил в Тегеране офицера – сотрудника Корпуса стражей исламской революции и несколько часов допрашивал его на секретной квартире. Тот признался в заговоре с целью убийства консула, французского журналиста и американского генерала. Неожиданным образом после допроса его отпустили, но «Моссад» позаботился о том, чтобы опубликовать отрывок из записанного признания.

Удар беспилотника на западе Ирана в феврале, в результате которого были уничтожены сотни дронов, также приписывают «Моссаду». КСИР и ее «Силы Кудс» широко используют беспилотники в Йемене и Саудовской Аравии; в последние месяцы они пытались перебросить беспилотники из Сирии и Ирака на Западный берег реки Иордан и в Израиль, но дроны были сбиты израильскими силами и американскими войсками в Ираке.

Приведенные выше операции можно рассматривать как доказательство того, что Израиль решил действовать против «Сил Кудс» не только в Сирии, где ВВС Израиля продолжают атаковать базы и боевиков «Сил Кудс», но и в Иране.

Это резкое изменение политики, которое посылает четкий сигнал Ирану: тайная война Израиля направлена не только против продвижения ядерной программы, но и против «Сил Кудс», которые не участвуют в этой программе. Основная роль этих сил заключается в том, чтобы вести операции за пределами Ирана, на всем Ближнем Востоке: в Сирии, Ираке, Ливане, Йемене, секторе Газа и на Западном берегу, а также помогать в убийствах и нападениях на израильтян и евреев по всему миру.

Убийство в Тегеране, совершенное на этой неделе, похоже, стало последним доказательством степени проникновения «Моссада» и военной разведки в Иран, который благодаря их усилиям стал дырявым, как решето. «Моссаду» неоднократно удавалось действовать на иранской земле, прежде всего в Тегеране.

Особенно памятно похищение ядерного архива Ирана со склада в промышленной зоне Тегерана в начале 2018 года, а также убийство главы военной ядерной программы Ирана Мохсена Фахризаде в ноябре 2020 года, которое приписывается «Моссаду».

Эти две смелые операции были проведены, когда «Моссад» возглавлял Йоси Коэн. Убийство Фахризаде, на которого охотились в течение многих лет, поразило воображение использованием искусственного интеллекта и робототехники с дистанционным управлением.

Аналитики поспешили сделать вывод, что эпоха убийц из плоти и крови, которые появляются и поражают цель, закончилась. Этот вывод был опровергнут на этой неделе, когда стало ясно, что Ходаяри тоже был убит боевиками на мотоцикле.

Мы можем извлечь из этого урок: применяемое в операции оружие – это только средство. По данным иностранных СМИ, «Моссад» использовал множество методов: пистолеты с глушителями, снайперы (убийство сирийского генерала Мохаммада Сулеймана), яд (Махмуд аль-Мабхух и Халед Машаль из ХАМАС) и даже бомбы в автомобилях (Имад Мугние, «министр обороны» «Хизбаллы»).

Другими словами, если есть возможность использовать искусственный интеллект и робототехнику и снизить риск для израильтян, это замечательно, но если позволяют разведданные и другие условия, то убийцы возвращаются к стрельбе с близкого расстояния, глядя своей жертве в глаза.

Что сильно изменилось, так это израильская гордость. В прошлом большинство специальных операций «Моссада» против Ирана проводили израильтяне, которые рисковали быть повешенными на кране посреди городской площади, если их поймают. До сих пор ни один израильский боевик не был захвачен на иранской земле, хотя неизраильские агенты «Моссада» были пойманы и даже казнены – по крайней мере если верить Тегерану.

Но, очевидно, около 15 лет назад, в эпоху Меира Дагана и, возможно, в результате накопленного опыта «Моссад» пришел к выводу, что лучше не подвергать опасности израильских бойцов. Вместо них, как намекнул Йоси Коэн в расследовательской телепрограмме «Увда», действуют бойцы из «международной бригады» «Моссада».

Их также можно назвать наемниками. Очевидно, чтобы влиться в среду, им необходимо знать местный язык, культуру и обычаи. Мы можем предположить, что они хорошо обучены и знают, что действуют от имени «Моссада». Они понимают, что это риск, за который они получают достойное вознаграждение.

Тем временем глава «Моссада» Давид Барнеа внес изменения в структуру организации. Были созданы новые подразделения, а другие были разделены в соответствии с новыми обстоятельствами. Несколько недовольных высокопоставленных чиновников ушли в отставку или завершили свой срок работы в разведке. Такова природа динамичной организации, которая должна приспосабливаться к возникающей реальности.

Но большинство заявленных успехов носят тактический характер и не меняют правил игры. «Моссад» Барнеа не отвлекался от самого главного: медленного, но неуклонного прогресса ядерной программы, поскольку Иран стремится стать пороговым ядерным государством. Казалось, на этой арене воцарилась тишина, единственным событием стали разговоры о том, что Израиль готовит планы возможного военного удара.

В отличие от болтовни, пауза в операциях носит временный характер. Отчасти она вызвана ожиданием того, вернутся ли Иран и США к ядерному соглашению, вероятность чего снижается. Пауза также вызвана, как я полагаю, иным, более смелым мышлением.

Опыт показывает, что убийства и диверсии лишь немного задерживают ядерную программу Ирана и что Тегеран очень быстро набирает новых ученых, ремонтирует и даже улучшает поврежденные установки.

Отсюда вывод: если новое соглашение не будет достигнуто, Израилю придется действовать масштабно и против ядерной программы, но пока скрытно. Я полагаю, что Барнеа готовит к этому «Моссад» и разведывательное сообщество.

Йоси Мельман, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Vahid Salemi √