Tuesday 19.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    “Новая метла” в израильской полиции: тревожный портрет

    Если бы Коби Шабтаю сказали в конце 2018 года, что министр внутренней безопасности порекомендует его на должность генинспектора полиции, он наверняка не поверил бы. «У меня нет шансов на продвижение по службе», – сказал как-то Коби, начальник пограничной полиции, другому офицеру в ходе частной беседы. Он был уверен, что министр внутренней безопасности Гилад Эрдан отдаст предпочтение одному из старых и опытных генералов полиции.


    Тем не менее, согласно источникам из кругов, причастных к процессу назначения, Шабтай сделал все, чтобы внести себя в список кандидатов. После того, как Моше Эдри не прошел комиссию по назначениям, Йорам Галеви не был избран на эту должность, а Моти Коэн был назначен ВРИО генинспектора, Шабтай начал рассматривать себя как вполне реального кандидата, который ничем не уступает другим претендентам на эту должность. Он снова начал продвигать свою кандидатуру, и на этот раз сработало. Министр внутренней безопасности Амир Охана был впечатлен рассказами о храбрости Шабтая и его «неформальной» манере поведения.

    Черты характера, которые вырисовываются из разных историй о Шабтае, оцениваются по-разному. Одни его за это хвалят, другие критикуют. Отставной полковник полиции Эфраим Эрлих сказал о нем: «Он похож на Рембо, он скорее воин, чем полицейский». Эрлих, служивший вместе с Шабтаем в тель-авивском округе, назвал это назначение «проблемным»: «Он – фанат пиротехники и оружия. Я надеюсь, что из-за этого не возникнут проблемы. Он – боец от ног до головы, но от бойца до генинспектора полиции огромное расстояние».

    Другие руководители высшего звена говорят, что Шабтаю трудно вникать в сложные процессы и многоходовки. Они симпатизируют ему как личности, но дальше мнения разделились. Одни хвалят его за то, что «не сдает своих». Другие считают, что он слишком покрывает преступления своих людей. Один бывший старший офицер отметил: «Он молод духом, и это здорово в 80 процентах случаев. Но в 20 процентах это приводит к авантюрам».


    56-летний Шабтай родился и вырос в Ашкелоне в семье выходцев из Ирака. Еще до армии пошел работать волонтером в полицию. После службы в десантных войсках и небольшого периода на гражданке (работал садовником) он в 1991 году поступил в антитеррористическое подразделение полиции. Вскоре он стал командиром спецназа: переодевшись арабами, его команда проводила операции в секторе Газа. В июле 1994 года он был ранен возле КПП «Эрез». В дальнейшем он получал ранения еще дважды – в 2001 году от взрывного устройства на Западном берегу и в 2003 году от террористов, проникших в мошав Гадиш.

    «Его манил адреналин боя, – описывал его бывший сослуживец. – Даже став командиром, всякий раз, когда появлялась возможность пострелять, Коби рвался в бой впереди всех».

    В радиоинтервью в сентябре 2018 года Шабтай сказал: «Без адреналина, поля боя и запаха пороха я не существую». За действия в секторе Газа и в Гадише Шабтай получил медали «За отвагу» и «За отличную службу».

    Когда Шабтай возглавил пограничные войска, его репутация уже была широко известна. Именно он продвигал применение шокеров фирмы «Тайзер» в работе полиции, а также ряда других средств для разгона демонстраций, включая губчатые пули и свето-шумовые гранаты. Он продвигал разработку скиммеров, эффективных против воздушных змеев и воздушных шаров со взрывчаткой из Газы наряду с газовыми гранатами.

    Высокопоставленный офицер сказал о нем, что, «когда он видел новое оружие, в нем просыпался детский восторг, и он непременно хотел первым опробовать его в тире». Отставной генерал полиции Амос Яаков, бывший командир пограничной полиции, говорит, что это не инфантильная любовь к новым игрушкам, а стремление к новшествам, к совершенствованию. «Для него любые технологические инновации или новые транспортные средства – это улучшение работы полиции».

    Запрос на передачу секретной информации


    Наряду с похвалами, в последние годы были случаи, которые могли поставить под сомнение всю работу Шабтая и даже стать препятствием его назначению. В 2017 году в МАХАШ (отдел внутренних расследований минюста) была подана жалоба, согласно которой Шабтай, находясь на полигоне базы пограничников в Хороне в качестве командующего пограничной полицией, поднял с земли одну из валявшихся петард и метнул ее без какой-либо причины под ноги рядовых и офицеров, которые могли пострадать. Этот инцидент до сих пор не был нигде опубликован, но есть свидетели. Мы нашли подтверждение этого инцидента в других источниках.

    Этот поступок вызвал много шума, и в жалобе утверждалось, что «за подобный инцидент даже новобранец был бы немедленно уволен из пограничных войск». В ответ полиция заявила, что это была не петарда, а «муляж гранаты». По словам полиции, это было «учение посредством демонстрации», в ходе которого изучалось «новое нелетальное средство, предназначенное для учений, это был муляж, а не то, что было указано в данной анонимной жалобе».

    Два других случая из ранней биографии Шабтая, который служил тогда в округе ха-Шарон, также освещались в СМИ. Они тоже могут стать препятствием его назначению. МАХАШ хотел расследовать информацию, согласно которой Шабтай приказал своей подчиненной из разведотдела передать секретную информацию из компьютера полиции частному лицу. Речь идет о бывшем полицейском, друге Шабтая, который после выхода в отставку открыл свое агентство по аренде автомобилей. Но начальник МАХАШ Керен Бар-Менахем, вопреки мнению экспертов, сочла, что речь  идет о законном сотрудничестве, направленном на борьбу с преступностью. Она закрыла следствие и вернула материалы дела в полицию.


    Второй случай произошел в 2014 году. Шабтай инициировал строительство незаконного сооружения на крыше полицейского участка округа ха-Шарон без получения надлежащих разрешений. Ответственным подрядчиком был его друг, волонтер пограничной полиции. Компания, которая перечисляла деньги подрядчику, утверждала, что не было необходимости проводить конкурс. А в полиции заявили, что этот подрядчик был выбран по критериям «доступности и профессионализма».

    Офицер, ответственный за выдачу разрешений, дал показания в МАХАШ, сказав: «Коби позвонил и объяснил, что постройка необходима для отдыха и комфорта полицейских. Он был подполковником полиции, и его приказа мне было достаточно, чтобы выдать разрешение».В МАХАШ решили, что есть основания вызвать Шабтая на допрос, но ключевой свидетель, который мог пролить свет на это дело, умер от болезни. В конце концов, было решено закрыть расследование.

    Среди старших офицеров Шабтая считают человеком «с иголкой в заднице», который не может сидеть на месте. Он не умеет выслушать до конца. «Короче, в чем суть вопроса? Говори по сути» – перебивает он всегда собеседников, как рассказывают его бывшие сослуживцы.

    По словам одного из них, «его сила в оригинальном мышлении, творческих идеях и стремлении сделать все, чтобы их реализовать. Он живет на поле боя. Но его мышление неспособно постичь глубину сложных процессов. Он – командир, которого вы хотели бы видеть рядом в бою. Но это вовсе не означает, что он подходит для должности генинспектора полиции. Собрания, долгие обсуждения, скучные церемонии – это не для него».

    Йехошуа (Джош) Брайнер, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Оливье Фитусси˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend