Wednesday 26.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Новая эра в израильской политике

    Это еще не историческое событие, но тот факт, что большая часть партии Ганца, «Объединенный список» и, насколько известно, даже НДИ Либермана  готовы вместе голосовать за правительство Ганца, является переломным моментом.


    Какие перемены произошли в политической жизни за 10 дней!

    Незадолго до выборов Яир Лапид — № 2 в «Кахоль-лаван» — написал в Facebook, что его партия могла сформировать правительство после предыдущих выборов в сентябре при поддержке преимущественно арабского «Объединенного списка». Но решила этого не делать. «Мы не сформируем правительство с «Объединенным списком». Точка!».

    Утром 10 марта Лапид вновь появился в соцсетях. Он написал, что лучший вариант — это правительство национального единства, при том, что Ганц первым займет пост премьер-министра, а Биньямин Нетаниягу тем временем предстанет перед судом по делам о коррупции. Но «Биби это отверг».


    «Если нам не с кем сформировать правительство единства, — продолжил Лапид, — нам остается всего два варианта. Один непростой. Другой — просто беда».

    Бедой, по его словам, будут четвертые подряд выборы, поэтому «Кахоль-лаван» не остается ничего другого, как сформировать правительство меньшинства при поддержке «Объединенного списка». «Несмотря на ложь, которую распространяет Биби, — пытался успокоить своих читателей Лапид. — «Объединенный список» не войдет в правительство. Они только проголосуют один раз, извне, и все».

    Но принять и это решение, признался он, было «непросто». Лапид исключил эту возможность не 10 днями ранее, а еще в 2013 году. Тогда он впервые баллотировался в кнессет, и его новая центристская партия «Еш атид», получив 19 мест, стала второй по величине в кнессете. Его первой реакцией на результаты выборов 2013 года было обещание, что «Еш атид» не будет «сидеть с этими Зоаби» — насмешливая ссылка на арабского депутата Ханин Зоаби. Он исключил возможность всякого сотрудничества со своими арабскими коллегами.

    И вот блок «Кахоль-лаван», соучредителем которого является Лапид, ведет официальные переговоры с «Объединенным списком», включая представителей всех его четырех партий (в том числе арабских националистов из партии БАЛАД, к которой принадлежала Зоаби). «Кахоль-лаван» стремится заполучить их голоса в поддержку правительства во главе с Ганцем, в котором Лапид займет пост высокопоставленного министра. Ожидается, что это правительство поддержит не только «Объединенный список», но и семь депутатов НДИ во главе с Авигдором Либерманом, который неоднократно называл арабских депутатов «предателями».

    С точки зрения роли, которую могут сыграть арабские партии, это беспрецедентный момент в израильской политике.

    Во времена Бен-Гуриона


    Часто говорят, что арабо-израильские партии и политики никогда не были частью коалиции или правительства. Это не совсем так.

    После первых общенациональных выборов, состоявшихся в 1949 году, Давид Бен-Гурион заявил, что все партии в недавно избранном учредительном собрании, которое вскоре станет первым кнессетом, могут потенциально войти в правительство, за исключением «Херута» (предшественника «Ликуда») и «Маки», компартии Израиля. Цель этих идеологических ограничений — не подпускать близко противников «Мапая» (в основном, это были евреи), и членов «Маки», где было немало арабов, но доминировали еврейские коммунисты старой школы.

    Вето Бен-Гуриона на «Херут» нарушил его преемник Леви Эшколь, пригласив в 1967 году Менахема Бегина присоединиться к правительству чрезвычайного положения. Но коммунисты в разных ипостасях еще не служили в израильском правительстве.


    До конца 70-х годов кнессет принимал в свое лоно небольшие, состоявшие из израильских арабов «партии-спутники» «Аводы», которые входили в правящую коалицию, хотя их члены не занимали министерские посты. Кроме того, ряд депутатов из числа израильских арабов и друзов из «еврейских» партий становились министрами или заместителями министров.

    Последней арабской партией, входившей в правительство, был «Объединенный арабский список» — спутник партии «Авода», который до 1977 года поддерживал первое правительство Ицхака Рабина, и чей век оказался коротким. В первом правительстве «Ликуда», сформированном в 1977-м году Бегиным, арабских партий не было, и в начале 80-х партии-спутники сошли на нет.

    За прошедшие десятилетия возникли более радикальные арабские партии, и «Маки» — сегодняшняя ХАДАШ — номинально оставаясь арабско-еврейской, является преимущественно арабской. Ни одна из этих партий никогда не занимала места в правительстве. В 1992 году ХАДАШ и ныне несуществующая «Арабская демократическая партия» («Мада») помогли Рабину прийти к власти, заблокировав вместе с «Аводой» и МЕРЕЦ правительство «Ликуда». Но даже тогда не было и речи, что они войдут в правящую коалицию, и по ряду вопросов они поддерживали правительство Рабина извне.

    После смерти Рабина дистанция между все более правеющими израильскими партиями и арабскими партиями, занимающими все более националистические позиции, возросла. Но результаты двух последних выборов создали уникальную возможность для преодоления этого разрыва.

    Слияние четырех партий в «Объединенный список» произошло не только из-за повышения электорального барьера до 3,25 процента, когда в 2014 году НДИ надеялась вытеснить арабские партии из кнессета, но и из-за давления со стороны арабской общины, которая стала принимать большее участие в делах страны.

    Хендель, Хаузер и другие

    Опрос показывает, что многие арабские граждане Израиля занимают менее радикальные позиции, чем те, которые провозглашают политики из «Объединенного списка». Но на последних двух выборах ни у одной из партий, включая «Аводу» и МЕРЕЦ, которые в прошлом получали немалую долю своих голосов от арабских избирателей, не было арабов на достаточно высоких позициях в партийных списках, чтобы те могли попасть в кнессет.

    2 марта 90 процентов израильских арабов проголосовали за «Объединенный список», продемонстрировав явку в ​​65 процентов – что беспрецедентно. Впервые «Объединенный список» может самостоятельно претендовать на то, чтобы представлять в кнессете практически всю арабскую общину.

    В то же время, разделительная черта в израильской политике проходит не по традиционной оси «правые-левые», а по линии «за и против Нетаниягу», что делает маловероятной возможность заключения союза между партиями. На данный момент «Кахоль-лаван» не имеет большинства, чтобы Ганц мог сформировать правительство.

    Три члена фракции БАЛАД из «Объединенного списка» вряд ли будут голосовать за какое бы то ни было правительство. Два члена блока «Кахоль-лаван», Йоаз Хендель и Цви Хаузер, и депутат от блока «Авода»-«Гешер»-МЕРЕЦ Орли Леви-Абекасис также отказываются поддерживать правительство, опирающееся на «Объединенный список». Если они не изменят своей позиции, правительство меньшинства Ганца не появится.

    Но даже если этого не произойдет, тот факт, что подавляющее большинство «Кахоль-лаван», а также три из четырех партий «Объединенного списка» и, насколько известно, даже НДИ Либермана готовы голосовать вместе в поддержку нового правительства — это поворотный момент в израильской политике.

    Вето начинает рушиться с обеих сторон, и все это благодаря Нетаниягу, который своей коррупцией, цеплянием за власть и непрекращающимся подстрекательством против арабских политиков и, как следствие, их избирателей, нарушил табу.

    Нет сомнения, что «Объединенный список» в обозримом будущем не получит места в правительстве, и вероятность даже минимального сотрудничества извне коалиции пока что остается под вопросом. Но на протяжении почти трех десятилетий перспектива сотрудничества никогда не была так близка. Евреи, стоящие в оппозиции к Нетаниягу, знают, что другого выбора, чтобы сместить его, у них нет;  депутаты от «Объединенного списка» знают, что их избиратели хотят, чтобы они были партнерами в этом акте.

    Если это произойдет, и Нетаниягу придется уйти со своего поста, этот союз может остаться мимолетным моментом в израильской политике, и вернется старый водораздел, проходящий по линии «правые-левые». Но это может стать основой для формирования нового политического ландшафта.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Айман Уда. Фото: Эмиль Салман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend