Главный вопрос выборов: испытание на еврейский характер Израиля

Своими рассуждениями о иудейской теократии ультраправый политик вызвал небывалую бурю. И потому выборы 17 сентября — нечто большее, чем очередной референдум о том, останется ли Нетаниягу у власти. Становится понятным, о чем будут эти странные выборы, и это совсем не странно.

В центре выборов будут отношения государства и религии. Это дал понять Авигдор Либерман, своими неожиданными и безжалостными действиями отправивший страну, пусть и по своим личным мотивам, к избирательным урнам. Точнее, будет ли Израиль государством, которое живет по еврейскому религиозному законодательству, как хотел бы депутат Кнессета Бецалель Смотрич из «Альянса правых партий», или западной, демократической и либеральной страной, как хочет председатель «Кахоль-лаван» Бени Ганц (равно как и Цахи Ханегби с Амиром Оханой из «Ликуда»).

Либерман с его острым политическим чутьем понял, что подстрекательство против левых и арабов себя исчерпало. Когда Нетаниягу, подобно скупердяю, выжавшему из лимона сок до последней капли, обозвал Либермана «левым», это прозвучало, как пародия. И провидец-Либерман нашел мишень посвежее – ультраортодоксов.

Сказочные годы уходящего правительства Нетаниягу и его относительный успех на выборах в апреле пугают многих — тех, кого не тревожат ни расизм, ни законопроект об ограничении власти Верховного суда, кто не считает нужным задумываться об израильско-палестинском конфликте и кому нет дела до роста дороговизны жизни.

Но они просто боятся ультраортодоксов и смотричей, и образа жизни, который, по их мнению, ультраортодоксы и смотричи попытаются им навязать. И страх этот небеспочвенный.

Если «Кахоль-лаван» хочет на этот раз достичь чего-то значительного, именно это и должно стать главным направлением их предвыборной кампании: хорошенько пугануть общественность судьбой, ожидающей ее в правом клерикальном государстве, каким его замыслил построить альянс ультраортодоксов с ортодоксами, имеющими склонность превращаться в ультраортодоксов. Автобусы, где женщинам будут отведены задние сидения, школьные церемонии, на которых не разрешено петь девочкам, места отдыха и развлечений, закрытые в субботу, в то время как все либеральные достижения в Израиле будут заткнуты куда подальше.

Оставляя в стороне существо вопроса, самый факт общественной дискуссии по этой теме содержит в себе драматический заряд. Эти выборы не превратятся в очередной референдумом о том, останется ли Нетаниягу у власти, как было на протяжении стольких лет. Этот вопрос, конечно, все еще очень важен, но на этот раз он всего лишь один из многих.

Что именно это значит? Никогда нельзя списывать со счетов Биньямина Нетаниягу, самого талантливого, жестокого и хитрого игрока, который все еще находится на поле. Но всякий, кто способен думать, видит, что премьер-министр приближается к невеселому завершению своей карьеры, и достаточно быстро. Его стремление провести закон о парламентском иммунитете, который спасет его от судебного преследования, стало последней соломинкой, за которую он может ухватиться. Теперь, когда Либерман ограничил временные рамки принятия этого закона, который поможет премьер-министру избежать правосудия, Нетаниягу уязвим, как никогда, будь то на избирательных участках или в зале суда.

Неслучайно самые пылкие сторонники Нетаниягу начинают выступать против него. Его семья, стоявшая за всеми его последними шагами, включая удаление Нафтали Беннетта и Айелет Шакед из кабинета министров, их всех достала. Нетаниягу никогда не участвовал в боях, которые вели его сторонники против левых, против элиты, против прогрессистов или любых других соломенных пугал, которых выдумывал Нетаниягу.

Его сторонники были всего лишь пешками в борьбе за сохранение империи. Да, даже консерваторы и правые хотят подлинного представительства. И они тоже начинают чувствовать его слабость.

Равит Гехт, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Оливье Фитуси


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend