Сплетни важнее всего

Разница между важным и интересным перевернулась с ног на голову и политические обзоры по большей части полны интриг. Но повинны ли в этом СМИ или древний человеческий инстинкт?

Не нужно проводить научное исследование, чтобы обнаружить, что большая часть статей о предстоящих выборах посвящена персональным аспектам на грани сплетен: расколы, союзы, интриги и копание в грязи. Американцы называют это «политикой скачек». В самом деле, это – самый притягательный аспект политики. Точнее, самый притягательный человеческий аспект – людские страсти. Всегда можно положиться на то, что они взыграют. В то же время вопрос, какую политику будут вести эти люди, скажем, в деле налогообложения крупных компаний, может стать хорошей иллюстрацией того, что привлекает в них меньше всего.

На протяжении многих лет исследователи масс-медиа были склонны обвинять в этом СМИ. В этом контексте особенно знакома «модель пропаганды» Ноама Хомского и Эдуарда Хермана: по ней структура частного владения средствами массовой информации предписывает концентрацию на скандалах, на которых зарабатывают сильные мира сего, вместо того, чтобы сосредоточиться на конфликтах, от которых страдают слабые мира сего. Примером, приведенным в их статье «Производство соглашения», было широкое освещение «Уотергейтского дела», ставшее конвейером для производства важных людей в костюмах индпошива. Под прикрытием этого дела ФБР предприняло все усилия, чтобы затенить другое дело COINTELPRO – политическую борьбу слабых слоев населения.

Но как быть с обвинением, которое находится в другом месте, гораздо глубже, гораздо древнее?

В последнее время, с ускорением возможности экологической катастрофы, те, кто отвечают за политику в этой сфере, все чаще задаются вопросом, почему они не в состоянии даже приблизиться к тому, чтобы включить этот вопрос в общественную повестку дня? Основной ответ: речь идет о сложной и разбросанной катастрофе (во времени и в пространстве), не ограниченной территорией одного государства, долгосрочной, невидимой, часть влияния которой трудно прогнозировать. Но главное в том, что эту катастрофу нельзя втиснуть в простой рассказ, в котором есть «хорошие» и «плохие».

По словам израильского философа Юваля-Ноаха Харари, у всего этого есть эволюционное объяснение. Наши древние предки вели свою жизнь в очень малом сообществе, – от нескольких особей до нескольких десятков – что превращало сплетни в средство выживания. Потому что в группе такого размера судьба одних членов – кто ранен, кто заболел, кто должен родить – самым непосредственным образом влияла на судьбу других. Более того, переход к гораздо более многочисленным человеческим сообществам, который требовал мобилизации масс, в значительной степени основывался на способности придумать простые и быстро воспринимаемые истории. То, что сегодня любят называть «нарративом». По словам Харари, речь идет об эволюционном явлении, не зависящем от культуры. Так мы устроены. И точка.

Ясно, что этот вопрос – природа или культура – не будет решен в ближайшем будущем, если вообще будет решен. Но для обсуждения нашего вопроса это не имеет никакого значения. То, чему нас учит приближающаяся экологическая катастрофа (которая частично уже здесь), состоит из простого правила: каждая минута обсуждения интриг и копания в грязи, по сути своей, вытесняет обсуждение подлинно важных вещей, причиняя им непоправимый ущерб. Вот и все. Все, что надо знать. В том числе, об израильской политике.

Можно ли сказать, что увлечение сплетнями – это кайф? И какой! Чтобы понять это, достаточно посмотреть на восторженные физиономии политических репортеров в ту минуту, когда они сообщают об очередном случае поноса «видного министра «Ликуда», излитого на Нафтали Беннета и Айелет Шакед. Сто процентов наслаждения и чистейшей радости. Считать ли определенный уровень производства кайфа позитивным элементом для поддержания нормального и даже здорового образа жизни? Еще как! Разве что в центральных СМИ соотношение между важным и интересным перевернулось с ног на голову, и большую часть времени в освещении происходящего занимают интриги. Главным стало нижнее белье.

Даже если мы будем помнить о вышеупомянутом простом правиле, это не изменит общей картины. В лучшем случае, оно поможет вооружить того, кто и так сопротивляется пустым сообщениям СМИ о всякой чепухе, аргументами для беседы. А чтобы добиться тотальных перемен, необходимо что-то иное. Что-то масштаба глобальной катастрофы, которая до основания изменит мировой порядок – вроде той, что стучится в наши двери. Не слышите?

Итай Зив, «ХаАрец», Р.Р. К.В.

На фото: Юваль Харари. Фото: Илья Мельников


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend