Как развалилось уголовное дело генерала полиции

Суд оправдал бывшего начальника иерусалимского округа полиции, генерала Нисо Шахама по всем пунктам предъявленного ему обвинения за исключением одного – совершения предосудительных действий по отношению к подчиненной. Это решение вызывает недоумение и целый ряд вопросов. Разве не является злоупотреблением общественным доверием сексуальная связь между начальником и его подчиненной, для создания которой начальник использует свое служебное положение? Разве предложение о вступлении в такую связь не является сексуальным домогательством?

В соответствии с законом, интимная связь по обоюдному согласию между начальником и его подчиненной является не уголовным, а дисциплинарным правонарушением. Чтобы перевести дело в уголовную плоскость, необходимо доказать, что для создания этой связи начальник использовал свое служебное положение. 346-я статья Уголовного кодекса гласит, что «принуждение к сексуальной связи женщины, достигшей 18 лет, путем использования служебного положения, карается лишением свободы на срок до трех лет».

Вместе с тем, Верховный суд трактовал эту статью так, что наличие служебной зависимости одного сексуального партнера от другого недостаточно для осуждения того, кто занимает более высокое иерархическое положение. Необходимо доказать, что начальник использовал свои полномочия, чтобы повлиять на статус или будущее своего подчиненного, чтобы добиться его согласия на вступление в половую связь. Кроме того, Верховный суд считает, что чем больше разница в возрасте между начальником и подчиненным, чем большим влиянием на его будущее он обладает, тем больше оснований полагать, что для создания интимной связи начальник использовал свое служебное положение .

В случае Нисо Шахама не нашлось никаких свидетельств того, что он использовал служебное положение для вступления в половую связь. Сотрудницы полиции, состоявшие с ним в интимных отношениях, не дали соответствующих показаний. Напротив, по их словам, Шахам, действительно, был авторитетной фигурой, но при этом они сами никак от него не зависели. Так, например, сотрудница полиции А. заявила: «Никто мне не делал никаких одолжений. Я не понимаю, о какой зависимости идет речь. Если кто-то хочет получить работу поближе к дому, и это не получается, то идут и просят еще раз. Вот и все».

В отличие от армии и академических учреждений, полиция никогда не определяла интимные отношения между начальником и его подчиненными, как запретные. Судья Саги в своем постановлении прокомментировал разницу между стандартами, принятыми в армии и в полиции, и отметил, что в гражданском Уголовном кодексе нет статьи, предусматривающей наказание за недостойное поведение офицера, в то время как в армейском кодексе такая статья есть, и осужденный по ней военнослужащий может получить год лишения свободы.

Случай Нисо Шахама, действительно, исключительный – его дело было открыто не вследствие поданной на него жалобы. В отдел расследований преступлений, совершенных полицейскими, находящийся в ведении Министерства юстиции, поступила анонимка. В ходе расследования сотрудники Минюста смогли установить имена сотрудниц полиции, состоявших с Шахамом в интимных отношениях.

Пять из восьми допрошенных сотрудниц полиции сообщили следствию, что вступили в связь с Шахамом по доброй воле. Выяснилось, что Шахам в это время принимал решения, связанные с работой своих сексуальных партнерш. В связи с этим следствие предъявило ему обвинение в злоупотреблении служебным положением. Как правило, подобное обвинение предъявляется в связи с коррупционными правонарушениями.

Суд пришел к выводу, что в действиях Шахама, действительно, имело место противоречие интересов. Однако судьи сочли, что уголовного преступления при этом совершено не было. Так, например, Шахам рекомендовал удовлетворить просьбу полицейской А. о переводе ее на другое место службы. Но это произошло три года спустя после того, как сексуальная связь между ними была прекращена.

С полицейской Г. Шахам познакомился случайно. Он позвонил ей и сделал массу комплиментов относительно ее работы. Впоследствии Шахам предоставил Г. возможность воспользоваться в выходные полицейской машиной. После этого они один раз вступили в половую связь. «Время от времени мы разговаривали по телефону, — рассказала Г. – Однажды Нисо предложил мне встретиться. По обоюдному согласию мы переспали. Ничего не происходило под угрозой или в обстановке страха. Я по доброй воле пришла на встречу, и это имело место только один раз». В это же время Шахам участвовал в обсуждении просьбы Г. о переводе ее к новому месту службы, учитывая наличие у нее несовершеннолетних детей. Шахам удовлетворил эту просьбу.

Судья трактовал этот эпизод следующим образом: «Шахам не продвинул Г. по службе, не присвоил ей нового звания, не повысил ей зарплату. Он принял решение, которое на его месте принял бы любой другой начальник».

Служащая полиции З. сообщила своим командирам, что Шахам отправлял ей сообщения СМС сексуального характера. По этому эпизоду Шахаму было предъявлено обвинение в сексуальном домогательстве с использованием служебного положения. Следствию не удалось обнаружить сами сообщения, однако, по словам З., Шахам интересовался цветом ее трусов и лифчика. Кроме того, однажды он предложил ей поплавать вместе в бассейне. Наконец, Шахам прямо спросил З., заинтересована ли она в связи с ним, и получил отрицательный ответ.

Уголовный кодекс трактует сексуальное домогательство как «повторяющиеся предложения сексуального характера». Судья Саги оправдал Шахама по этому пункту обвинения, поскольку, по его мнению, в деле фигурирует лишь одно предложение сексуального характера. «Одного сообщения СМС недостаточно для того, чтобы признать человека виновным в сексуальных домогательствах», — отметил в своем постановлении судья.

Равиталь Ховель, «ХаАрец», Б.Е.

Фото: Моти Мильрод.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend