Правая рука: познакомьтесь с Ниром Хефецом

Все слова, вынесенные в заголовок, относятся к самому взрывоопасному подозреваемому в делах Нетаниягу, его ближайшему помощнику Ниру Хефецу, чья фамилия и нынешний статус вызывают типично израильскую ассоциацию – «хефец хашуд» (подозрительный предмет – Р.Р.)

Нир Хефец был слугой не двух, а трех господ: он служил Нони Мозесу в «Йедиот ахронот», Нохи Данкнеру – в «Маарив», и супругам Нетаниягу – там, где было нужно. По  пути он унижал журналистов и превратился в лоббиста и махера, замешанного в делах между силовыми центрами. Можно ли сказать, что Хефец стал лицом СМИ в последние два десятилетия?

В октябре 2011 года, в канун обменной сделки Гилада Шалита, в пятничном приложении «Маарив» появилось интервью с посредником в сделке, левым активистом Гершоном Баскиным, который сказал на одну фразу больше, чем надо, что вызвало звонок из цензуры. Запрета не последовало, инцидент был исчерпан, но Нир Хефец, которого владелец газеты Нохи Данкнер незадолго до этого назначил  редактором, был вне себя и говорил всем, что из-за этого сделка сорвется, Шалит останется в тюрьме, и все будут говорить, что это из-за Нохи. Его успокаивали, что с цензурой нет проблем, а он распорядился пустить под нож весь тираж, несмотря на огромные убытки.

Единственное, что его интересовало – что скажут о Нохи?

Похоже, что Хефец стал одним из ярких символов коррупированной элиты – журналистской, политической, деловой. Если посмотреть на список его израильских и зарубежных клиентов из деловой элиты, которым были нужны его связи с политиками, выясняется любопытная вещь: все они были заинтересованы в доступе к правительственным кругам, за что и платили Хефецу большие деньги. Формально он считался пресс-секретарем, неформально – дергал за ниточки за кулисами.

Последние двадцать лет Хефец был исполнителем при трех главных подозреваемых в  коррупировании Израиля –  Мозесе, Данкнере, Нетаниягу. Хефец обслуживал их интересы, хотя внешне делал вид, что озабочен только общественными интересами.

События последних дней подтвердили сказанное наиточнейшим образом: Хефеца арестовали по подозрению в получении взятки и помехах ходу следствия по «делу 4000», когда он предположительно посредничал между Нетаниягу и сайтом «Walla» во всем, что касалось позитивного освещения деятельности Нетаниягу и его супруги в обмен на льготы для владельца сайта и компании «Безек». Заодно выяснилось, что Хефец стоял за предложением судье стать генпрокурором, если она закроет дело Сары Нетаниягу.

Хефец – это «ванька-встанька», который всегда умеет выкрутиться.  Он, правда, продержался всего полтора года в должности зав.отделом пропаганды в канцелярии главы правительства, но сумел вернуться в его ближайшее окружение, как советник семьи Нетаниягу, что позволило ему занять пост начальника отдела пропаганды «Ликуда» на последних выборах.

На посту редактора «Маарив» Хефец с треском провалился и провалил газету, откровенно попирая всю журналистскую этику, что не помешало ему остаться популярным комментатором, которого часто приглашали на интервью. После обнародования записей тайных переговоров между Нетаниягу и Мозесом оказалось, что первый предлагал кандидатуру Хефеца, как посредника в этой коррупированной сделке, но второй отказался.

Несмотря на свою проблематичную историю, в октябре 2017 года, – оставив должность пресс-секретаря семьи Нетаниягу – Хефец стал постоянным комментатором в утренней новостной программе 2-го телеканала. Как сказал человек, работавший под его началом в «Маарив», «СМИ тотально ошиблись с Хефецом. В последнее время просто  невыносимо видеть, как он получает доступ к микрофону и никто его не критикует. Когда его взяли на 2-й канал, это было настоящим позорищем».

Журналистка, работавшая с Хефецом в «Маарив», рассказала, что все ее расследования он бросал в мусорную корзинку, как только ему звонили заинтересованные и высокопоставленные лица.

Хефецу 52 года, живет в Раанане. Служил в разведке. Получил первую степень по юриспруденции и политологии в тель-авивском университете. Начал карьеру с местных изданий.

В 2001 году Хефец чуть не стал гендиректором Гостелерадио после того, как его сокурсник Гидеон Саар предложил его кандидатуру Ариэлю Шарону. Но он не прошел из-за отсутствия административного опыта, после чего в соавторстве с коллегой написал биографию Шарона.

С первых же шагов Хефец поставил себе целью привлечь на свою сторону побольше политиков. Те, кто с ним работал, называют его тираном для подчиненных и рабом для хозяев. С Сары Нетаниягу он сдувал пылинки и говорил: «Да, мадам», «Нет, мадам». Она и помогла ему вернуться в окружение главы правительства, когда он вовремя понял, как ей важно, чтобы в СМИ все время были ее версии происходящего в премьерской резиденции. Этим Хефец и занимался. С каждой новой историей Хефец был на месте, чтобы защищать мадам.

Знакомый Хефеца ответил на вопрос, зачем он нужен Нетаниягу: «Из-за Сары. Чтобы было тихо. В канцелярии очень важно, чтобы Сара была спокойна. Хефец умеет ей подольстить, успокоить. Когда надо было, он у нее сидел до двух ночи и успокаивал». В той же степени Хефец делал свое дело и вставал на защиту супругов Нетаниягу, как только их обвиняли в транжирстве. Только он был в состоянии изо дня в день ходить в радио- и телестудии с одной целью – защищать супругов Нетаниягу. Других не нашлось».

Кстати, за три месяца предвыборной кампании «Ликуда» Хефец получил 300 000 шекелей.

А в 90-х годах, будучи начинающим редактором приложения «Тель-Авив», Нир Хефец напечатал на первой полосе девиз американского судьи Луиса Брандейса 1914 года: «Солнечный свет – лучший дезинфектор, свет фонаря – лучший полицейский».

Таков рецепт прозрачности для всех систем на все времена в борьбе с коррупцией.

Шуки Саде, «TheMarker», Р.Р.

На фото: Нир Хефец. Фото: Илан Асайяг.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend