Главный » Общество » Никто не обезвредил мину замедленного действия
Фото: Corinna Kern, Reuters

Никто не обезвредил мину замедленного действия

Одиннадцать лет назад, проезжая в сопровождении высокопоставленного сотрудника Еврейского агентства через небольшой аккуратный комплекс возле посольства Израиля в Аддис-Абебе, где будущие репатрианты готовились к путешествию на новую родину, я услышал от моего спутника и гида: «Мы отправляем в Израиль социальную мину замедленного действия».

Как и почти все его коллеги, он весьма критически относился к принятому в политических кругах решению облегчить иммиграцию в Израиль тысячам членов общины фалашмура. С его точки зрения, фалашмура - в отличие от общины эфиопских евреев-фалашей, известной как «Бета-Израиль» (искаженное «Бейт Израиль» - перев.), которая была переправлена ​​в Израиль в ходе операций «Моше» и «Шломо» в 1980-х и 90-х годах соответственно, - не имели права на алию, поскольку они были потомками христиан, с не слишком обоснованными претензиями на еврейские корни. Многие лидеры эфиопской общины в Израиле придерживались того же мнения.

Но, ветеран Еврейского агентства, он наилучшим образом выполнял свою работу. Государство Израиль решило, что они должны стать гражданами Израиля, и он был там, чтобы убедиться, что все идет по плану. Когда мы наблюдали за тем, как группа из 60 человек - мужчин, женщин и детей - загружала свои вещи в автобус, который в тот же вечер доставил их в аэропорт, его гнев был направлен вовсе не на них.

Огромные средства, вложенные в проведение этой операции; человеческая драма тысяч людей, которые пешком шли к взлетно-посадочным полосам (многие из них умерли в пути); профессионализм пилотов израильских ВВС, агентов Мосада и эмиссаров Еврейского агентства, а также других организаций, таких как «Джойнт», принимавших участие в этих первых секретных операциях по доставке эфиопских евреев в Израиль - все это достойно уважения и высших похвал. Израильские политики и американские еврейские филантропы ждали их в аэропорту имени Бен-Гуриона.

Об этом написаны книги, сняты фильмы. Обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Уильям Сафир в 1985 году, после того, как стали известны подробности «Операции Моше», писал: «Впервые в истории тысячи чернокожих людей оказываются в другой стране не в цепях, но с почетом, не как рабы, но как граждане».

Как это благородно - и как далеко от реальной повседневной жизни в Израиле изолированного иммигрантского сообщества, которое на каждом шагу сталкивается с трудностями, унижениями и расизмом. Отчасти это все тот же израильский синдром совершенства, с его взлетами и падениями. Мой тогдашний собеседник - сотрудник Еврейского агентства был настроен мрачно, потому что знал, что новых репатриантов ожидает в Израиле  социальная система, лишенная видения будущего и средств, необходимых для решения проблемы интеграции их в израильское общество, на которую может  потребоваться не одно поколение.

Это очень похоже на то, как израильских специалисты разрабатывают передовые технологии для управления автономными транспортными средствами и передовое медицинское оборудование и лечебные методики, но сами часами торчат в пробках, вызванных тем, что транспортные системы страны отчаянно устарели, или навещают своих родственников, лежащих в коридорах больниц, где не хватает медиков.

Каждую волну репатриации в Израиле встречает одна и та же история: торжественный прием и приветственные речи политиков в аэропорту – и жизнь в непрестижных районах унылых городков на периферии. Но в то время, как репатрианты из других частей мира приезжали, как правило, будучи  вооружены достаточным количеством инструментов, чтобы в конечном итоге преуспеть в израильском обществе (а если не они, то преуспевали их дети) и принадлежали к крупным общинам, обладавшим политическим влиянием, то алия из Эфиопии оказалась в совершенно иной ситуации.

Отсутствие подготовки к приему общины, прибывающей из охваченной голодом аграрной африканской страны, свидетельствовало не только о провале в сферах логистики и бюрократии. Это был концептуальный провал, для которого у Израиля нет оправданий: опираясь на опыт приема больших волн репатриации из стран Северной Африки и Ближнего Востока в 50-х годах, следовало понять, что расизм - куда более мощная сила, чем красивые рассуждения об «абсорбции» новых репатриантов. То, что в мае 1991-го, после операции «Шломо» израильтяне искренне радовались прибытию выходцев из Эфиопии и тысячами бросились в центры абсорбции, чтобы пожертвовать им деньги, одежду и электроприборы, еще не значит, что к чернокожим израильтянам когда-либо будут относиться как к равным.

Несомненно, что как израильтян, так и многих евреев диаспоры охватило чувство тщеславной гордости от того, что Израиль принял участие в столь благородном начинании – доставке в страну тысяч чернокожих людей. Но никто не счел необходимым проинформировать о том, как надлежит себя вести, ни религиозный истеблишмент, сделавший все, чтобы унизить новых граждан, навязывая им прохождение гиюра, ни бюрократов из системы здравоохранения, выбросивших на помойку донорскую кровь, сданную выходцами из Эфиопии. И уж, конечно, полицию, глава которой еще три года назад заявил, что «вполне естественно», когда стражи порядка относятся к чернокожим гражданам с особой подозрительностью.

Претензия на то, что сам факт «доставки» выходцев из Эфиопии в Израиль доказывает, будто наше общество безразлично к цвету кожи новых граждан, с самого начала звучала нелепо. Но эту иллюзию было легко поддерживать, пока 150 тысяч членов эфиопско-израильской общины тихо и мирно жили в бедных кварталах в городках на периферии страны.

Теперь, когда отношение полиции к выходцам из Эфиопии стало невозможно игнорировать, и в последние дни на наших глазах вспыхнули беспорядки, премьер-министр Биньямин Нетаниягу спешит созвать очередную «министерскую комиссию для продвижения интеграции в израильское общество израильских граждан эфиопского происхождения», которой грош цена. Между тем, марионетки Нетаниягу вышли в эфир и социальные сети, чтобы обвинить  в «подстрекательстве к насилию» левые организации.

В любой точке мира история, подобная алие из Эфиопии, могла бы  занять уникальное место в анналах эмиграции. Но несмотря на то, что мрачную реальность жизни иммигрантов с отличным от большинства цветом кожи можно было предсказать, никто и пальца о палец не ударил, чтобы попытаться обезвредить эту социальную бомбу замедленного действия.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. К.В. На снимке: демонстрация в Тель-Авиве 2 июля 2019 года.
Фото: Corinna Kern, Reuters

 

 

 

 

 

 


Реклама

Реклама

Анонс

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Израиль по-прежнему готов и желает вести мирные переговоры с палестинцами по всем вопросам ...

Госдепартамент США вечером 18 ноября обнародовал декларацию, в которой содержится утверждение: еврей ...

По словам экс-президента, дело не имеет юридической силы, однако он возвращается в страну, дабы пока ...

Стреляли из легкого огнестрельного оружия ...

Министр иностранных дел и член военно-политического кабинета Исраэль Кац высоко оценил смоотверженно ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend