Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Натали Бретлер. Предоставлено Ассоциацией художественной гимнастики Израиля
    Фото: Натали Бретлер. Предоставлено Ассоциацией художественной гимнастики Израиля

    Николь Зеликман – об Олимпиаде в Токио: «Я всегда доверяю судьям»

    Впервые участвуя в Олимпийских играх, Николь Зеликман добилась прекрасного результата – седьмого места в списке сильнейших гимнасток мира. До Токио израильская спортсменка завоевала бронзовую медаль на чемпионате Европы в упражнениях с обручем, а на чемпионате мира получила серебряную медаль в командном первенстве, вместе с Линой Ашрам и еще двумя участницами.


    – Ты довольна своим выступлением на Олимпиаде?

    – Я считаю его удачным. Сделала все, что смогла. Дальше уже результат зависит не от меня, а от судей, неподвластных мне нюансов и обстоятельств. Я не заметила каких-то особых сбоев в судействе – обычное, ровное, как и на многих других соревнованиях. Я всегда доверяю судейским оценкам, судейскому глазу.

    В конце финального упражнения с лентой, выжав из себя максимум возможного, я была счастлива, как никогда. Еще и расплакалась. Мама сказала потом, что она меня любит и мною гордится, и не только она, но и вся наша семья, – сказала Николь Зеликман в беседе с «Деталями».


    Лена, мама Николь, уже более четверти века работает в том же спортивном зале, что и тренер ее дочери Элла Самофалова. С самого маленького возраста ее детей, двойняшек Шона и Николь, Лена брала их с собой на тренировки. Так что Николь выросла, можно сказать, в спортзале, под музыку и разговоры тренеров и спортсменов.

    – У Николь удивительное чувство предмета, это своего рода божий дар, – рассказывает «Деталям» Самофалова. – Очень скоро она стала выполнять сложнейшие, недоступные многим спортсменкам элементы с предметами. Не менее важно, что она любит выступать. Многие дети прекрасно держатся на тренировках, но далеко не все становятся бойцами в соревнованиях. Это психологический феномен, не все умеют правильно себя настроить. А в Николь это есть. Она хороший партнер, трудолюбива, красива, умна. Невозможно добиться высоких достижений, не обладая всеми перечисленными мною качествами.

    Мало кто знает, что Николь получила серьезную травму – у нее был открытый перелом, она перенесла две тяжелые операции, пришлось использовать спицы. Я ее не оставляла ни на секунду. Пообещала ей, что верну ее в зал, в гимнастику, сделаю все возможное, чтобы она продолжила карьеру. «Мы выступим на Олимпиаде, – сказала я ей. – Только верь мне, пожалуйста». И этот ребенок сделал невозможное. Впрочем, не только я ей помогла – она мне тоже. Тем, что поверила мне.

    Мы все, в том числе Линой и Николь, тренировались в спортзале и в дни, когда шли военные действия в Газе, и на нас летели ракеты. Взрывы были слышны, и это был колоссальный стресс, было страшно. Уходили в убежище, потом возвращались, опять тренировались. Наши девчонки – молодцы, что справились с таким стрессом. Понять это может только тот, кто прошел через подобное. Другие со стороны вряд ли в состоянии оценить.

    Наверное, самой большой для меня наградой стало мнение моих подруг-тренеров из других стран, которые считают, что Николь выступила потрясающе, учитывая, что нам пришлось пережить. Особенно это касается последнего упражнения с лентой. Я со всей уверенностью говорю вам: многие тренеры мечтают, чтобы их воспитанники приблизились к такому уровню. Николь в этом упражнении продемонстрировала совершенство во всех отношениях.

    «Правила изменились, стали принципиально иными»


    Элла Самофалова репатриировалась из Минска в 1991 году, была чемпионкой Беларуси по художественной гимнастике. Работает в «Маккаби» (Тель-Авив), тренировала одну из лучших израильских спортсменок – Нету Ривкину. Судья международного класса. Для нее Токио стал четвертой олимпиадой, в которой она принимала участие как тренер.

    – Вы, как тренер и судья, можете оценить и уровень судейства... Оно было объективным?

    – Все судьи прошли жесткий отбор, отбирали лучших из лучших, их проверяли на соответствие определенным критериям. Состав судейского корпуса был известен заранее, и, на мой взгляд, вряд ли возникали сомнения в их компетентности.


    Правила изменились. Они принципиально иные, отличающиеся от тех, что были раньше. Хорошие или плохие – профессиональный вопрос, который вряд ли следует выносить на широкую публику. Но в выработке этих правил принимали участие самые именитые тренеры России, Украины, Беларуси, Америки, Италии, Болгарии... Если говорить вкратце, то, согласно этим правилам, сложность решает всё. Поверьте, у Линой Ашрам – сумасшедше сложная программа, и у Николь Зеликман – сложная.

    Сейчас как в математике: все считается, до мельчайших подробностей, и любой судья учитывает сегодня каждую мелочь при вынесении оценки. Сегодня можно посмотреть любое упражнение и разобрать его по косточкам. Конечно, разобрать может профессионал, и он поймет, что у Линой – сложнейшая программа.

    Сейчас Николь отдыхает. Ей надо немного прийти в себя, расслабиться, побыть счастливой… Это необходимо после такой тяжелой нагрузки – как физической, так и моральной.

    Марк Котлярский, «Детали». Фото: Натали Бретлер. Предоставлено Ассоциацией художественной гимнастики Израиля ˜

    Читайте также: Артем Долгопят: "Токио я не видел". Интервью с чемпионом 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend