Тотальная война Нетаниягу

Историк Цви Явец рассказывал своим ученикам, что в юности ходил вместе с другом на футбольные матчи. Явец был поклонником «Хапоэля», а друг болел за «Бейтар». Когда «Хапоэль» забивал первый гол, друг ругал судью. После второго гола друг кричал, что во всем виноват Гистадрут. После третьего гола расстроенный друг говорил: «Бога нет…»

Когда главе правительства и его приближенным стало ясно, что следователи из отдела по борьбе с коррупцией намерены копать до победного конца, они начали кампанию их очернения. Это был первый гол из байки Явеца. Когда выяснилось, что прокуратура и полиция сплотили ряды – это был второй гол. Госпрокурор Шай Ницан и юридический советник правительства Авихай Мандельблит немало натерпелись от «Ликуда» и семьи Нетаниягу. Теперь, возможно, придет очередь суда, и тогда, если продолжить сравнение с байкой Явеца, Нетаниягу скажет, что Бога нет. Израильская демократия будет в опасности. Давид Амсалем сказал, что если против премьера решат подать обвинительное заключение, на улицу выйдут миллионы. Кто-то даст сигнал массам, и это будет призывом к мести и ненависти.

У Нетаниягу нет Бога – кроме того, который каждое утро смотрит на него из зеркала. Чувствуя, что его положение безвыходно, он стремится разгромить правоохранительные органы. Превратить их в незаконные. Ликвидировать их, чтобы спасти себя.

На прошлой неделе, после очередных сообщений в СМИ о расследовании обвинений против премьера он опубликовал видеоролик, в котором назвал 12 и 13 телеканалы «пропагандистскими». Судя по портретам журналистов на рекламных щитах, Нетаниягу представил их своим сторонникам, как «дьявола, с которым надо сражаться». Мандельблита и Ницана необходимо усиленно охранять.

В отчаянии премьер снял завесу конструктивного тумана, сопровождавшего действия ЦАХАЛа против иранских объектов в Сирии. Раньше Израиль не признавал и не отрицал приписываемые ему операции в Сирии, зато теперь мы ежедневно удостаиваемся концентрированной дозы победных реляций и хвастовства. Это новый феномен: Нетаниягу, который почти всегда вел себя ответственно и сдержанно в вопросах безопасности и часто упрекал министров, которые чрезмерно жаждали увидеть собственные интервью в СМИ на весьма деликатную тему, внезапно сменил кожу. О нем всегда говорили, что он не стремится к войне, что он осторожен и сдержан в применении силы. Теперь не исключено, что он может пересечь и эту последнюю границу.

На этих выборах все кошерно. Он должен добиться огромного достижения, – 34 или 35 мандатов – объявив их народным свидетельством благонадежности и изобразив любую попытку обвинить его в преступлениях путчем юридическо-медийно-левой элиты против воли народа.

На данную минуту это выглядит вполне достижимой целью, хотя невозможно предсказать эффект предъявления обвинительного заключения в следующем месяце и потока записей и свидетельских показаний, которые будут обнародованы в СМИ заинтересованными лицами со всех сторон.

Совершенно ясно, что с той минуты, когда обвинение будет предъявлено, вся предвыборная кампания будет вращаться вокруг дел против Нетаниягу. Если «Ликуд» ослабнет,  большинство его голосов предположительно останется внутри ведомого им блока. Если же он усилится, как верят некоторые, это произойдет за счет его «естественных партнеров» – «Кулану», ШАС, НДИ и, возможно, также «Новых правых» и «Еврейского дома».

Главная забота Нетаниягу связана с неожиданными трудностями формирования правительства. Очевидно, что нынешняя коалиция обещает идти с ним, пока он ожидает слушаний. Но что если кто-то, например, министр финансов Кахлон, передумает под нажимом общественности или один, а то и более партнеров не наберут нужного числа мандатов?

Судя по некоторым опросам, «Кулану» «Еврейский дом», ШАС и НДИ – или некоторые из них – находятся в опасной зоне без гарантий, что они выиграют требуемые четыре мандата. В ситуации, когда сокращается число «естественных партнеров», Нетаниягу придется обратиться к партиям из другого лагеря. Руководители некоторых из этих партий уже пообещали не присоединяться к коалиции, которую он возглавит. Кто же присоединится, кто – нет, и на каких условиях?

Очевидным условием Бени Ганца, к примеру, будет требование к Нетаниягу публично заявить, что он подаст в отставку в ту минуту, когда после слушаний ему будет предъявлено обвинительное заключение. По такому сценарию Нетаниягу начнет свой пятый и последний срок на посту слабее, чем раньше, превратившись в хромового селезня и живой труп.

Нет смысла исследовать его, исходя из норм и правил былых премьер-министров, и даже его собственных, которыми отличались его два срока на посту между 2009 и 2015 годом. Нетаниягу ежедневно демонстрирует новую модель поведения и такие правила ведения политики, которых страна никогда не знавала. Страх судебного процесса и тюрьмы так же очевиден в писаниях его сына в соцсетях. Поток из-под отравленного пера Яира Нетаниягу становится все гуще и агрессивнее с каждым днем.

Нет никаких проявлений самоконтроля на улице Бальфура. Скорее – признаки полного распада и потери контроля. Имперская семейка, которая еженедельно позволяет нам узреть все новые примеры ее безумия, не имеет ни малейшего намерения тихо выехать из резиденции на улице Бальфура и быстро исчезнуть. Биби, Сара и Яир хотят оставить за собой выжженную землю, «Ground Zero», который даже двое последующих премьер-министров не смогут исправить, как ляпнула в своей параноидальной оговорке министр культуры Мири Регев.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Д.Н. К.В.

Фото: Оливье Фитуси.


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend