Главный » В Мире » Ближний Восток » Нетаниягу выводит козу
Фото: Mark Makela, Reuters

Нетаниягу выводит козу

17 месяцев назад Биньямин Нетаниягу, оказавшись в тупиковой электоральной ситуации, последовал совету раввина из старой еврейской притчи: впустил в дом козу.

Вы, конечно, помните эту притчу. Хасид идет к раввину и жалуется, как тяжело ему живется в крошечном домишке с вечно недовольной женой, шумными детьми и родственниками. Раввин советует ему взять в дом козу. Через неделю хасид возвращается и жалуется, что жизнь его стала невыносимой - коза блеет, везде гадит и жует все, до чего может добраться. Выпусти козу, говорит раввин, и ты оценишь свой дом таким, какой он есть.

С тех пор как Нетаниягу впервые рассказал эту притчу в интервью 12-му каналу в ходе первой из трех предвыборных кампаний, аннексия стала для него той самой козой. Она была и остается отличным способом отвлечь израильский электорат от коррупционных дел премьер-министра и его растущих на глазах диктаторских замашек, а теперь еще и от его неспособности разумно спланировать стратегию выхода из режима блокирования, следствием чего стала вторая волна эпидемии, и отсутствия четкой программы выхода из экономического кризиса.

Аннексия послужила ему и на международной арене. На протяжении десятилетий международное сообщество оказывало давление на Израиль, чтобы положить конец оккупации, демонтировать поселения и дать возможность палестинцам создать свое государство. Поскольку главной проблемой стала аннексия, для Нетаниягу дискуссия переместилась в гораздо более удобную сферу: выпустить эту козу. С оккупацией мы можем жить.

Итак, настал июль, а вместе с ним и произвольно назначенная в коалиционном соглашении «Ликуда» и «Кахоль-лаван» дата, начиная с которой Биньямин Нетаниягу может представить вопрос об аннексии на рассмотрение кабинета министров или кнессета. Тот факт, что на момент публикации на этом фронте еще ничего не произошло, мало что значит. С самого начала было ясно, что Нетаниягу будет очень трудно выполнить свои предвыборные обещания, которые он давал в трех предвыборных кампаниях. Даже то, что аннексия 30 процентов Западного берега включена в «сделку века» Дональда Трампа, не облегчило Нетаниягу его задачу, поскольку в сделке всегда есть вторая сторона, та, которую Нетаниягу не смог заставить проглотить свой ультраправый электорат.

Нетаниягу и его доверенные лица будут продолжать утверждать, что никогда и не предполагалось, что аннексия состоится 1 июля; эта дата – лишь начало периода, на протяжении которого вопрос об аннексии может быть рассмотрен официально. С технической точки зрения, они правы. Но шумиха вокруг этой даты создала свою собственную динамику. В какой степени она была запланирована?

Нетаниягу, конечно, не планировал аннексию. У него нет карты, нет графиков ее реализации, нет никаких законопроектов, которые нужно представить на рассмотрение кабинета министров или кнессета. Все это усиливает впечатление, что аннексия, по крайней мере, в течение значительной части последних 17 месяцев, была не более, чем туманным предвыборным обещанием с целью  сплотить электоральную базу правых.

Но у многих, кто говорил с Нетаниягу в последние месяцы, сложилось впечатление, что в какой-то момент, по крайней мере, с тех пор, как ему удалось подчинить себе Бени Ганца, дать ему место в своем правительстве и тем самым обеспечить себе еще один срок на посту премьер-министра, эта идея ему полюбилась. Аннексия, или, как он ее называет, "распространение израильского суверенитета", расширение границ Израиля, чтобы они включали хотя бы часть его библейской родины, может стать историческим наследием Нетаниягу.

Похоже, что эта любовь была недолгой. Энтузиазма в отношении аннексии у Нетаниягу поубавилось. Конечно, он не откажется от нее публично. Это повредило бы его авторитету в глазах правых и, кроме того, коза в доме по-прежнему хорошая штука, ведь она отвлекает внимание. Но шансы на любую значительную аннексию, или даже небольшую «символическую», которая произойдет в обозримом будущем, уменьшаются с каждым днем.

Многие попытаются приписать себе заслугу в том, что они оказали давление на Нетаниягу с целью заставить его воздержаться от этой затеи. Один из них - Бени Ганц, который, наконец, на этой неделе вдруг снова показал себя мужчиной и сказал в интервью, что 1 июля – не «священная дата» и «миллиону израильтян, ставших безработными из-за коронавируса», нет никакого дела до аннексии. Крошечные левые организации и аналитические центры будут с гордостью бить себя в грудь. Как и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, чья мольба отказаться от аннексии была опубликована 1 июля на первой полосе  «Йедиот ахронот». Все они оказали очень незначительное влияние на этот вопрос, если оказали вообще.

Единственный человек, который больше всего повлиял на Нетаниягу в деле сдерживании аннексии - это некий 77-летний мужчина, который в настоящее время скрывается от пандемии в своем доме в Уилмингтоне, штат Делавар. Его зовут Джо Байден и он - главная причина, по которой Нетаниягу откажется от аннексии.

Мало найдется политиков, которые разбираются в опросах общественного мнения лучше, чем Нетаниягу. Он официально или неофициально содержит несколько специалистов по опросам и поддерживает связь с их коллегами. Его группа американских социологов докладывает, что шансы Трампа на победу в ноябрьских выборах тают на глазах.

До недавнего времени Нетаниягу был убежден, что непобедим не только он сам, но и его вечно румяный друг. Но поскольку в последние недели Джо Байден лидирует с большим отрывом, эта вера испарилась. Нетаниягу видел, что всем его союзникам в администрации Трампа, за исключением посла в Израиле Дэвида Фридмана, нет до него дела, и они заняты лишь тем, чтобы спасти проигрышную кампанию. Мало того, что он не получит единогласную поддержку аннексии, он осознает, что если и дальше будет продвигаться по пути к аннексии, он с первого дня вступит в конфликт с будущей администрацией Байдена.

Байден дал понять, как сам, так и через доверенных лиц, что он категорически против аннексии. В то же время, однако, он сопротивлялся давлению со стороны левого крыла Демократической партии, настойчиво требующего проявить твердость в отношения Израиля в других вопросах, и даже намекнул, что в случае избрания не откажется от решения Трампа перенести посольство США в Иерусалим.

Главный страх Нетаниягу заключается в том, что новая администрация вернет США к соблюдению ядерной сделки с Ираном, этому краеугольному камню внешней политики Обамы. Он надеется, по крайней мере, получить возможность обсудить с новым президентом свою позицию относительно продления санкций и более жесткой позиции американцев на переговорах. Отсрочка аннексии станет для него исходной точкой отношений с президентом Байденом. Если электоральный разрыв между Трампом и Байденом продолжит расти, аннексия будет все больше отдаляться.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Джо Байден. Фото: Mark Makela, Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend