Нетаниягу – вечная жертва

Те, кто пытается разгадать секрет очарования и силы Биньямина Нетаниягу, упускают, на мой взгляд, один очень важный момент – образ жертвы. Если добраться до основной составляющей харизмы премьер-министра, привлекающей к нему людей, окажется, что это именно вид жертвы, или, иными словами, власть под видом безвластия.

В сознании правого лагеря, представляющего основной поток общественного сознания сегодняшнего Израиля, Нетаниягу – безусловная жертва. Герой, чей героизм отказываются признать злодеи. Благородный человек, чье благородство оспаривают склочники. Гений, чью гениальность отрицают мелочные завистники. Это трагический образ гонимого и невинно оклеветанного героя, главной причиной страданий которого являются его талант и доброта. Именно поэтому он повергает в страх власть имущих, и те начинают  строить козни и всячески его унижать. Неважно, сколько времени он сам находится у власти, неважно, сколько ее атрибутов он уже накопил – в коллективном сознании, заботливо им культивируемом, Нетаниягу и возглавляемый им «Ликуд» никогда не будут гегемонами или элитой. Они навсегда останутся слабыми и отверженными. Жертвами.

Чтобы в наши головы, не приведи Господь, не проникла вредная мысль о свободе выбора, Нетаниягу использует модель тотальной жертвы, преследуемой со всех сторон. В соответствии с этой моделью премьер-министра и его партию травят по идеологическим соображениям, но к этому добавляется и личностный аспект: травят самого Нетаниягу, его семью, жену, сына, отца. Все они  жертвы —  истории, истеблишмента, элиты, прессы, академических кругов, левых.

Именно это является секретом силы Нетаниягу. Поэтому, по мере того, как укрепляется его образ невинной жертвы, мощнее становится поддержка, которую оказывают ему сторонники. Поэтому все его важнейшие шаги представляются не новой  инициативой, а отчаянным трюком, призванным отразить серьезнейшую угрозу или преодолеть мощнейшее сопротивление. Нетаниягу и тот Израиль, который он представляет, никогда не делают свободный выбор,  они всегда – жертвы, вынужденные предпринимать ответные шаги. Сила и очарование Нетаниягу проистекают из взлелеянной им мнимой беспомощности.

Куда бы он ни обращался, ему приходится лишь отражать удары судьбы – в лице «Хизбаллы», ХАМАСа, Ирана, международной общественности, Верховного суда, левых организаций. Делать нечего. Говорить не с кем. Никаких решений не существует. Как и подобает классической жертве, Нетаниягу видит евреев, как общность, ведущую борьбу с могущественными  силами, победить которые невозможно. Можно лишь сохранить существование гонимого коллектива. Как будто Катастрофа, главный пропагандистский козырь премьер-министра, продолжается, и каждый день выживания является победой над силами зла.

Нужно сказать, что все это не более, чем плод воображения. Тотальная борьба с демоническими противниками – чистой воды пропаганда, не имеющая ничего общего с действительностью. И во имя исторической справедливости добавим: концепция жертвы, на которой Нетаниягу построил свою карьеру, сразу же попала на плодородную почву.  Ведь еврейская история, которую евреи рассказывают сами себе – это история гонений из-за выдающихся способностей. В этом смысле история Нетаниягу повторяет ее до мельчайших подробностей и является точным отражением еврейского коллективного сознания.

Если сионизм и добился в чем-то большого успеха, так это в том, что часть евреев перестала видеть себя беспомощными жертвами истории и иных народов, движимых, как правило, антисемитизмом. С этой точки зрения, возвышение Нетаниягу и распространение представляемой им концепции жертвы является большим, нежели поражение того или иного политического лагеря. Это вполне ожидаемая, а, может быть, и окончательная победа жертвенности над свободным выбором, пассивности над активными действиями и исторического еврейства над сионизмом.

Алон Мизрахи, «ХаАрец«, Б.Е. К.В.
Фото: Оливье Фитуси.

 


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend