Главный » Политика » Нетаниягу уже фашист или еще нет?

Нетаниягу уже фашист или еще нет?

Главный козырь, который незамедлительно выкладывают на стол сторонники Нетаниягу в любом споре - «популярность в народе». «Если вы не смогли победить его на выборах, как вы смеете требовать его отставки на площадях?» - возмущаются они.

И действительно: даже сейчас, упав в опросах до потенциальных 33 мандатов, «Ликуд» остается самой  сильной партией. Ее главный соперник «Еш атид» набирает вдвое меньше – 17 мандатов. В реальных цифрах это означает, что «Ликуд» поддерживают около 1.7 млн израильтян. А раз так, вправе ли кто-то требовать отставки Нетаниягу?

Однако этот довод лишь кажется несомненным. На самом деле, он легко опровергается на двух уровнях – партийном и общенациональном.

«Ликуд» и сорняки

В Израиле голосуют не лично за кандидатов, а за партийный список. Вышеупомянутые мандаты принадлежат не лично Биньямину Нетаниягу, а партии «Ликуд».

Попытки приписать победу на выборах лично ему - ложь. Достаточно вспомнить, как в июле 2018 года опрос, проведенный Panels Politics по заказу газеты "Маарив", показал: «Ликуд» во главе с Айелет Шакед получил бы столько же мест в кнессете, сколько во главе с Нетаниягу. Очевидно, что именно этот опрос стал «смертным приговором» для Шакед: Нетаниягу почуял рядом другого потенциального лидера, а конкурентов он уничтожает – чтобы остаться единоличным правителем под крики своих сторонников «Кто же, если не он?»

Вот - правда, которой страшится премьер: с его уходом «Ликуд» не исчезнет с политической карты и, может быть, даже не утратит лидерства. Худшее, что может произойти – снижение на 5 или 6 числа числа мандатов на будущих выборах. Например, опросы в конце 2019 года прочили «Ликуду» под руководством Гидеона Саара 26 мандатов. Сегодня даже это – больше, чем у любой другой политической силы.

На самом деле, результаты этих опросов совершенно очевидны. «Ликуд» - политическое движение в полном и подлинном смысле этого слова: со своей идеологией, ценностями, своим  электоратом. В его рядах достаточно тех, кто может претендовать на лидерство: Исраэль Кац, Юлий Эдельштейн, Нир Баркат, Гидеон Саар и другие. Но председатель всех заставил замолчать и подчиниться – так что сейчас «Ликуд» подобен дереву, обвитому «плющом Биби», который лишает его жизненных сил. Лишь побеги этого сорняка остаются свежими, а когда какие-то ветки отмирают (Амсалем, Битан), на их места вползают другие (Охана, Зохар).

Мандаты партии не принадлежат лично Нетаниягу. Он просто пытается из присвоить. Лично он приносит партии лишь несколько мест – и это в лучшем случае, потому что никто не считал, сколько ликудников сейчас отвернулись от «Ликуда» именно из-за него. Люди, вышедшие на площади и улицы в Иерусалиме и в Тель-Авиве, на самом деле, делают за ликудников их работу: пытаются сбросить узурпатора, уничтожающего их партию. При этом не стоит попадаться на уловку пропагандистов Нетаниягу - никто из митингующих не собирается отстранить «Ликуд» от власти.

Глас народа – не глас божий

«Не пытайтесь сделать на площадях то, чего не добились на демократических выборах» - твердят нам сторонники Нетаниягу. Действительно, хотя более чем две трети избирателей отдали свои голоса другим партиям, именно «Ликуд» победил в ходе голосования. Но разве мало в истории случаев, когда тираны приходили к власти по итогам демократических выборов?

Национал-социалистическая немецкая рабочая партия Германии (НСДАП) в сентябре 1930 года получила на выборах в германский парламент 18.3 процента голосов избирателей. В 1932 году она увеличила свой электоральный вес до 37.4 процентов, став крупнейшей парламентской силой страны. А в марте 1933 года за НСДАП проголосовало почти 44 процента  избирателей.

Положа руку на сердце, скажите: если бы сегодня имелась возможность перенестись в 1933 год, чтобы отстранить Адольфа Гитлера от власти, лишить его должности рейхсканцлера, и тем самым предотвратить разорение Европы (включая и саму Германию), миллионы жертв, Катастрофу - кто  отказался бы от такой возможности, заявляя, что нельзя снимать лидера, избранного демократическим путем?

Проблема демократии, опирающейся на народное волеизъявление, заключается в том, что любой избиратель манипулятивен. Способы обработки сознания толпы просты и действенны. Нетаниягу - прекрасный оратор, знающий нормы и правила риторики.

Гитлер в свое время тоже мог зажечь своей речью толпу и на митинге, и в пивной. Операторам 20-го израильского телеканала, конечно, далеко до Ленни Рифеншталь, но этого и не требуется: в соцсетях новый «Триумф воли» множится в новых формах. Как некогда немцам, так сегодня и евреям указывают на внешнего врага (Иран); на внутреннего врага (арабы и леваки-анархисты); обещают присоединить местные Судеты, роль которых играют части Иудеи и Самарии; и в целом сделать державу “great again” (снова великой). Все это - лозунги, абсолютно понятные массам в любой стране. Столь желанные простые решения, которые, якобы, несет людям великий лидер.

Чтобы предупредить обвинения, подчеркнем: никто не сравнивает Биньямина Нетаниягу с Адольфом Гитлером, который загнал своих политических оппонентов в концлагерь Дахау, был исчадием ада и кровавым монстром. Просто методы управления массовым сознанием – не изобретение Нетаниягу. Со времен Эллады и Римской империи к ним прибегали чуть ли не все авторитарные правители мира, чтобы заручиться народной поддержкой.

Расхожее мнение состоит в том, будто толпы митингующих справедливо свергают диктаторов, лишь когда те окончательно исчерпали кредит доверия. Да, в Беларуси Лукашенко имеет от 3 до 20 процентов поддержки, а в Грузии перед «революцией роз» Шеварнадзе собирал около 3 процентов, но таких ситуаций – меньшинство.

Напротив, диктатор Путин в России пользуется значительной поддержкой в народе, невзирая на войны и нищету. Немалое число египтян поддерживали диктатора Мубарака, а уж за Ас-Сиси пошли и того больше после кризиса, в который ввергли их страну реформаторы-исламисты. Реджеп Эрдоган в Турции давит прессу и бросает критиков и оппозиционеров в тюрьмы, опираясь на широчайшую любовь народных масс. Да и ХАМАС, в конце концов, пришел к власти по результатам демократических выборов, а то, что его главари покончили и с оппонентами, и с демократией – так это случилось уже потом.

И после этого вы все еще уверены, что глас народа – обязательно глас божий?

А судьи кто?

Конечно, если уж прибегать к столь крайней мере, как принуждение к отставке, то в особо исключительных случаях: когда правитель начинает представлять собой угрозу для всей страны (как это было в той же Германии). Однако в начале 30-х годов прошлого века немцам в кошмарных снах не снилось, чем все закончится. Тогда митингующим против Гитлера они могли с чистым сердцем возразить: «Не пытайтесь сделать на площадях то, чего вы не добились на демократических выборах!»

В Израиле нет ни одного института, пользующегося абсолютным и безоговорочным доверием народа. Решения суда, кнессета или Совета мудрецов Торы в равной степени будут оспорены теми, кто не признает их авторитета. Так есть ли у нас инструмент, позволяющий заранее выявить авторитарного правителя и предотвратить диктатуру?

Возможно, есть. В отличие от немцев в Германии 1933 года, у нас есть такой ориентир: мы можем проверить любого на соответствие «14 признакам фашизма», которые изложены в статье Игоря Яковенко, одного из самых ярких и знаменитых оппозиционных журналистов в сегодняшней России. Его статья была опубликована в «Деталях» в мае 2020 года. Вот эти признаки:

  1. Культ традиции
  2. Неприятие либерализма
  3. Подозрительность по отношению к интеллектуальной элите
  4. Невыносимость критики
  5. Борьба с инородцами
  6. Социальная фрустрация (с опорой на обедневшие классы)
  7. Одержимость теориями заговора и чувство «осажденной крепости»
  8. «Враг все равно слабее нас»
  9. Победная мифология
  10. Популистский элитаризм (выделение «наилучшего народа в истории человечества»)
  11. Культ героизма и культ смерти
  12. Культ мужественности, перерастающий в гомофобию
  13. Популизм – против «прогнившей парламентской демократии»
  14. Новояз

Экстраполировав этот список на Израиль 2020 года, каждый увидит, что из всех пунктов к Нетаниягу, его риторике и его сторонникам в полной мере не относится только 11-й пункт. Да и это заслуга не его, а еврейской традиции, в которой жизнь, а не смерть, ценится превыше всего. А также частично 12-й пункт: даже если сам Нетаниягу - не гомофоб, среди его электората гомофобные настроения преобладают.

Зато все остальное в наличии. По отдельности многие из этих пунктов не представляли бы опасности. Но вместе они становятся не чьими-то личными представления о жизни, а симптомами болезни, которой сегодня пытаются заразить всю страну. И эта болезнь более смертоносна, опасна и заразна, чем коронавирус.

Это значит, что Нетаниягу стал опасен. И потому должен уйти.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Офер Вакнин

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend