Пятница 16.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    540868_Religious_Gil_Cohen_Magen

    Израиль все еще светское государство?

    Корона-кризис все больше обостряет вопрос отношений светской части общества и ультраортодоксальной общины. Причем сегодня это буквально вопрос жизни и смерти. Это не просто проблема справедливого распределения бремени либо армейской службы, либо налогов, либо, напротив, бюджетных льгот и субсидий. Это даже не тема гражданских браков и автобусов по субботам. Известный журналист Барух Кра в статье на сайте Walla анализирует, каким образом в государстве Израиль сложилась ситуация «государства в государстве».

    На его взгляд, эпидемия лишь обнажила проблему того, что, на самом деле, ультраордоксальная община не подчиняется законам Государства Израиль как в части исполнения указаний его министерств (например, здравоохранения), так и распоряжений власти в лице полиции.

    Как напомнил публицист, на прошлой неделе в СМИ и в обществе звучала острая критика в адрес Биньямина Нетаниягу в связи с его обращением к лидеру литовского направления, раввину Хаиму Каневскому (точнее, к его внуку, поскольку сам раввин не вполне адекватно воспринимает происходящее.) Она касалась попытки добиться сотрудничества с раввином, дабы убедить его, что законы по борьбе с эпидемией применимы ко всем слоям общества.

    Однако, по мнению журналиста, «даже если Нетаниягу довел политическое подчинение ультраортодоксальному руководству до апогея», следует честно сказать, что не он породил эту ситуацию.

    Долгие годы это было горячей темой, которую эксплуатировали многие партии. Однако вместо того, чтобы решить проблему и двигаться в сторону принятия единого закона, которому подчинялись бы все части израильского общества, как например все части американского общества подчиняются конституции – в Израиле различия только укреплялись.

    Барух Кра приводит мнение ряда историков о том, что визит Давида Бен-Гуриона к знаменитому раввину Аврааму Карелицу в 1952 году установил нынешние правила игры под названием «статус кво». Секретарь Бен-Гуриона, впоследствии президент Ицхак Навон, описал ответ раввина на вопрос, как светские и ультраортодоксальные люди будут жить в одном государстве. Раввин привел притчу из Талмуда: «Если два верблюда встречаются в переулке и один несет груз, а другой – нет, верблюд без груза должен уступить дорогу».

    ( Имелось в виду, что новое еврейское государство должно считаться с богатейшей древней традицией. «Наш верблюд везет груз трех тысяч лет истории, наследия и традиции. А ваш — пуст…». На что Бен-Гурион возразил: не пуст, поскольку светский сионизм привел к созданию еврейского государства. Однако, с точки зрения раввина, ценность этого достижения нейтрализовалась массовым отказом евреев от исполнения заповедей – прим. «Детали»).

    Именно рав Карелиц считается «отцом» системы йешив в Израиле, и в конечном счете его точка зрения, что ученики йешив должны быть освобождены от армейской службы, возобладала. Барух Кра напоминает, что в дальнейшем это привело к тому, что огромные слои ультраортодоксального общества были вытеснены с рынка труда – феномен, которому нет равных в мире. Ибо, например, многие члены общины ультраортодоксов в США или в Европе совмещают учебу и работу.

    В Израиле неоднократно предпринимались попытки изменить ситуацию, и, в конце концов, Верховный суд постановил, что историческая договоренность  об отмене призыва ультраортодоксов в армию является незаконной. Кнессет принял известный «закон Таля», но он был отменен в 2012 году. В 2014 году был принят новый закон, который внес поправки в пользу ультраортодоксов, но и его тоже отменили в сентябре 2017 года. С тех пор, несмотря на неоднократные требования Верховного суда и три избирательные кампании, этот вопрос так и не был решен.

    За это время интерес широкой общественности к вопросу о равенстве в распределении бремени упал. Все меньше и меньше партий считали его привлекательным для избирателей.

    Более того, с культурно-политической точки зрения ультраортодоксальное население в последние годы внешне приблизилось к общеизраильскому, так что иллюзия того, что все в порядке, стала еще сильнее.

    Как заявляет публицист, кто-то или что-то должны были напомнить израильскому обществу, насколько ложными являются такие взаимоотношения между ультраортодоксальным населением и всем израильским обществом. Поскольку в обществе не нашлось никого, кто взял бы на себя эту работу – эту роль взял на себя коронавирус. Он ясно показал, что ультраортодоксы не готовы принять светское государство как источник власти, тем более, когда оно приходят прямо на его улицы, в его дома или йешивы.

    По мнению Баруха Кра, «не существует панацеи, которая исправит ситуацию. Однако отказ от любых требований и полное подчинение – это беззаконие». Но принудительное исполнение и штрафы также не решат проблему. В ответ мы получаем всплеск насилия со стороны ультраортодоксов, которые не привыкли подчиняться указаниям власти. С другой стороны, полиция слишком поздно начала бороться за исполнение закона.

    Как считает Кра, «ограничения, которые обрушились на израильское общество в последние месяцы, могут привести к двум результатам: одному очень плохому, другому – очень хорошему».

    Плохой результат, признаки которого мы уже ощущаем – это рост ненависти к ультраортодоксальному обществу. Многие партии пользуются недавними событиями, чтобы усилить критику в адрес всей общины. Возможный положительный результат – это усиление понимания, что общество должно быть таким, в котором обязанности и права разделены поровну между всеми слоями.

    Как полагает Барух Кра, «нет поворотного момента, когда мы все решим окончательно, но кризис может определить начало новых правил игры. Это время для лидеров, а не для раболепства перед лицом ультраортодоксов».

    Владимир Поляк, «Детали». Фото: Гиль Коэн-Маген˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend