Главный » Общество » Нетаниягу рискует экономикой — зачем?

Нетаниягу рискует экономикой — зачем?

Первое правило СМИ об экономических новостях гласит, что если они плохие, их следует публиковать вечером в четверг. Экономические газеты уже отправлены в типографию, поэтому они не смогут хищно наброситься на эти новости и тщательно их пережевать. Если новости хорошие, их надо публиковать в начале недели для максимального резонанса. Это правило было нарушено в прошлый четверг 25 июня, когда министерство финансов сообщило о «серии экономических реформ».

Этот шаг был сделан профессиональным эшелоном без участия министра финансов Исраэля Каца или премьер-министра Биньямина Нетаниягу. Из их отсутствия можно сделать вывод, что в этом заявлении нет сенсационных новостей, с которых можно получить политические дивиденды. Тем более, если это делается в четверг вечером, когда, как правило, публикуют негативные новости.

Но если это кажется вам случайным стечением обстоятельств,  лучше просто изучить представленный список «реформ», чтобы уяснить: все стороны прекрасно понимают, что это рекламный план на пустом месте. Достаточно посмотреть на многократно утилизированную идею создания «второй фондовой биржи». Эта очень древняя идея из пыльного ящика чиновничьих столов. Далее к ней добавили несколько пустых лозунгов, вроде «развития национальных инфраструктур». И еще некоторые вещи, которые и так делаются (хотя и очень медленно), такие как «прямая поддержка сельского хозяйства». Все это было красиво упаковано и представлено Нетаниягу, который слабо кивнул в знак согласия при отсутствии малейшего интереса.

Нетаниягу в эти дни интересуют другие вещи. Он не позволил бы кучке чиновников продавать народу пакет реформ просто так, да еще без него. Туман войны, который напустил премьер-министр вокруг планов аннексии, обескураживает даже генералов, которые не знают, что замышляет глава правительства и что ожидает нас в ближайшем будущем.

Этот туман воспроизводится и в экономической сфере. Создание правительства национального единства (или чрезвычайного правительства) было обосновано необходимостью внести, наконец, какую-то определенность в экономику — после трех избирательных кампаний и карантина из-за эпидемии коронавируса. Однако им не удалось прийти к согласию даже по такому простому вопросу, как однолетний или двухгодичный бюджет. Ганц требует выполнения коалиционного соглашения, в котором говорится: «Вскоре после формирования правительства, не позднее чем через 90 дней после инаугурации, коалиция должна гарантировать утверждение государственного бюджета с выполнением всех формальных процедур, включая особые бюджеты, в том числе на борьбу с коронавирусом. Бюджет будет двухгодичным: на 2020 – 2021 годы».

Политика побеждает экономику

Нетаниягу хочет принять бюджет на один год. По своим причинам, в том числе электоральным: он хочет оставить для себя возможность новых досрочных выборов. Фактически, это бюджет на последние несколько месяцев 2020 года. Это ставит минфин и Каца в очень затруднительное положение. Им нужно управлять тяжелейшим кризисом, учитывая все последствия высокой безработицы.

Кстати, на прошлой неделе Кац опростоволосился, когда сказал, что «согласно Google, уровень безработицы в стране — 16 процентов». Это — еще одна иллюстрация полной неразберихи, которая царит в минфине в связи с нынешним положением. Объективных оценок у них нет. Бизнес в глубокой яме. А государство продолжает жить без утвержденного бюджета, получая каждый месяц одну двенадцатую от последнего утвержденного бюджета – после полутора лет сплошных выборов. И это создает серьезные проблемы для многих секторов.

У минфина есть все основания для составления бюджета на следующие полтора года, куда будут включены значительные экономические реформы, которые позволят экономике быстро восстановиться. Но Нетаниягу не дает зеленый свет двухлетнему бюджету, что увеличивает неопределенность и лишает нас малейшей возможности планирования. Результат: разочарование всей экономической системы и нервное ожидание того, что скажет премьер-министр.

Кац ожидает решения разногласий между Ганцем и Нетаниягу. Конечно, он предан Нетаниягу, но ему ясно, что если он хочет оживить экономику, то должен поддержать позицию Ганца, чтобы принять двухгодичный бюджет и провести экономические реформы. С того момента, как Кац вошел в свой кабинет в минфине, он требует от чиновников: «Принесите мне реформы». Он полон решимости продвигать реформы на благо общества, и чиновники не хотят его разочаровывать. Поэтому они лихорадочно ищут реформы, в том числе извлекают старье из пыльных ящиков столов. Часть из них – просто пустые лозунги, часть была отправлена в долгий ящик, так как встретила ожесточенное противодействие.

В минфине планировали представить правительству рамочный проект бюджета на 2020 – 2021 годы уже 9 июля, но Нетаниягу и Ганц не спешат принимать решение, и это мешает работе всей правительственной системы. Ведь подготовка бюджета — это не только внутреннее дело минфина, но диалог со всеми министерствами и ведомствами для определения потребностей и приоритетов. Эти потребности в связи с корона-кризисом и долгим периодом без утвержденного государственного бюджета особенно велики, и на минфин оказывается серьезное давление. Неудивительно, что он допускает ошибки, такие как предоставление помощи крупному бизнесу, которая не была обусловлена запретом на выплату дивиденда держателям акций и повышение зарплат директорату.

Нетаниягу пытается развалить правительство?

Инцидент с владельцем компании «Фокс» Арелем Визелем, который решил раздать своим акционерам дивиденды в размере 50 млн. шекелей, как только правительство выделило  ему многомиллионный грант на поддержку бизнеса — лучшая иллюстрация бардака, который царит в минфине. Общественная критика в адрес Каца привела к тому, что Визель отказался от правительственной субсидии. Он понимал, что общественная критика может поставить под угрозу его бизнес в данное время, когда сотни тысяч граждан оказались безработными, а десятки тысяч предприятий находятся под угрозой закрытия.

Задержка в принятии решения о госбюджете вызывает у минфина опасения, что в 2021 году стране снова придется жить по временному бюджету, который будет основываться на бюджете 2020. Если Нетаниягу решит пойти на выборы, именно это и произойдет. Государство снова будет получать каждый месяц одну двенадцатую от бюджета 2020. Это серьезно подорвет шансы израильской экономики на быстрое восстановление.

Публикация новых реформ перед выходными выглядит, как завуалированная попытка чиновников минфина и Каца показать общественности, что все в порядке. Хотя, конечно, никакого порядка нет, когда Нетаниягу и Ганц снова решают вопрос, который уже закреплен в коалиционном соглашении. Там даже оговаривается, что если госбюджет не будет принят в срок, то сторона, которая провалила принятие бюджета, будет считаться нарушителем коалиционного соглашения. Если соглашение нарушено по вине главы правительства, ротация должна произойти немедленно.

Другими словами, если Нетаниягу настаивает на одногодичном бюджете, это можно рассматривать как его неспособность принять двухгодичный госбюджет, и тогда Ганц должен немедленно стать премьер-министром.

Это выглядит очень странно. Нетаниягу пытается развалить чрезвычайное правительство таким образом, чтобы на посту главы правительства оказался Ганц? Минфин не в состоянии понять это поведение. В конце концов, очевидно, что бюджетные изменения могут быть сделаны в течение 2021 года из-за огромной неопределенности, вызванной кризисом коронавируса. Так почему бы не принять двухгодичный бюджет?

Мало кто в состоянии расшифровать весь спектр бюджетных соображений Нетаниягу. Но всем понятно, что новые выборы и временный бюджет в течение 2021 года будут тяжелым ударом по израильской экономике, который почувствуют на себе все секторы. Поэтому презентация реформ в минувший четверг — не более, чем успокоительная таблетка. Все ждут Нетаниягу.

(28 июня 12-й и 13-й телеканалы обнародовали опросы общественного мнения. Согласно опросу 12-го канала, 58 процентов израильтян считают, что Нетаниягу дурно справляется с кризисом, вызванным эпидемией. А опрос 13-го канала показал, что впервые за долгие годы 85 процентов граждан опасаются за свое материальное положение — прим. «Детали»).

Сами Перец, TheMarker, Ц.З. Фото: Эмиль Сальман˜

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend