Четверг 04.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    121013 _arab_orthodox_appelbaum

    Биби разобрался с ультраортодоксами. Теперь на очереди – арабы

    Намечающийся успех Нетаниягу в разрушении единства рядов арабских политиков – вероятно, самое важное событие за многие годы. Нетаниягу достаточно получить от арабских избирателей 2-3 мандата, чтобы склонить политические весы в свою сторону, и он сможет преодолеть политический тупик, в котором мы находимся последние два года. Это была ничья, при которой правые вместе с ультраортодоксами продолжали править страной, не имея парламентского большинства, просто потому, что другую коалицию было невозможно сформировать.

    В Израиле группы меньшинств имеют функциональный политический статус. Мы не говорим о евреях, но мы уже привыкли к постоянному присутствию арабов и ультраортодоксов в общественной полемике. Эти две группы меньшинств должны всегда оставаться меньшинствами. Они сохранились и мало изменились в течение многих десятилетий, и причина предельно ясна: арабы консолидировались вокруг национальной оси, а ультраортодоксы – вокруг идеи автономии и размежевания со светскими гражданами.

    Понятно, что представления о политической сущности арабов далеко не точны. Вопреки фантазиям левых, арабы не являются революционной постнационалистической силой. И вопреки страшилкам правых, они – не враги еврейского государства. В нынешних условиях правильнее сказать, что именно политическая ситуация определяет, кем и чем будут израильские арабы. То же самое касается и ультраортодоксов. Тем не менее, в последние годы в позициях этих меньшинств произошел значительный политический сдвиг.

    В последнее время эти группы приобрели прямое влияние на власть. В обоих случаях Нетаниягу сыграл в этом ключевую роль. Он определил для них политические роли. В первом случае он придумал «блок с ультраортодоксами», которые, якобы, готовы отказаться от изоляционизма и хотят принимать активное участие в национальной борьбе еврейского народа за контроль над страной Израиля.

    Левые, со своей стороны, не смогли сформировать аналогичный союз с арабским сектором. В данной ситуации предельно ясно, почему распадается политическая сила, которую мы называем «арабами». В то время, как ультраортодоксальный сектор получает щедрую плату за то, что остается гармоничным союзником на службе Нетаниягу, арабы задают себе вопрос: «А почему мы так не можем?» Они спрашивают себя, действительно ли их объединение в один общий блок принесло им хоть что-то полезное. Нетаниягу сделал с политической группой под названием «арабы» в Государстве Израиль то же самое, что он сделал с союзом арабских государств, заключив «соглашения Авраама». Воспользовавшись благоприятными условиями и возможностями, он разрушил существующую политическую силу.

    Многие теперь воспринимают подмигивание Нетаниягу арабам, как хитрый и циничный ход, но это ошибка. Ошибка в том, что эти люди все еще воспринимают Нетаниягу как идеологического лидера, верящего в идеалы единой и неделимой страны Израиля. Возможно, Гидеон Саар все еще верит в эти идеалы. Что же касается Нетаниягу, то он – прагматичный ревизионист, который ставит во главу угла сильное еврейское национальное государство. Он не любит никакой идеологии, и не зря поселенцы не вошли в его последнюю коалицию.

    Политическая сделка, предлагаемая Нетаниягу части арабского общества, аналогична сделке с ультраортодоксами, которая существует на протяжении десятилетий. Это – существенное партнерство во власти на местном уровне в обмен на принятие рамок еврейского национального государства. Это больше, чем взятка. Политическая ситуация после нормализации со странами Персидского залива позволяет Нетаниягу предложить части арабского сектора эмиратскую мечту. Он предлагает им стать сильными за счет улучшения экономического благополучия. При этом они должны поступиться некоторыми ценностями, которые воспринимаются как ограничивающие личную свободу. Это – мечта, которая очаровывает многих евреев и, вероятно, также немало израильских арабов.

    Если Нетаниягу добьется успеха, левым придется призадуматься о своем двойном поражении. Им не только не удалось перетянуть на свою сторону ультраортодоксов, им не удалось даже привлечь арабов. Неудача левых в арабском секторе особенно демонстрируют нам в очередной раз их постполитическую тенденцию в последние десятилетия. Эта тенденция и стала причиной их сегодняшнего жалкого положения.

    Поддержка левых партий в последние десятилетия исходит от относительно состоятельных слоев населения. Для этих групп важная борьба ведется не за ресурсы, а за идеалы и ценности, такие как права человека и демократические свободы. Поворотный момент в левой политике происходит во многих странах Западной Европы (например, в Германии). Видимо, это объясняет, почему социал-демократические партии исчезают во многих местах. В условиях достатка и высокого уровня жизни левые не смогли поставить реальные цели политической борьбы, которые могли бы привести к изменению условий жизни тех, кто разделяет их идеалы.

    Борьба левых за идеалы ведется различными некоммерческими организациями, деятельность которых зависит от внешнего финансирования. Финансировать эти организации очень благородно и жизненно важно. А ведь настоящая политическая борьба не нуждается во внешнем финансировании, поскольку политические победы позволяют захватывать ресурсы, которые и обеспечивают финансирование. Левые так и не смогли использовать политическую силу арабов, потому что они не осмеливались сделать им реальное политическое предложение. А взятку арабы с готовностью примут и от Нетаниягу. С другой стороны, у правых хватает ума оставаться внутри конкретной политики. Они предлагают своим сторонникам реальные изменения условий жизни.

    Неудача левых в отношениях с арабским сектором связана с их провалом в отношениях с ультраортодоксами. Большой успех Нетаниягу заключался в том, что он организовал ультраортодоксов в политическую силу, приобщив их к борьбе за власть еврейского национального государства над территориями страны Израиля. Многие спрашивают, почему ультраортодоксы не поддерживают левых. Потому что левым нечего им предложить. Нетаниягу, с другой стороны, предлагает им реальную политическую власть в форме партнерства в «еврейском» правительстве. Какое контрпредложение может сделать ультраортодоксам «Еш атид» или МЕРЕЦ (кроме прекрасных слов о человеколюбии)?

    Самый интересный вопрос на данный момент заключается в том, могут ли левые сделать тот же шаг, который Нетаниягу сделал в отношении арабской политической силы. То есть хотя бы разрушить образ «ультраортодоксов». Трудно представить, что постполитическое движение с социальной повесткой может сделать части ультраортодоксального сектора предложение, от которого те не смогут отказаться. Но есть и другая возможность, если внутренние конфликты и разногласия в ультраортодоксальном обществе приведут к серьезному расколу и подтолкнут часть ультраортодоксов в объятия левых. Но, похоже, пока это – маловероятный сценарий.

    Итамар Бен-Ами, «ХаАрец», Ц.З. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend