Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Gali Tibbon, Pool via AP
    Gali Tibbon, Pool via AP

    Он провалил экзамен на лидера

    Нетаниягу провалился на экзамене «рационального человека». В юридической терминологии «рациональный человек» воплощает принятые в обществе формы поведения и моральные нормы. Нерациональный человек действует таким образом, от которого рациональный человек воздержался бы в схожих обстоятельствах.

    Так, до начала судебного процесса рациональный человек нанимает адвоката и начинает сражаться за свою невиновность. Нерациональный человек пренебрегает адвокатами, полагается на свою силу и сражается за свою невиновность, лишая заработка и здоровья сотни тысяч людей.

    Такой вред несоразмерен и аморален. Он типичен для беглого преступника, за которым идет погоня: прямо на улице он хватает прохожего, приставляет ему нож к горлу и орет полицейским: «Не стрелять!» Мы стали заложниками в руках нерационального человека, которому глубоко наплевать, что он такой.

    Нерациональный человек не может измениться. Он не станет неожиданно говорить правду, заботиться о людях или вести себя честно. Он знает, что нашу поддержку он уже потерял. Нет ничего, что могло бы его остановить. Он проведет законы чрезвычайного положения и создаст целый механизм грубой фальсификации и грязной дымовой завесы. Он напичкает соцсети подставными профилями и пошлет своих помощников собирать компромат на демонстрантов.

    Ему больше нельзя верить. Недоверие – это не статичное положение. Недоверие ведет к неподчинению, а потом – к бунту. Он закроет нас по домам только для того, чтобы прекратить демонстрации? Тогда мы ему покажем. Назло ему найдем способ ходить на демонстрации и зарабатывать, и встречаться с друзьями и родителями.

    Он ведет себя нерационально? Мы поведем себя так же. Надо опасаться того, кто запирает нас по домам, вводя комендантский час, и запрещает демонстрации. Поди знай, может, за нами уже следят, подслушивают, читают нашу электронную почту. Может, стоит шифроваться в разговорах с друзьями, встречаться в тайных местах. Наша жизнь может превратиться в жизнь преследуемого меньшинства, как было в течение нескольких поколений до нас.

    На кого мы можем положиться – на разваливающийся БАГАЦ? На импотентный кнессет? На обезглавленную полицию?

    Ежевечерние новости мы смотрим с подозрением, тошнотой и неверием. Мы кричим в телеэкран: почему вы лжете? Почему просто так швыряетесь цифрами? Почему не сообщаете возраст умерших, их местожительство, в чем различие между «тяжелобольными» и «подключенными к ИВЛ»?

    Рациональный человек не верит репортажам. У него больше нет доверия к СМИ. Как он может доверять ведущим, которые спрашивают главу правительства, кого назначить и кого уволить? Откуда у рационального человека появится доверие к СМИ, если, согласно журналистскому расследованию журнала «Седьмой глаз», они получают 50 млн шекелей, чтобы обслуживать власти публикациями, которые внедрены, скрыты, подсунуты в их репортажах.

    Такие СМИ не в состоянии нас защитить. Они еле-еле защищают себя. Их положение очень тяжелое. И чем тяжелее оно становится, тем больше они зависят от правительства. Чем больше растет зависимость, тем больше снижается их достоверность. Меньше достоверности, меньше доверия. В своем отчаянии СМИ заключили договор с дьяволом. Он разрешает им себя покритиковать, а в ответ они показывают репортаж, полный лжи и фальши.

    Лживый репортаж СМИ намного эффективнее резкой критики. Мы верим данным, а не комментаторам. Данные, которые мы получаем, пугающе просты. Кто-то хочет, чтобы они были именно такими. Кто-то хочет использовать неясность и страх. У нас нет подлинной информации, нет ни малейшего представления о подлинном распространении эпидемии. Путаница превращает нас в зависимых от нерационального человека. Он использует эту зависимость в свою пользу и во вред нам. Нам не кого положиться – только на самих себя.

    Мы до сих пор еще не знаем, насколько далеко то место, где мы находимся, от полного краха. Может, он за углом. Может, спрятался в складках закона о запрете демонстраций.

    Мы все время проверяем, не истек ли срок нашего иностранного паспорта, запасаем туалетную бумагу, едем на улицу Бальфура и спрашиваем себя, выезжают ли люди из Ашкелона и Сдерота, чтобы принять участие в демонстрации против него. Мы знаем, что катастрофа по пути, но не знаем, насколько близко.

    «Вот уже три недели я в полной депрессии от реакционного режима, – написал Виктор Клемперер в своих «Дневниках» – и все молчат, и капитулируют... Самое страшное – слепота людей перед лицом происходящего».

    Йоси Кляйн, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Gali Tibbon, Pool via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend