Главный » Общество » Закон » Нетаниягу предпочел суд  в Иерусалиме, поможет ли ему это?

Нетаниягу предпочел суд  в Иерусалиме, поможет ли ему это?

В последние недели, осознав, что шанс на получение парламентского иммунитета окончательно утерян, Биньямин Нетаниягу поделился со своими собеседниками соображением, что он относительно удовлетворен следующим фактом: его дело будут разбирать судьи из окружного суда Иерусалима, а не их коллеги в Тель-Авиве.

Основной закон о правительстве гласит, что действующий премьер-министр  в случае рассмотрения его уголовного дела должен предстать перед расширенным составом суда из трех человек в Иерусалиме; по крайней мере, этой цели он достиг.

Одному из политиков, который поинтересовался, почему так важно, чтобы юридическую судьбу лидера «Ликуда» решали в столице, Нетаниягу ответил: «В Иерусалиме судьи ходят в синагогу, а в Тель-Авиве – в филармонию».

Это высказывание как нельзя лучше представляет мышление премьер-министра, который видит «государство Тель-Авив» вместе со всеми его левориентированными СМИ и академическим миром своим главным внутренним врагом («эта убийственная левая антигосударственная позиция», как сказал он об израильских СМИ на одном из допросов в полиции).

Нетаниягу прав, когда характеризует корпус судей иерусалимского округа: доля судей, носящих кипу, здесь выше, чем в Тель-Авиве, и вполне вероятно, что один из них будет рассматривать его дело. Если же говорить в общем, столица Израиля – преимущественно религиозный и правый город. Скажем, на прошлых выборах блок правых и ультраортодоксов получил здесь 70 процентов голосов, тогда как в Тель-Авиве картина была диаметрально противоположной. Но прав ли Нетаниягу, предполагая, что это повлияет на его юридическую ситуацию?

Можно было предположить, что он извлечет урок из суда над другим главой правительства - Эхудом Ольмертом, которому «посчастливилось» предстать перед судом как в Иерусалиме, так и в Тель-Авиве.

В 2009 году, всего через несколько месяцев после того, как он предложил палестинцам далеко идущее политическое урегулирование, Ольмерт предстал в Иерусалиме перед тремя судьями: президентом суда Мусией Арадом и судьми Яаковом Цабаном и Моше Соболем.

Накануне судебного разбирательства многие обозреватели прекрасно понимали, с какой мощной юридической машиной столкнулся экс-премьер, и не преминули это отметить: в частности, Арад был в числе судей, отправивших Арье Дери в тюрьму, а Цабан, рассматривавший дело Шломо Бенизри, приговорил его к тюремному заключению. Те, кто следил за процессом и комментариями судей в адрес ключевых свидетелей и обвиняемого, посчитал, что эта «троица» осудит Ольмерта по трем статьям (дело о конвертах Таланского, «Ришон-турс» и инвестиционный центр). Однако в итоге в июле 2012 года обвиняемый был оправдан по двум статьям обвинения  из трех.

В то же время дело Ольмерта о «Холилэнде», по обвинению во взяточничестве, рассматривал в Тель-Авиве судья Давид Розен. Первоначально обозреватели предсказывали, что Ольмерт будет оправдан, и прокуратура, сформулировавшая обвинение, потерпит фиаско. У них были на то определенные основания: в прошлом Розен оправдал бывших министров Яакова Неэмана и Авигдора Кахалани.

Ощущение, что Ольмерта оправдают, усилилось, когда уже во время первых заседаний Розен продемонстрировал неприкрытую неприязнь по отношению к государственному свидетелю Шмуэлю Дехнеру, а кульминация наступила, когда судья обратился к представителю защиты, адвокату Рою Блехеру, намекнув на «хэппи энд»: «Многие подсудимые были бы готовы обменяться с вашим подзащитным, учитывая количество и вес доказательств». Однако те, кто полагал, что с Ольмерта снимут все подозрения, ошибся: Розен осудил его за получение взяток, приговорил к шести годам тюрьмы, а в объяснении написал о нем язвительные слова.

Судебная сага Ольмерта иллюстрирует тот факт, с которым знакомы частые посетители суда: ставки на результат судебного разбирательства, базирующиеся на личности, происхождении или политической ориентации судей, сродни ставкам в игре в рулетку. Высокопоставленный представитель прокуратуры в частной беседе заметил, что если бы выбор пал на прокуратуру иерусалимского округа (разумеется, еще до того, как Нетаниягу стал подозреваемым), то, по всей видимости, и он, и правые выиграли бы по-крупному.

Это – та же прокуратура, чьи люди энергично подталкивали Авихая Мандельблита и Шая Ницана к решению расследовать как можно быстрее дела 1000 и 2000, где возникли серьезные подозрения в совершении уголовных преступлений. Да и за столом, где решалось, привлечь ли премьер-министра к уголовной ответственности, - и было решено привлечь, - наблюдалась довольно высокая концентрация людей в кипах.

Только недавно Нетаниягу в приватных беседах возмущался тем, что Верховный суд не снял запрета на предание гласности содержания бесед, которые вели герои старого "дела Харпаза", в том числе нынешний политический конкурент премьера, бывший начальник генштаба Габи Ашкенази и занимавший тогда должность главного военного прокурора уже знакомый нам Мандельблит.

Те, кто решил оставить решение суда о запрете публикации в силе, были судьи с правыми убеждениями: Ноам Сольберг, Давид Минц и Алекс Штайн. Премьер-министр скоро сядет на скамью подсудимых, но даже если они разделяют его мировоззрение, весьма сомнительно, что это каким-то образом повлияет на принимаемое ими решение.

Единственная возможность для Нетаниягу избежать судебного разбирательства – это сделка о признании вины. Однако те, кто с ним беседует, уверяют, что подобная возможность отрицается на корню. Он продолжает говорить, что его преследуют, как он это делал и на следствии.

«Сумасшедшая концепция», как определил Нетаниягу одно из подозрений в "деле 2000"; «петух кукарекает – поэтому солнце восходит», пренебрежительно бросил он следователям, когда речь зашла о предпочтениях «Безеку» в сфере регуляции, чтобы устранить предвзятость по отношению премьеру на сайте Walla. «Алович вставил мне клизму», - сказал Нетаниягу позже, пренебрежительно отозвавшись об этом сайте.

Те же, кто беседует с Мандельблитом, выносят впечатление, что дверь к сделке о признании вины забита наглухо. После того, как Нетаниягу обвинил его в том, что он уступил вымогательству Шая Ницана и Лиат Бен-Ари, и способствовал попытке «переворота», «шитью дела», юридический советник убежден, что невозможно избежать рассмотрения этих дел в суде.

«Общественный интерес требует, чтобы не было никакой сделки, и суд принял решение на основании представленных доказательств», - сказал недавно Мандельблит за закрытыми дверями.

От имени премьер-министра был получен ответ, что он не говорил приписанных ему слов, и они не соответствуют действительности.

Гиди Вайц, «ХаАрец», М.К. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend