Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Evan Agostini/Invision/Gali Tibbon/AP
    Evan Agostini/Invision/Gali Tibbon/AP

    Нетаниягу перешел все границы дозволенного

    Эта удивительная история фигурирует в документах следствия по делам Нетаниягу. Он, как известно, пользовался средствами австралийского миллиардера Джеймса Пакера. Мог спокойно воспользоваться его бассейном, когда того не было в Израиле, курить его сигары, открывать холодильник – словом, чувствовать себя полноправным хозяином в его доме. (Как рассказывал ранее 10-й телеканал, помимо многочисленных подарков чете Нетаниягу, Пакер оплачивал и отдых их сына Яира, включая оплату дорогостоящего номера в нью-йоркском отеле, а Саре Нетаниягу подарил 10 билетов на концерт певицы Мерайи Кэрри).


    Но два года назад у Пакера случились «проблемы личного характера», связанные со здоровьем. Тогда  Нетаниягу удалось убедить его приехать в Израиль, чтобы пройти процесс реабилитации. Заниматься этим вопросом и контролировать его поручили Хадасс Кляйн – помощнице голливудского магната Арнона Мильчена, которая также работала и на Пакера.

    Что именно произошло с Пакером? New York Times сообщила в 2018 году, что он подал в отставку с поста председателя правления компании Crown Resorts, которой принадлежит сеть казино, из-за проблем с психическим здоровьем. В заявлении, распространенном от имени Crown Resorts, говорилось, в частности, что отставка объясняется «личными причинами»; однако Consolidated Prize Holdings, инвестиционная компания, которой владеет миллиардер, объявила, что «мистер Пакер страдает психическим расстройством», поэтому отказался от всех своих обязательств.

    В какой-то момент Мильчен и Нетаниягу стали требовать от Кляйн, чтобы она сообщила им, как обстоят дела с Пакером. Кляйн, разумеется, отказалась, сославшись на то, что речь идет о медицинской тайне. И тогда Нетаниягу сказал Мильчену, что на его месте он поступил бы с Хадасс точно так же, как он сам – с Исраэлем Кацем: поставил бы ей ультиматум, а если не подчинится – уволил бы.


    Но Кляйн, похоже, оказалась крепким орешком. «Увольте меня!» – заявила она Мильчену. Этот ответ не произвел должного впечатления, прессинг продолжался, и Нетаниягу снова обратился к Кляйн, на сей раз с просьбой дать ему пообщаться с психиатром, который занимается Пакером. Кляйн не поверила своим ушам. Она не могла себе представить, что такое в принципе возможно. Но Мильчен объяснил ей, что Нетаниягу в беседах с Пакером затрагивал довольно деликатные вопросы, и потому должен убедиться, не проболтался ли последний, не выдал ли секреты.

    Что за секреты мог раскрыть наш премьер-министр австралийскому миллиардеру, человеку с нездоровой психикой? На этот вопрос нет ответа, зато, не мытьем так катанием, Нетаниягу получил искомый номер телефона и связался с психиатром.

    Сказать, что та была шокирована – все равно, что ничего не сказать. Тем не менее, набравшись храбрости, она поинтересовалась, на каком основании глава правительства пытается выяснить, что происходит с Пакером? Нетаниягу ответил, что его всегда интересует, как чувствуют себя его друзья, если они проходят какое-либо лечение, и врачи всегда делятся с ним своими соображениями. «Простите, – сказала психиатр, – но я даже не вправе подтвердить, что он – мой пациент!»

    Это, увы, далеко не единственный случай, доказывающий, что Нетаниягу переходит всяческие границы и забывает об общепринятых нормах поведения. Политическое соглашение для него и вовсе пустой звук. Он не считает себя обязанным следовать ему, даже если подписал его две минуты тому назад. Он может сказать, что именно сейчас необходимо принять двухгодичный бюджет, а через минуту – что на его утверждение надо четыре месяца. После чего инициировать закон, который фактически позволяет принять бюджет в течение двух недель (!) – что, конечно, не гарантирует, что бюджет все-таки будет принят.

    То, что Нетаниягу вообще не ведает границ дозволенного, проявляется и в том, как он пытается вмешаться в систему правосудия. Так, в переговорах с Ганцем премьеру очень хотелось повлиять на процессы назначений судей Верховного суда, государственного прокурора и юридического советника правительства.

    Еще несколько лет назад трудно было представить ситуацию, при которой человек, проходящий по уголовному делу, мог бы себе позволить нечто подобное! После того, как БАГАЦ рассмотрел ходатайство о запрете Нетаниягу вести переговоры о назначениях, премьер дал слово этого не делать. Но затем передумал и решил, что не будет подписывать соглашение о конфликте интересов...


    Когда и кто положит конец такому поведению?

    По статьям Равива Друкера, «ХаАрец» и Nеw York Times. М.К.
    На фото: Джеймс Пакер, Биньямин Нетаниягу.
    Фото: Evan Agostini/Invision/Gali Tibbon/AP


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend