Sunday 09.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Martin Meissner
    AP Photo/Martin Meissner

    «Дело о подлодках» взорвалось в Германии

    «Я пришел дать показания в полицию. Следователи спросили меня о событиях, которые произошли в определенные даты. Я сказал им: «Я не могу вспомнить все, что произошло, но у меня есть предложение. Напишите письмо от имени генерального прокурора канцлеру Германии с просьбой помочь. Я не знаю, что они ответят, но они скажут то, что произошло на самом деле». Это слова бывшего премьер-министра Эхуда Барака из интервью 13 телеканалу.

    Однако если Барак думает, что с немецкой стороны поступят четкие ответы – он ошибается. По словам Фредерика Рихтера, главного редактора Corrective, независимой берлинской газеты, специализирующейся на журналистских расследованиях, общество и деловые круги Германии не заинтересованы в расследовании «дела о подлодках».

    – Связано ли это с тем, что многие немцы осторожно относятся к вопросам, касающимся Израиля?

    – Это правда, что между Израилем и Германией существуют особые отношения. Но дело не в этом. Люди просто не хотят слышать о предполагаемой коррупции в немецкой оборонной промышленности. А политики закрывают на это глаза.

    В сентябре 2020 вышла книга Рихтера «Секретная коррупция: как немецкая индустрия взяточничества наносит ущерб демократии во всем мире?» На ее обложке, наряду с президентом России Владимиром Путиным и президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, изображен премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу.

    В книге утверждается, что огромные немецкие корпорации наносят ущерб демократии во всем мире, используя коррупционные схемы. Например, как заявляет Рихтер, немецкие компании проложили дорогу к власти Путину, повлияли на южноафриканское освободительное движение АНК и были причастны к зарождению правого европейского популизма.

    Этот механизм привел к одному из самых серьезных дел о коррупции в сфере безопасности в истории Израиля: «делу о подлодках», которое касается контракта между Израилем и судостроительным концерном «ТиссенКрупп» около пяти лет назад.

    Согласно подозрениям, высшие офицеры, государственные чиновники и люди, близкие к премьер-министру, получали взятки для содействия сделкам между немецким концерном и Израилем.

    Есть ли основания полагать, что какой-либо немецкий политик тоже получил выгоду в «деле о подлодках»?

    – В книге я рассматриваю историю немецкой индустрии взяточничества. Были случаи, когда немецкие политики получали взятки, но пока нет доказательств того, что это произошло в рамках сделки с Израилем.

    В книге утверждается, что взятки и использование сомнительных местных консультантов имеют давнюю традицию в сфере продажи немецких военных кораблей. Когда разразился скандал, компания поспешила избавиться от подозрений, сделав козлом отпущения израильского посредника Мики Ганора.

    Представитель компании заявил, что «основываясь на проведенных расследованиях, мы не смогли найти конкретных доказательств коррупции. Отношения с Ганором на данный момент прекращены. Для нас очень важно прояснить претензии Израиля. Наша компания представляет чистый бизнес».

    – Компания отказывается признать свою вину?

    – Представители компании заявили, что провели внутреннее расследование по «делу о подлодках» и не обнаружили никаких отклонений. Но внутреннее расследование совершенно бессмысленно. Это в основном рекламный ход, призванный очистить их образ.

    После расследования правительство Германии заморозило запланированную продажу Израилю еще трех подводных лодок на сумму 1,5 млрд евро. Но «если вы посмотрите на усилия немецкой правовой системы за последние 20 лет, – говорится в книге, – такой критический подход к взяточничеству в оружейном бизнесе на самом деле является исключением. До сих пор расследования против оборонной промышленности проводились только дважды: прокуратурой Мюнхена против компании «Фростал», партнера «ТиссенКрупп» по поводу продажи подводных лодок Португалии и Греции, и прокуратурой Бремена против дочерней кампании «ТиссенКрупп» по поводу продажи оборудования Греции и Турции.

    Согласно книге, дело с израильскими подводными лодками не является беспрецедентным в истории немецкой оборонной промышленности. Скорее, это норма для директоров корпораций, которые кладут миллиарды евро в свою казну. В качестве примера Рихтер привел компанию «Фростал». Согласно постановлению окружного суда Мюнхена, руководители компании подкупали государственных чиновников в Португалии и в Греции для продажи немецких подводных лодок. Два члена совета директоров были осуждены, и фирма заплатила штраф в 150 млн евро.

    «Другая проблема заключается в том, что сегодня в Германии нет закона, позволяющего проводить расследования в отношении компаний. Вы можете расследовать дела только в отношении конкретных людей. Это означает, что вы должны выйти на конкретного человека в компании, а не вести расследование против всей корпорации», – говорит Рихтер.

    Согласно книге, почти в каждой стране продавцы кораблей использовали сомнительных консультантов и посредников. Во избежание обвинений во взяточничестве использование консультантов стало эффективным средством сокрытия коррупции. Эти консультанты – в основном, бизнесмены или юристы, близкие к местным политикам. Так что, если случай взяточничества будет обнаружен, компания может отказаться и заявить, что ответственность несет внешний консультант.

    То же самое произошло в случае израильского посредника Мики Ганора, который, как предполагается, подкупал чиновников в Израиле, и «ТиссенКрупп» быстро от него отказалась.

    В поле зрения Рихтера находятся не только корпорации: немецкие политики тоже не свободны от критики. «Политика выставляется на продажу с момента ее создания, – пишет он. – Без денег трудно прийти к власти и в западных демократиях. Это правда, что экономика нуждается в политическом влиянии, но среди стран мира Германия находится в конце списка борьбы с коррупцией».

    – Почему Германия призывает к соблюдению демократии в других европейских странах, хотя сама находится на таком низком уровне в борьбе с коррупцией?

    – Правда в том, что Германия — богатая индустриальная страна. Людям неинтересно знать, откуда и как пришли деньги, а бизнесмены не заинтересованы в том, чтобы деятельность их корпораций оказалась под  следствием. Цель номер один в немецкой политике – создание рабочих мест, и она достигается в том числе путем взяточничества и коррупции.

    Ади Хагин, TheMarker, В.П. На фото: штаб-квартира ThyssenKrupp AG в Эссене (Германия). Фото: AP Photo/Martin Meissner˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend