Вторник 09.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Yonatan Sindel/Pool Photo via AP
    Yonatan Sindel/Pool Photo via AP

    Нетаниягу как канатоходец

    Два месяца назад у Биньямина Нетаниягу возникла возможность вновь обратиться к кнессету с просьбой рассмотреть вопрос о его парламентской неприкосновенности. Ссылаясь на поправки, внесенные в первоначальный текст обвинительного заключения, можно было утверждать, что речь, по сути, идет о новом обвинении. На этом основании премьер-министр мог потребовать повторного рассмотрения вопроса об иммунитете, в котором ему было отказано год назад.

    Нетаниягу решил не пользоваться этой возможностью, и 8 февраля явился в суд, где лаконично и отрицательно ответил на вопрос, признает ли он выдвинутые против него обвинений. На этот раз премьер-министр выглядел совсем иначе, нежели при своем первом появлении в суде 9 месяцев назад. Он прибыл один, без группы поддержки в лице приближенных министров и депутатов кнессета, и выглядел намного спокойнее.

    Нетаниягу сейчас готов к суду не в большей степени, чем когда бы то ни было за все время продолжавшегося против него следствия. Понятно, что суд, который должен заслушать множество свидетелей и сопровождаемый бесконечными препирательствами сторон, наверняка затянется на годы.

    Гораздо более животрепещущей проблемой для Нетаниягу являются выборы, до которых остается около полутора месяцев. Он по-прежнему ведет борьбу за большинство в кнессете, которое приняло бы закон о его неприкосновенности. Это - тот короткий промежуток времени, в течение которого он хочет перекроить картину того, как будет представлено его дело. Адвокаты Нетаниягу продолжат использовать каждую зацепку, чтобы процесс в иерусалимском окружном суде тянулся как можно дольше. Приговор избирателей премьер-министру придется услышать гораздо раньше.

    Выдвинутые против Нетаниягу обвинения в коррупции были главным пунктом повестки дня трех предыдущих предвыборных кампаний. Все это время его противники старались переплюнуть друг друга в (нарушенных) обещаниях не вступать в коалицию с главой правительства, против которого выдвинуты уголовные обвинения. На этот раз лидеры оппозиционного блока едва упоминают выдвинутые против премьер-министра обвинения. И не только потому, что обещания не вступать с Нетаниягу в коалицию звучат сегодня смешно – просто политики  видят результаты опросов, свидетельствующие о том, что уголовное дело против премьера больше не интересует избирателей.

    Ничего нового по поводу дел Нетаниягу уже не сказать. Каждый непоколебим в своем мнении на этот счет. Нетаниягу по-прежнему опирается на широкую поддержку избирателей. Его сторонники или верят в то, что премьер стал жертвой заговора «старой элиты», направленного против правого лагеря, или же считают выдвинутые против него обвинения незначительными, не заслуживающими того, чтобы беспокоить обожаемого ими лидера. Никакие новые детали тянущегося уже несколько лет дела не сдвинут их с места.

    То же самое относится к тем, кто считает Нетаниягу абсолютно коррумпированным политиком. После трех раундов выборов осталось совсем немного избирателей, не определившихся со своим мнением по этому поводу. Их не перетянуть на свою сторону разоблачением якобы совершенных Нетаниягу преступлений и перечислением выдвинутых против него обвинений. На таких избирателей в большей степени подействуют доводы, связанные с неудачами премьера в борьбе с эпидемией или же, напротив, с проведенной им блестящей операцией по закупке миллионов порций вакцины против коронавируса.

    В стране, где доверие к суду оказалось подорванным, сторонники Нетаниягу слышат то, что они хотят услышать. Как показал опрос, проведенный по заказу Института демократии, доверие к Верховному суду в еврейском секторе за  последние 8 лет снизилось на 20 процентов. 52 процента евреев-израильтян по-прежнему доверяют суду, но среди сторонников правого лагеря этот показатель составляет лишь 38 процентов.

    Нетаниягу на скамье подсудимых предстает жертвой заговора «государства в государстве» в лице левых прокуроров и журналистов. Это может помочь ему привлечь голоса правых избирателей, которые согласны с Гидеоном Сааром и Нафтали Беннетом, критикующими премьера за неудачу в борьбе с коронавирусом. Но они же готовы выйти на улицы, чтобы защитить Нетаниягу от «охоты на ведьм».

    Нетаниягу может занимать пост премьер-министра дольше, чем кто бы то ни было другой в истории Израиля, но его сторонники по-прежнему чувствуют себя преследуемым меньшинством, которому нужно защищаться от «старой элиты», засевшей в средствах массовой информации, университетах и правоохранительных органах. Ощущение себя вечной жертвой помогает им лелеять свой гнев и обиду.

    В то же время Нетаниягу не хотел бы проводить в суде слишком много времени. Это вступило бы в противоречие с утверждениями, что судебный процесс не мешает премьеру руководить страной. Поэтому, заявив о своей невиновности, Нетаниягу спустя полчаса после начала заседания покинул зал суда и занялся обсуждением снятия карантина. Все дальнейшее он предоставил своим адвокатам.

    Премьеру приходится тщательно балансировать, сохраняя свой двойственный образ жертвы бесконечных преследований и эффективного менеджера, которому не могут помешать никакие судебные проблемы. Но с этой непростой задачей Нетаниягу вполне успешно справляется уже много лет.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Б.Е. Yonatan Sindel/Pool Photo via AP˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend