Нетаниягу хочет задействовать Путина в очередной предвыборной кампании

Нет ничего удивительного в том, что лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу во вторник, 26 июля, попытался включить разгорающийся израильско-российский кризис в свою предвыборную кампанию. До дня выборов осталось чуть больше трех месяцев, внутренняя политика уже поднадоела израильской общественности, и партии почти не ведут предвыборных кампаний.


Но в размолвке между Москвой и Иерусалимом по поводу деятельности Еврейского агентства Нетаниягу уловил возможность нанести удар сопернику – и обвинил премьер-министра Яира Лапида в создании «опасного» кризиса в отношениях с Владимиром Путиным.

Нетаниягу не сказал прямо, но намекнул, что под его руководством этого бы не произошло. В конце концов, три года назад он провел предвыборную кампанию, прославляя свою якобы дружбу с Путиным. Израильтяне до сих пор помнят плакаты, на которых они пожимали друг другу руки, над написанном крупными буквами утверждением, что по сравнению с другими израильскими политиками, благодаря своим тесным рабочим связям с российским самодержцем, Нетаниягу находится в «другой лиге».

Лапид в ответ заявил, что если бы лидер оппозиции запросил информацию об этой деликатной ситуации, он бы понял, что никакого кризиса нет, а есть разногласия, над разрешением которых работают оба правительства. Это звучит как слишком мягкое описание сложных, продолжающихся развиваться событий, но Лапид, вероятно, считает, что когда осенью, накануне выборов израильтяне начнут обращать внимание на то, что политики говорят друг о друге, этот конкретный кризис будет давно разрешен и забыт.


Куда важнее, чем борьба двух ведущих кандидатов на пост главы следующего правительства Израиля, урок, который Израиль как государство должен извлечь из поведения России на прошлой неделе: Россия, независимо от того, кто будет сидеть в кабинете премьер-министра в Иерусалиме, нам не друг и, вероятно, никогда им не будет.

Россия как государство, обладающее стратегическим влиянием, требует от Израиля поддержания с ней хороших отношений, но не восхваления в качестве союзника – даже во время избирательных кампаний, когда отчаявшиеся политики пойдут на все, чтобы получить еще один голос.

Под руководством Путина Россия стала союзником региональной оси, считающей Израиль своим заклятым врагом, в которую входят «Хизбалла», режим Асада в Сирии и иранские аятоллы. Правые израильские обозреватели, находясь под влиянием пропаганды Нетаниягу о его «тесной связи» с Путиным, в последние годы уверовали в несколько городских легенд о любви и признательности, которые Путин испытывает к Израилю и евреям.

Даже если эти истории о любимой еврейской учительнице российского лидера и раввине, нашептывающем ему на ухо, правдивы, они ничего не значат, когда на кону стоят реальные интересы, например, когда Путину для его варварской войны в Украине нужны иранские беспилотники.

С тех пор как началась эта война, Израиль стал проводить осторожную, нерешительную, а порой даже трусливую политику – не принимать ничью сторону, чтобы не разозлить Путина. Это было сделано под руководством Нафтали Беннета, но это ничем не отличается от реакции Нетаниягу на предыдущее вторжение России в Украину в 2014 году, когда он был премьер-министром. В обоих случаях Израиль убедил себя, что он не может рисковать, «провоцируя» Путина, и тем самым отделил себя от группы западных демократий, с которыми почти во всем остальном он хочет ассоциироваться.

Maxim Shipenkov/Pool photo via AP

Тот факт, что Нетаниягу нападает на Лапида не по вопросу о том, кто лучше способен укреплять связи с реальными союзниками Израиля, США, Англией, Германией, Австралией, Францией и Японией, а по вопросу о том, кто может лучше работать с Путиным, свидетельствует о том, насколько поверхностным и пустым стал политический дискурс Израиля.

Нетаниягу, кстати, ничего не сказал о зверствах, которые Россия совершает в Украине с начала нынешней войны, что превратило в дурную шутку его многолетнюю привычку читать лекции мировым странам об умиротворении зла. Хуже того, культ восхищения, окружающий его, узаконил веру в то, что Израилю нужен свой собственный Путин, кто-то из «другой лиги», который будет поставлен выше демократических правил и институтов страны.

Лапид, со своей стороны, еще не решил, предпочтет ли он тихо разрешить напряженность в отношениях с Путиным, а затем убедить израильтян, что он может работать с сильным человеком из России так же хорошо, как Нетаниягу. Или же он предпочтет сменить тему и подчеркнет, что для него восстановление ущерба, нанесенного американо-израильским отношениям в результате того, что Нетаниягу открыто встал на сторону Республиканской партии, является более приоритетной задачей, чем угождение Путину.

В какой-то момент, будь то во время избирательной кампании или сразу после нее, когда начнутся переговоры о формировании нового правительства, Израилю придется провести эту дискуссию. Это дискуссия, которая выходит за рамки внешней политики и затрагивает вопросы самой идентичности страны: хотим ли мы иметь «своего Путина», который может работать с оригинальным Путиным, или мы являемся частью свободного и демократического мира, противостоящего ему?

Амир Тибон, «ХаАрец», М.Р. Maxim Shipenkov/Pool photo via AP⊥

Популярное

С 1 августа в общественном транспорте нельзя будет заплатить наличными

25 июля министерство транспорта сообщило о том, что с 1 августа оплата наличными в общественном транспорте...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

Технологии

Мартин Купер – еврей, сын беженцев из Украины, который своим изобретением изменил жизнь всего человечества

3 апреля 1973 года на углу улицы в центре Манхэттена стоял Мартин Купер. Он собирался сделать первый звонок с...

МНЕНИЯ