Четверг 04.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    kimchi6239b-moti kimhi arnon milchen

    Нетаниягу боится, что его сдаст Мильчен

    Во время допросов в полиции премьер-министр Биньямин Нетаниягу нередко нападал на двух своих бывших помощников, - Шломо Филбера и Нира Хефеца, ставших  государственными свидетелями обвинения. Глава правительства называл их «этими двумя лжецами», подчеркнув, что неведомые ему мотивы заставили этих людей «перейти черту».

    Судя по всему, эту же черту может перейти и Арнон Мильчен, еще один свидетель обвинения. Знаменитый голливудский продюсер рассказал следователям, что одарил Нетаниягу его и жену различными подношениями на общую сумму в 700 тысяч шекелей.

    Тем не менее, хотя дело Мильчена волнует премьер-министра куда больше, чем показания Хефеца и Филбера, он до сих пор ни разу не позволил себе высказаться по этому поводу. Говорят, что один из друзей продюсера поинтересовался, почему, и получил ответ: «Он вряд ли посмеет напасть на меня, потому что прекрасно осведомлен: у меня в обойме больше патронов».

    Говорит ли это, что нас ждут сюрпризы, когда Мильчен и его помощница Адас Кляйн выступят свидетелями в иерусалимском окружном суде?

    Во всяком случае многое в истории взаимоотношений продюсера и главы правительства еще остается за кадром. Однако не исключено, что на суде могут всплыть новые подробности и, возможно, даже раньше, чем предполагалось. Так, во всяком случае, следует из заявления прокурора Лиат Бен-Ари, которая сообщила, что планирует вызвать некоторых ключевых свидетелей по делу, в котором участвует Мильчен, раньше, чем планировалось: обвинение, оказывается, опасается, что Нетаниягу каким-то образом может повлиять на Мильчена. И один из факторов,  подтверждающих это предположение – участие в суде адвоката Боаза Бен-Цура, который ранее представлял интересы Мильчена и его помощницы, а сейчас представляет Нетаниягу.

    Продюсер и политик разорвали отношения пять лет назад, после того, как продюсер дал показания в полиции, подробно рассказав, каким образом обеспечивал семью Нетаниягу дорогим шампанским,  сигарами и ювелирными изделиями. Вначале речь шла о том, что Мильчен делал это чуть ли не по принуждению, затем он смягчил тон своих показаний, а через некоторое время вновь вернулся к своим первоначальным показаниям.

    «Этот человек разрушил мою жизнь, - сказал Мильчен следователям, когда они встречались с ним в Лондоне. – Внезапно вы видите, что он вам лжет. Он утверждает, что все это законно и что он справился у юридического советника правительства, выяснив, что друзьям разрешено дарить подарки. И вдруг  ни с того, ни с сего мое имя полощут газетчики... мои дети... Необходимость нанять телохранителей... Я боюсь, мне страшно».

    Интересы Мильчена представлял адвокат Боаз Бен-Цур, получивший за свою работу миллионы долларов; после того, как дело против самого Мильчена (по подозрению в даче взятки) было закрыто, он поручил адвокату сопровождать его и Кляйн на все прочие судебные слушания, где они выступали и будут выступать как ключевые свидетели. Адвокат и продюсер стали близкими друзьями, но три года назад в их отношениях появилась трещина.

    Все из-за того, что к услугам адвоката решил прибегнуть Нетаниягу. Вначале Бен-Цур решил, что будет представлять своего высокопоставленного клиента только в тех делах, в которых Мильчен не фигурирует, но эта идея не пришлась по душе Мильчену, поскольку тут, по его мнению, возникал конфликт интересов. Еще острее отреагировала Кляйн; она считала, что Бен- Цур попросту готов ее предать, учитывая подробную информацию, которой она с ним поделилась.

    Бен-Цур пытался убедить Мильчен и Кляйн в обратном, приводил серьезные, как ему казалось, доводы, но они были непреклонны. В конце концов, адвокат решил на каком-то этапе оставить затею с работой на Нетаниягу; однако для Мильчена было важно, чтобы Нетаниягу не знал, что именно он повлиял на решение Бен-Цура не работать с премьером.

    Прошел год. Главе правительства предъявили обвинение; неумолимо приближалось время судебных слушаний, и Нетаниягу вновь обратился к Бен-Цуру. После долгих переговоров, многочисленных ухищрений, вовлечения в процесс различных магнатов, Мильчен уступил, и Бен-Цур получил зеленый свет. Более того, сам  Нетаниягу, который несколько лет не разговаривал с продюсером, позвонил ему и тепло поблагодарил за оказанную услугу.

    Позже появилась дополнительная информация, из-за которой обвинение предупредило Мильчена, что отныне он должен свести общение с Бен-Цуром к минимуму, а ход судебного процесса не обсуждать вообще.

    Некоторое время назад Мильчен связался с прокурором Бен-Ари, поставив ее в известность, что Бен-Цур сам хотел поговорить с ним; он также пообещал Бен-Ари, что сообщит ей, если беседа примет нежелательный характер.

    Беседа состоялась; о ее содержании стало известно в полиции, которая сочла, что речь идет о попытке надавить на свидетеля. Бен-Ари отправила гневное письмо адвокату, в котором, в частности, говорилось: «Вы должны проявлять  максимальную осторожность, общаясь с ключевыми свидетелями обвинения; тем более, что они были вашими клиентами в недавнем прошлом. И уж совсем недопустимо предлагать свидетелю связаться сейчас с обвиняемым».

    Бен-Цур ответил не менее резко: «Направив это письмо, вы пытаетесь запугать адвоката, действующего от имени своего клиента. Вы демонстрируете злоупотребление своими полномочиями».

    По мнению Бен-Цура, выраженному им в частных беседах, инцидент представляет собой красноречивый пример, как из мухи делают слона: общение с Мильченом было дружеским, и никаким иным; это случилось в период еврейских осенних праздников, и именно Мильчен поинтересовался у собеседника, можно ли ему связаться с Нетаниягу, чтобы поздравить его с праздниками. Адвокат ответил согласием, но предупредил, чтобы ни в коем случае не был упомянут судебный процесс.

    На этом история не закончилась, а обрела комический характер. Через несколько дней после того как Бен-Ари и Бен-Цур обменялись резкими посланиями, Мильчен случайно позвонил одному из следователей национального отдела по расследованию мошенничества, думая, что звонит адвокату.

    «Боаз, ты видел, что творит прокуратура?» – спросил Мильчен следователя, решив, что трубку взял Бен-Цур.

    Это навело следователей на мысль, что на Мильчена можно оказать определенное давление. Кроме того, учитывая тот факт, что он неоднократно помогал израильским спецслужбам, было ясно, что он имеет опыт одновременной игры на нескольких площадках. Тем более, даже выступая со свидетельскими показаниями против Нетаниягу, он казался весьма осторожным, не желая окончательно перерезать пуповину, связывающую его с центром власти.

    Защита считает, что обвинение придумало драму вокруг Бен-Цура, чтобы скрыть дыры, обнаруженные адвокатами: имеются в виду противоречия в обвинительном заключении по самому серьезному "делу 4000" ("Безек"-Walla), только по нему Нетаниягу обвиняется во взяточничестве.

    Теперь ожидается, что Мильчен после пяти лет отсутствия прибудет в Израиль. На том этапе, когда он станет давать показания, возможно, выяснится, действительно ли у него остались патроны в обойме, и в кого могут попасть его пули.

    Кляйн, Бен-Цур и Мильчен отказались прокомментировать данную публикацию.

    Гиди Вайц,  "ХаАрец", М.К. Фото: Моти Кимхи

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend