Три генерала и сержант против капитана

«Не будьте высокомерными, избегайте чрезмерной самоуверенности, – так Нетаниягу наставлял на прошлой неделе своих кандидатов в депутаты. – На этот раз у нас совсем другой футбольный матч. Сейчас у нас есть противник. Это вам не Бужи и Ципи».

Нетаниягу собрал их у себя на улице Бальфура в три приема, между пятницей и воскресеньем. И сказал им: мы видим в опросах часть избирателей, которые колеблются между правыми и левыми, между «Ликудом» и «Кахоль-лаван». Там есть два-три мандата. Потом он поделился с ними имеющимися у него данными: «В нашем блоке есть партии, сказал он, которые могут не пройти электоральный барьер. У Фейглина положение гораздо лучше, чем показывают опросы. Он отбирает мандаты у русских, у «Зеленого листика» и у правого альянса».

А что насчет правительства национального единства? – спросили у Нетаниягу его кандидаты в депутаты. Он вскочил с места: даже не упоминайте про это, чтобы никто и словом не обмолвился о национальном единстве. Я обязался, что не буду сидеть с левыми. Скажите, что мы сформирует такое же правое правительство, как и предыдущее, которое было просто отличным.

Некоторые из участников встречи вышли после нее с прямо противоположным ощущением: чем сильнее было отрицание Нетаниягу, тем меньшее доверие оно вызывало. Было очевидно, что он вовсе не исключил сценарий правительства национального единства или ротации – и готов на это в случае, если ни один из двух больших списков не сумеет создать стабильной и работоспособной коалиции.

Мы не видели у Биби никаких признаков пораженчества или отчаяния, сказали двое из участников встречи. Он был в отличном настроении. И Сара тоже. У них был боевой дух.

- Говорите, что Ликуд должен получить больше мандатов, – инструктировал их Нетаниягу, – потому что, если мы не будем самыми большими, президент может не поручить мне формирование правительства.

- А что с лагерями? – спросили они. – Ведь, в конце концов, все решает, чей лагерь больше.

- Надо быть осторожными и сконцентрированными, – ответил глава правительства. – Есть партии с жирком, у которых можно его отрезать (вероятно, он имел в виду «Новых правых» Беннета и Шакед), и есть партии, которые не пройдут. Он огласил данные опросов целевых групп новых репатриантов, ультраортодоксов и сектора религиозного сионизма. Кандидаты в депутаты были поражены профессионализмом. Нет ни одного сектора, в работу с которым партия не вложила бы больших усилий.

Все участники встречи сказали ему: «Хватит, Биби! Хватит заниматься самим собой! Кончай с расследованием и прокуратурой. Давай говорить об успехах нашего правительства. Мы немало сделали за четыре года. Есть чем гордиться».

На следующий день, открывая предвыборную кампанию «Ликуда», он так и сделал, хотя и не в силу полученного совета. Ему самому стало ясно, что на этом этапе стратегия преследуемой жертвы уже себя исчерпала.

Говорите только «партия Лапида-Ганца», поучал Нетаниягу членов «Ликуда», и не упоминайте их в обратном порядке. Они услышали от него, что по опросам «Ликуда» Яир Лапид – это слабое звено в «Кахоль-лаван». Среди всех четырех лидеров его воспринимают самым левым и самым непригодным на пост главы правительства. Если разрыв между Нетаниягу и Ганцем в вопросе о пригодности на этот пост составляет 5-6 процентов, между Нетаниягу и Лапидом разрыв достигает десятков процентов. Лапид, как глава правительства по условиям ротации – это слабое место в партии «Кахоль-лаван». Беспрерывный акцент на Лапида в кампании «Ликуда» – единственный способ помешать утечке голосов из правого лагеря.

Тот, кто вернется на четыре года назад к тогдашним выступлениям Нетаниягу и декламации его солдат, увидит полнейшую параллель с тем, что было, когда сначала упоминалась «Ципи», а потом «Бужи» – партнеры по ротации, которые тогда бросили ему вызов.

В то же время избранные, которые собрались на встречу с Нетаниягу, воочию узрели, что ему откровенно не понравились то презрение и пренебрежение, с которыми некоторые из его людей – разумеется, во главе с Мири Регев – отнеслись к военной службе трех бывших начальников генштаба. Он проверил и обнаружил, что народ, в том числе его правый фланг, относится к ним с большим уважением. Их унижение может оказаться бумерангом. Не занимайтесь военным прошлым генералов, приказал Нетаниягу своим слушателям. Говорите только об их гражданской жизни, о банкротстве компании «Пятое измерение» Бени Ганца, о дурном управлении Габи Ашкензи компанией «Шемен», и, конечно, о провальном сроке на посту в Минфине их коллеги – сержанта запаса (Лапида – прим. пер.).

«Я почувствовал, что в этот раз, поскольку против него стоят трое генералов, а не Ципи-Бужи, он в самом деле опасается. Или, по крайней мере, встревожен. Это – не игра и не трюк», – сказал мне один из кандидатов в депутаты после инструктажа. – Похоже, все это возвращает его к предвыборной кампании 1999 года, когда против него баллотировались Эхуд Барак, Амнон Липкин-Шахак и Ицик Мордехай (два начальника генштаба и один генерал). Тогда он понял магическую силу военных чинов, и то гипнотическое влияние, которое оказывают на израильтян погоны, хаки и награды».

Йоси Вертер, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Илан Асайег

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend