Кто отдал приказ?

11 ноября должна была вступить в силу договоренность между Израилем и ХАМАСом. Переговоры были почти завершены, но в ночь на 11-ое спецотряд ЦАХАЛа пробрался внутрь Газы для проведения секретной операции. Израильтян обнаружили. В бою они уничтожили семерых боевиков ХАМАСа, но потеряли подполковника М. Отход отряда прикрывали огнем израильские ВВС. В ответ террористические группировки выпустили сотни ракет по Израилю. Позже возобновились споры о том, не пора ли провести очередную широкомасштабную операцию в Газе.

А была ли так необходима операция спецназа? Возникли также вопросы о степени разумности и ответственности, и о качестве принятия решений. И еще (витающий над Израилем больше 60 лет вопрос): кто отдал приказ?

Операции в глубине вражеской территории проводятся только с разрешения политического руководства. Премьер-министр должен быть в курсе малейших деталей, его задача – взвешивать, насколько выгода и польза от таких операций превышают риск в случае неудачи. Это — стратегическое решение, даже если целью рейда спецотряда был  только сбор разведданных. Пресс-служба ЦАХАЛа поспешила объяснить: то, что делал спецотряд в районе Хан-Юнеса, было «частью текущих заданий». Однако инцидент продемонстрировал, каким может быть ущерб.

На этой неделе «ХаАрец» обратилась в канцелярию премьер-министра с рядом вопросов: одобрил ли Нетаниягу эту операцию заранее? Каковы были соображения с учетом особой напряженности текущего периода? Можно ли было отказаться от проведения операции или хотя бы отложить ее? Как Нетаниягу позволил себе в момент проведения операции вылететь в Париж, оставив вместо себя министра культуры и спорта Мири Регев?

Ответ канцелярии: «Настоящая безответственность заключается в том, чтобы обсуждать секретные операции. Мы не комментируем оперативные решения. Премьер-министр действует ответственно и взвешенно в оборонной и политической сферах. Любые иные утверждения касательно операции спецотряда ЦАХАЛа в Газе лишены оснований».

С годами у  Нетаниягу сложился такой образ: особая осторожность и умеренность в области обеспечения безопасности Израиля.  На самом деле премьер боится всего, что связано с большими войнами. Однако в свое время он одобрил опасные и безрассудные действия, которые привели Израиль к стратегическим осложнениям. Примеров хватает: открытие тоннеля хасмонеев в Иерусалиме, попытка ликвидации в Аммане главы политбюро ХАМАСа Халеда Машаля,  история с терактом в израильском посольстве в Иордании (охранник посольства, который застрелил напавшего на него сантехника-иорданца, был принят Нетаниягу по возвращении домой с большими почестями). Еще пример? Авиаудары по территории Сирии, которые, в конце концов, привели к трагедии с российским самолетом.

Это уже стало шаблоном, проблематичным и опасным. Теперь опасность больше, чем когда бы то ни было. Нетаниягу прижат к стене. Справа его теснят Беннет и Либерман. Премьер опасается падения популярности и занят поиском оправданий в рамках ведущихся против него расследований. В такой ситуации Нетаниягу может дать зеленый свет очередной авантюре в Ливане или на Голанах. Велика угроза того, что никто не остановит премьера, прежде чем он втянет Израиль в войну.

Ури Мисгав, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Эмиль Сальман.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend