Фото: Pedro Nunes, Reuters/Emil Salman, Haaretz

Что такое Нета Барзилай, и что такое Арье Дери

Министр внутренних дел Арье Дери славен тем, что время от времени попадается на лжи. Некоторые из его «интерпретаций правды» были исполнены драматизма, либо имели криминальную составляющую, тянувшую его в сторону казенного дома. Но, кажется, свое предпочтение он отдает чистой, «белой лжи». Пример которой — показанный год назад избирательный видеоролик, в котором Дери проливает луковые слезы по поводу кончины рабби Йосефа Овадии.

Минувшая неделя показала, что «белую ложь» Дери может производить и без использования сложных аксессуаров.

На заседании парламентской ревизионной комиссии, проведенном утром после выступления Неты Барзилай в полуфинале Евровидения, Шели Яхимович отметила, что главными событиями повестки дня являются Иран и Барзилай. Весьма интересная комбинация! Но Дери, сидевший сбоку от нее, во весь голос произнес: «А что такое – Нета Барзилай?»

Все рассмеялись. Яхимович объяснила, и Дери с видом человека, знающего, как завершить успешное представление, самодовольно пожал плечами.

Конечно, с точки зрения Дери, ему — министру и председателю партии ШАС — не помешает лишний раз укрепить барьер, отделяющий лидера сефардов-ортодоксов от светской части общества; подчеркнуть близость к своим избирателям, а не к политическим оппонентам. Дери с удовольствием бы дал понять, что никогда не слышал о Сатике и Бен-Эле, что не раз ошибался в том, кто такая («что такое») Бейонсе, а иногда даже забывал, что такое iPhone. Дери хочет подчеркнуть, что в его культурном мире – мире достойных людей, ультра-ортодоксов — Неты Барзилай и ей подобного не существует. И если даже Дери, более многих вовлеченный в общественную деятельность, не знает ее, то и остальным ультра-религиозным не стоит забивать этим головы.

Как бы то ни было, министру внутренних дел это имя, вероятно, знакомо. Равно как и многим из его избирателей. И вряд ли он полагает, что другие поверят в его незнание. Но как раз это не имеет особого значения. В данном случае процесс намного важнее результата. Дери, независимо от того, поверят люди в эти его слова или нет, хочет донести их внутренний смысл: он занят другими вещами — работой, избирателями, Торой, а не какой-то там певицей.

В этой опере была и другая партия, которую исполнила Яхимович, руководствуясь теми же соображениями, но в совершенно ином ключе. Она тоже стала героем этого утра. Яхимович продемонстрировала многим весьма впечатляющие навыки управления ситуацией, подробно рассказав о позициях Неты Барзилай в турнирных таблицах на последних секундах (напомним, речь о полуфинале). В завершение Яхимович сказала: «Мы молимся за нее, почтенный министр».

Итого: члены Кнессета из «Сионистского лагеря», как и все до единого их избиратели, поддерживают Нету Барзилай, а ШАС и ее представители – нет. И все довольны!

И все же разница между ними значительна.

Яхимович ответила на хвастливый перформанс Дери от имени тех, кого она представляет. Вовлекаясь в игру Дери, она ставит целью легитимировать современную израильскую культуру. Дери же старается показать себя идеальным представителем ШАС – показать, что он не уподобился таким, как Хаим Амсалем, который поощряет интеграцию, и уж конечно не бывшему депутату Игалю Гуэта, отправившемуся на свадьбу племянника-гея. Пусть он и побывал в тюрьме — но, по крайней мере, не знаем, что такое Нета Барзилай!

Но это — отсутствие понимания, демонстрация презрения к тем, кто его поддерживает. Избирателями ШАС являются не только представители ультра-религиозной общины, они не объединены определенным этническим или культурным признаком. Партию, возглавляемую Дери, поддерживают и традиционалисты из разных этнических групп. И есть, например, друзы, голосующие за ШАС по причинам социально-экономического толка.

Когда Дери демонстрирует показную отрешенность от израильской действительности, он от лица всех своих избирателей декларирует непризнание современной израильской культуры. Светских израильтян ситуация может позабавить, но именно это в очередной раз указывает на пропасть, отделяющую их от религиозных граждан. Таким способом Дери показывает избирателям, включая своих соратников, для кого он трудится в Кнессете: для себя.

Ран Шимони, «ХаАрец«. И.Г. Фото: Pedro Nunes, Reuters/Emil Salman, Haaretz


Читайте также: «Евровидение»? Только не в Субботу!


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend