Wednesday 26.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ronen Zvulun, Reuters
    Фото: Ronen Zvulun, Reuters

    Нет вакцины от экономической рецессии

    Быть в эти смутные времена политиком - нелегко.


    Если политик недостаточно озабочен опасностью, которую таит в себе коронавирус, его обвинят в том, что он прячет голову в песок и ставит под угрозу здоровье населения. Если же он будет рассуждать об угрозе заболевания слишком вдохновенно, его обвинят в провоцировании паники и создании опасности для здоровья населения. Какие бы шаги он ни предпринял, они окажутся либо слишком незначительными, либо запоздалыми, либо чрезмерными, и якобы принесут больше вреда, чем пользы. Даже китайский лидер Си Цзиньпин, преимущество которого перед лидерами демократических стран состоит в том, что он может арестовать своих критиков, не смог избежать критики.

    Лидеры, функцией которых является формирование экономической политики, также не избежали критики. Помимо роста угрозы общественному здоровью (по состоянию на 13 марта в мире было более 127 тысяч случаев инфицирования и 5100 случаев заболевания со смертельным исходом), экономические последствия усилий по сдерживанию распространения вируса также достаточно серьезны.

    На настоящий момент вероятность того, что люди потеряют работу и бизнес выше, чем то, что у них проявятся даже симптомы вируса. В Израиле было зафиксировано 143 подтвержденных случаев заболевания, но одна только авиакомпания «Эль-Аль» отправила в неоплачиваемый отпуск  пять тысяч сотрудников.


    Мысль, которую транслируют руководители израильской экономики, заключается в том, что она находится в достаточно хорошем состоянии, чтобы выдержать коронавирус. Но есть и другое, прямо противоположное мнение: поскольку дефицит бюджета Израиля растет, государство, стремясь сохранить экономику на плаву, не сможет позволить себе увеличить расходы. Они отмечают, что базовая ставка кредитования Банка Израиля настолько низка (0,25 процента), что у него нет эффективных возможностей для ее дальнейшего снижения с целью стимулирования бизнеса.

    Кто прав? Спросите меня через год-два, и я смогу ответить с большей уверенностью. Как говорят все ответственные аналитики, влияние,  которое окажет коронавирус на экономику, зависит от того, как долго он продержится, сколько человек им заразится и, что особенно важно, сколько окажутся в карантине.

    В общих чертах, макроэкономическая ситуация в Израиле настолько хороша, насколько это может быть в условиях кризиса. Потребители тратят деньги, уровень безработицы очень низкий, а экономика в прошлом году росла вдвое более высокими темпами по сравнению с аналогичными экономиками развитых стран.

    Крупномасштабный карантин будет сдержать экономический рост в этом году, но, в отличие от, скажем, Италии, которая на протяжении нескольких лет находится в состоянии анемии, экономическая активность в Израиле должна очень уж резко сократиться и в течение длительного периода времени, чтобы экономика впала в рецессию.

    Основная проблема, вызывающая беспокойство, заключается в способности правительства использовать обычные инструменты борьбы с рецессией, такие, как увеличение государственных расходов и дефицита и снижения процентных ставок. В этом отношении Израиль, по общему признанию, совершенно не готов.

    Если Банк Израиля не хочет экспериментировать с отрицательными процентными ставками, возможностей для маневра у него остается немного. Министерство финансов по двум причинам находится в стесненном положении - у него нет бюджета (поскольку кнессет в прошлом году не утвердил бюджет на 2020 год, то продолжает действовать старый бюджет, который продлевается ежемесячно), а расходы на дефицит уже относительно высоки.


    Тем не менее, ситуация не так безнадежна, как можно предположить.

    Спад экономики, вызванный коронавирусом, не похож на другие рецессии. Экономическая активность падает, потому что рабочие и покупатели сидят по домам. Более низкая процентная ставка не побудит работодателя позвать их вернуться на работу, и уж, тем более, закупить новое оборудование и расширить производство. Мелкий предприниматель не захочет рисковать и не станет открывать новый ресторан только потому, что кредиты нынче дешевы. Наблюдается кризис денежных потоков, потому что предприятия получают меньше доходов или не получают вообще, но если они вынуждены брать кредиты, чтобы справиться с ситуацией, ставки по ссудам и так уже находятся на рекордно низком уровне.

    В этих условиях увеличивается роль и значение министерства финансов. Многим предприятиям понадобится помощь, и правительство начало делать это в небольших масштабах, опираясь на фонд гарантирования кредитов, о чем было объявлено на этой неделе. Однако в основном его деятельность должна быть направлена на адекватное финансирование системы общественного здравоохранения, чтобы та могла выполнять свою работу - сдерживание коронавируса и лечение  больных. Из 10 миллиардов шекелей  дополнительных расходов, обещанных Нетаниягу 11 марта, 2 миллиарда пойдут на здравоохранение и неотложную помощь.


    У Израиля есть деньги. Бюджетный дефицит все еще высок, но рост его снижается - отчасти потому, что правительство не может так просто увеличить расходы выше уровня 2019 года, и отчасти из-за резкого увеличения налоговых поступлений до вспышки коронавируса.

    По оценкам экономиста банка «Леуми» Гилы Буфман, если пандемия продолжится еще несколько месяцев, дефицит не превысит 4,5 процента ВВП. Это - высокий показатель, но примерно такой и ожидается в период, когда правительство борется с экономическим спадом. Относительно низкий уровень задолженности Израиля (около 60 процентов ВВП) дает ему возможность увеличить расходы по дефициту.

    Если пандемия и ее последствия распространятся на 2020, а то и 2021 го, Израилю и остальному миру придется тяжело. Независимо от того, готова или нет к короновирусу отдельно взятая страна, особенно маленькая, скажем, Израиль, в условиях глобализации мировой экономики ситуация осложняется. Если Китай или Соединенные Штаты не справятся с кризисом, их ошибки отразятся на Израиле, независимо от того, что могут сделать министерство финансов и Банк Израиля.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. Фото: Ronen Zvulun, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend