Вторник 01.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    535494_Nir_Hefetz_Moti_Milrodd

    Нет правых и левых — есть банды, воюющие между собой

    Тайные записи бесед главы правительства Биньямина Нетаниягу и его бывшего пресс-секретаря Нира Хефеца, обнародованные 13 каналом израильского ТВ в программе «Макор» Равива Друкера, свидетельствуют о сложившихся в Израиле отношениях между властью, капиталом и СМИ, или, скорее, между политиками, миллиардерами и владельцами газет и телеканалов.

    Прозвище «шавка», которым Нетаниягу наградил Нафтали Беннетта в одном из разговоров, записанных Хефецом, естественно, попало в заголовки газет и моментально разлетелось по соцсетям, поскольку страстная ненависть Нетаниягу к бывшему заведующему его канцелярии, который теперь хочет занять его место, безусловно, относится к разряду самых интригующих сплетен.

    Однако есть некто, кто хорошо известен как человек, облизывающий своих меняющихся хозяев и выполняющий за них не за страх, а за совесть любую грязную работу – это сам Хефец. Человек, который последние двадцать лет был слугой трех самых могущественных господ в Израиле: владельца газетного концерна «Йедиот ахронот» Арнона (Нони) Мозеса, бывшего миллиардера и бывшего зэка Нохи Данкнера и Биньямина Нетаниягу.

    Хефец сам по себе, признаться, не представляет особого интереса: посредственный журналист, посредственный советник, да и, собственно, посредственный махер, чья заветная мечта, которой он делился с супругой премьер-министра – стать послом в Таиланде, дипломатические отношения с которым не имели для Израиля особого значения.

    Хефец пояснял Саре Нетаниягу, что оплата, которую он просит за свои услуги, это – синекура в госсекторе, то есть хороший заработок за счет налогоплательщика.

    Но хозяев такой человек интересовал по одной простой причине: они понимали, что он сделает для них все. Мозесу нужны были журналисты, которые не имели никакого отношения к журналистике. Данкнер хотел «карманного» главного редактора, который был бы нацелен на его недругов и критиков. Нетаниягу хотел, чтобы кто-то убрал Мозеса. Саре нужен был льстец. А скучающего миллиардера Арнона Мильчена забавляли сплетни, которыми его исправно снабжал неунывающий махер.

    В беседах, которые тайком записывал Хефец, – как в случае с мафиози, собирающими компромат с целью последующего шантажа и вымогательства, – он старался усиленно выказывать почтение своим собеседникам и делал все для того, чтобы опорочить всех, кого считал своими соперниками в борьбе за должности и престиж.

    И все-таки есть еще одна деталь во всем этом – корявый язык Хефеца и отсутствие изощренности в его речи – оказывают большую услугу слушателям: нам четко и понятно объясняют, каковы реальные отношения между подавляющей частью СМИ в Израиле и политической системой и миллиардами. В самом деле: правые, левые, центристы – какая разница? Это всего лишь дымовая завеса, за которой скрывается кучка циничных людей, сосредоточенных только на собственной рекламе, власти и деньгах.

    Изнанка свободной прессы

    Любопытнее всего «уроки», которые Хефец преподал Саре Нетаниягу – как, по его мнению, работает издательский концерн «Йедиот ахронот». Мозес, бывший босс Хефеца, в рассказах последнего предстает как глава организации, занимающейся протекционизмом и шантажом; линия поведения Мозеса базируется на его личных интересах; газетные публикации, как правило, ангажированы, а газетные полосы нередко служат платформой для передачи необходимых сигналов.

    Хефец вместе с Сарой Нетаниягу подробным образом обсуждал все публикации со сплетнями о ней – от оформления заголовка до выбора шрифта, и объяснял своей «ученице», что на самом деле содержание статьи не важно – Сара должна понять, что это своего рода сообщение, сигнал, посланный ей главой мафии. Он убеждал ее, что прекрасно знает, как работает такой метод, потому что как журналист вырос в «Йедиот ахронот» и был в числе близких к Мозесу людей, работая, в том числе, редактором приложений, выходящих в конце недели.

    Когда Яир Нетаниягу потребовал от Хефеца, чтобы газета, в которой появилась статья, опубликовала необходимое ему уточнение, Хефец объяснил ему, что это невозможно, поскольку «TheMarker не ангажирован, они не боятся никого, ни премьер-министра, ни сына премьер-министра. Это – TheMarker, и тут ничего не попишешь».

    Ну что же, вот вам, пожалуйста, психология Хефеца и людей из ближайшего окружения Мозеса, Данкнера и Нетаниягу: нет профессиональных норм, нет прессы, есть только отношения с позиций силы и власти. Газета, которая отказывается выполнять требования сына премьер-министра, делает это, не исходя из профессиональных соображений, а лишь потому, что «не боится».

    Но Хефец ошибается. Как человек, который долгие годы работает в журналистике, находясь в стороне от «мозесов» и «данкнеров», я должен признаться: не раз, действительно, было очень страшно. Боссы Хефеца контролировали миллиарды шекелей, за ними стояли банды прирученных журналистов и редакторов, готовых в любую минуту сорваться с цепи и разорвать любого, кто осмелился бы встать на пути их хозяина. В этих условиях действительно свободной прессе, которая не зависит от настроения начальника или туго набитого кошелька, выжить очень непросто. Независимая пресса может существовать спокойно лишь тогда, когда политическая и экономическая власть не будет сосредоточена в руках нескольких человек.

    Потому неправы те, кто считает, что Нетаниягу развратил израильские СМИ – ничего подобного, он просто удачно вошел в существующую на протяжении десятилетий систему. Нетаниягу, Мозес и Данкнер не смогли бы действовать самостоятельно без сотен «помощников», которые были счастливы стать полноправными участниками коррупционной схемы, в которой задействованы власть, регуляция и СМИ.

    Записи, сделанные Хефецом, свидетельствуют не о противостоянии правого и левого лагеря – они свидетельствуют о войне кланов, мафиозных группировок, и проблема в том, что лагерь противников Нетаниягу руководствуется теми же нормами и правилами, не желая от них отказываться.

    Но сегодня, спустя девять месяцев после того, как начался кризис, вызванный коронавирусом, все больше и больше израильтян понимает, что экономика и общество должны прежде всего базироваться не на стартапах и успешных инвестициях в недвижимость, а на государственной общественной инфраструктуре, качество которой гарантируется независимостью, прозрачностью и нормами демократических институтов.

    Однако, к сожалению, с каждым днем, приближающим нас к судебному процессу по делу Нетаниягу, вырисовывается мрачная картина: экономический, социальный и культурный кризис еще не стал благодатной почвой, на которой взрастут новые политические всходы, сулящие иные ценности, иные нормы и иную повестку дня.

    Скорее всего, нам неприятно слышать все эти сплетни, записи разговоров, предоставляемых «хефецами», потому что в конце концов в нас закрадывается страх: а что если это – не гнилые яблоки, которыми нас пытаются потчевать, а метод, которым нами пытаются управлять?

    Гай Рольник, TheMarker. М.К. На фото: Нир Хефец. Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend