Несмотря на опасность, украинские беженцы стремятся вернуться домой

После того, как Россия объявила о намерении сконцентрировать свои военные усилия на Донбассе, отступив с окраин Киева, многие украинские беженцы решили, что можно возвращаться домой или, по крайней мере, теперь это безопаснее, чем раньше. 


По данным ООН, по состоянию на 24 мая в Украину вернулись 2,1 млн украинцев. За две недели по 23 мая число украинцев, возвращающихся домой из Польши (345 000), превысило число тех, кто въезжает в Польшу (253 000). В соседних странах наблюдается аналогичная тенденция. Пограничные силы Украины утверждают, что люди возвращаются в страну со скоростью около 30 000 человек в день.

Мэр Киева Виталий Кличко говорит, что население города сегодня составляет две трети довоенного уровня.

Многие из тех, кто возвращается, говорят, что просто хотят увидеть близких. Так как мужчины в возрасте до 60 лет, в основном, остались в Украине, 94% беженцев в Польше – это женщины и дети. 

С начала войны Польша приняла 3,5 млн беженцев из Украины, больше, чем все остальные страны ЕС вместе взятые. Сотни тысяч новоприбывших переехали дальше на запад или вернулись домой, но ресурсы Польши по-прежнему на пределе. План, составленный несколько лет назад муниципальными чиновниками Варшавы, предсказывал, что к концу этого десятилетия население города вырастет на 250 000 человек. Оно увеличилось на столько же после трех недель войны в Украине.

До 600 000 украинцев живут в польских семьях. Остальные живут у друзей или родственников, в общежитиях, гостиницах, пансионатах или самостоятельно. Но возникают проблемы. В городах приток населения усугубил нехватку жилья и привел к росту цен, пишет The Economist. Арендная плата в Варшаве выросла в среднем более чем на 40% по сравнению с прошлым годом. Предложение арендной недвижимости резко сократилось. Квартиры, выставленные на продажу, раскупаются на следующий день.

Муниципальные чиновники отчаянно ищут новое жилье. Офисные здания были превращены во временные приюты для беженцев. В прошлом месяце власти Варшавы конфисковали у России многоквартирный дом, в котором когда-то жили сотрудники советского посольства. Мэр Варшавы заявил, что планирует использовать этот комплекс, известный в народе как Шпигово, или Шпийвиль, для размещения перемещенных украинцев.

В ближайшие месяцы проблема с жильем может обостриться. Польские принимающие семьи и их украинские гости могут вскоре устать от совместного использования одной ванной комнаты и стиральной машины. Как только курорты или молодежные лагеря вновь откроются на летний сезон, сотни тысяч украинцев, проживающих в них, будут вынуждены искать другие места для проживания. В условиях дефицита и дороговизны жилья они рискуют их не найти.

Рабочие места не являются большой проблемой. В первом квартале этого года экономика Польши выросла на 8,5% по сравнению с годом ранее. Уровень безработицы составляет 3%, что является третьим самым низким показателем в ЕС. По меньшей мере 145 000 украинцев, а возможно и до 200 000, уже нашли работу. Однако языковой барьер и бюрократические препятствия на пути признания навыков и дипломов означают, что беженцы, которые на родине были «белыми воротничками», часто вынуждены работать на низкооплачиваемой работе. 

Война вызвала нехватку рабочих рук в таких отраслях, как промышленность и строительство. Из 110 000 украинцев-водителей грузовиков, работавших в Польше до войны, около 40 000 уехали домой воевать. Некоторые украинские женщины могут занять рабочие места, которые раньше занимали мужчины.

Однако многие украинцы не хотят связывать себя обязательствами, потому что надеются вскоре вернуться домой. Согласно одному из опросов, только 17% беженцев говорят, что хотят поселиться в Польше навсегда. Менее половины записали своих детей в польские школы, остальные продолжают учиться дистанционно в украинских. По меньшей мере 500 000 украинцев не подали заявление на получение польского идентификационного номера. Это дало бы им право на социальную помощь, включая ежемесячное пособие в размере 500 злотых (около 114 долларов) на ребенка, право на открытие бизнеса и медицинское обслуживание.

Но даже те, кто возвращается в Украину, признают, что им, возможно, придется снова спасаться от российских бомбардировок. 

«Я рекомендую еще не возвращаться в Харьков, – сказал на днях начальник штаба спецподразделения KRAKEN Константин Немичев. – На это несколько причин: первая – еще опасно, еще Харьковская область не освобождена, еще находятся войска на севере Харьковской области, которые достреливают в Харьков; вторая причина – очень тяжело работать военным, трудно перемещать технику по Харькову, потому что очень много машин, сейчас уже есть пробки. Харьков – это прифронтовой город и угроза будет существовать всегда».

Александра Аппельберг, «Детали». На фото: украинские беженцы в Кишеневе, Молдова. AP Photo/Sergei Grits⊥