Главный » Общество » Некошерные связи

Некошерные связи

Большинство евреев-«харедим» в Израиле строго следуют раввинскому запрету на использование Интернета. Они прибегают к более примитивной технологии – специальному телефонному сервису, который отвечает за обновление новостей, предоставление информации о трафике на дорогах, финансах, даже о семейных мероприятиях или похоронах. Обычно этот сервис предоставляют небольшие компании, по выделенной телефонной линии.

«У моего десятилетнего сына – диабет. Его снабдили датчиком и специальной помпой, но я с этим не справляюсь», - так звучит одно из обращений, поступивших на «ХаКав ХаМаток» - горячую линию для больных диабетом, типичный пример одного из доступных видов подобных услуг. – «Показания неустойчивы, все время прыгают. Кто-нибудь может мне помочь?»

«ХаКав ХаМаток» («Сладкая линия») предлагает своим клиентам, страдающим от диабета, различную информацию, лекции и рецепты, возможность пообщаться с другими пациентами и даже прочитать псалмы для тяжело больных. Нет ничего проблемного, с религиозной точки зрения, в ее использовании. Однако даже ее номер заблокирован для людей с так называемыми «кошерными телефонами» - устройствами, которые также лишены подключения к Интернету, в подчинение запрету, наложенному некоторыми ультраортодоксальными раввинами. Представитель раввинского комитета по связям с общественностью, по-видимому, нашел предосудительным и контент, предлагаемый «ХаКав ХаМаток».

Этот случай – далеко не единственный. Раввинский комитет решает, к какому контенту ортодоксальная паства вправе иметь доступ. Этот комитет наделен полномочиями, позволяющими не только принимать решения, но и исполнять их: сотовые компании предоставили ему доступ к интерфейсу, позволяющему заблокировать любой телефон, который он пожелает.

Группа ультраортодоксальных раввинов пятнадцать лет назад основала упомянутый комитет, чтобы противостоять натиску интернет-технологий и устранить риск того, что религиозные люди получат доступ к неприемлемому, с их точки зрения, контенту. У кошерного телефона нет не только доступа в интернет - у него нет ни видеокамеры, ни музыкальных функций. Блокируется даже система текстовых сообщений – под предлогом того, что она может быть использована службами знакомств.

Данный комитет являет собой редкий случай единения «харедим». Он пытается распространить свою деятельность даже на религиозных сионистов. Раввины по всему спектру ортодоксии назначали своих представителей в комитет, после чего он провел переговоры с сотовыми операторами. Любая компания, которая отказывалась предлагать кошерный телефон, подвергалась бойкоту. Ортодоксальные СМИ развернули беспрецедентную кампанию против «опасностей технологии», и за кошерные телефоны. Улицы, где жили ультраортодоксы, были сплошь и рядом облеплены плакатами с угрозами в адрес тех, кто осмелится пользоваться «ритуально нечистым» телефоном.

Потому сегодня практически все израильские операторы мобильной связи предлагают абонентам учетные записи без доступа к Интернету или к текстовым сообщениям. «Кошерные номера» Cellcom начинаются с 052-76, а Pelephone – с 050-41. С этих номеров невозможно выйти в Интернет, и нельзя передать их другим компаниям.

Сегодня в Израиле кошерных телефонов - до полумиллиона. Подобного рода устройства с недавнего времени стали использоваться и в ультраортодоксальных общинах за рубежом.

Но, как удалось установить TheMarker, проанализировав внутренние документы, неопубликованные отчеты, а также побеседовав с десятками пользователей - этот комитет сегодня уже не столь действен, как когда-то. И на практике весь поток информации для ультраортодоксов контролирует один-единственный житель Бней-Брака. Причем, этот контроль носит весьма произвольный характер, что неизбежно влечет за собой резонный вопрос о мотивации..

Ему за сорок, он выглядит как типичный выпускник ортодоксальной ешивы; невысокий, худой, с большой черной кипой и густой бородой. Этот решительный человек из своего дома в ультраортодоксальном пригороде Тель-Авива контролирует весь телекоммуникационный рынок ортодоксов, с помощью ноутбука и мобильного телефона - конечно, кошерного! Все автоматически блокируется, за исключением того, что внесено в «белый список», то есть, сочтено кошерным - и комитет не объясняет, почему.

«Получение одобрения кошерности… не требует от нас, предоставляющих одобрение, раскрытия наших соображений», - говорится в полученном изданием TheMarker официальном электронном письме от имени комитета.

Однако большие деньги - отнюдь не в контент-сервисах, а в продаже сотовых устройств. Сам комитет или, по крайней мере, его представители сделали все для того, чтобы доминировать в системе их дистрибуции, получая с этой деятельности миллионы шекелей. Любой, кто не сотрудничает с ними, оказывается без одобрения кошерности - или с заблокированным телефоном.

Он добился беспрецедентного результата, установив, по сути, контроль над всей цепочкой формирования стоимости ультраортодоксального рынка сотовой связи. То есть, с одной стороны, он представляет комитет - а с другой его жена владеет компанией сотовой связи под названием Shefi. Импортерам предлагают продавать и распространять устройства, которые получают одобрение, через него. Он управляет маркетинговой сетью, у него есть агенты по всей стране. Доход пары от сотового бизнеса достигает миллиона шекелей в удачный месяц.

TheMarker получил на руки соглашение, которое должен был подписать один из импортеров: там, среди прочего, указано, что он обязан продавать кошерные устройства «только через маркетолога, уполномоченного комитетом». А фактически, маркетинг осуществляют он и его супруга - единственные, кто уполномочен комитетом.

Кроме того, раввинский комитет решил, что не только телефон должен быть кошерным, но и магазин, торгующий им - то есть, он может продавать только телефоны, которые комитет считает кошерными.

В прошлом году он предъявил следующие требования: продавцы розницы не могут перемещать товары из филиала в филиал без одобрения комитета. Имя, адрес, номер телефона и другие данные каждого покупателя, приобретающего телефон, должны быть сообщены в комитет. Импортеры могут продавать свои телефоны только в одобренных комитетом магазинах.

В другом письме, датированном августом 2018 года и отправленном по электронной почте, комитет проинформировал владельцев магазинов, что новой модели телефона был выдан сертификат кашрута, но добавил, что «одобрение касается только устройств, продаваемым через одобренных нами продавцов».

Кошерный рынок объемен и имеет большой оборот. В среднем 500 тысяч абонентов меняют свой телефон один раз в два года, то есть до 250 тысяч устройств продаются ежегодно. При средней цене телефона в 300 шекелей это составляет 75 миллионов шекелей годового оборота.

«Статистика продаж безумна для кошерных устройств. Это дешевые аппараты, и их необходимо часто менять. К тому же сегмент населения, который в них нуждается, постоянно растет», - сказал на условиях анонимности один из импортеров.

Телефоны, которые получают одобрение комитета, как правило, стоят дороже, чем телефоны, продаваемые импортерами напрямую. К примеру, модель Nokia может стоить 345 шекелей, в то время как на открытом рынке ее можно приобрести всего за 220 шекелей.

Есть, правда, мнение, что контроль, осуществляемый комитетом, будет в значительной степени ослаблен. Как сообщила газета «Глобс», в прошлом месяце петиция, подписанная 50 тысячами ультраортодоксов, содержала требование, чтобы министерство связи обеспечило более строгий надзор над комитетом, обвиняемым в самодеятельности и политическом вмешательстве.

Нати Тукер, «ХаАрец». М.К. К.В. Фото: Оливье Фитусси


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend