Wednesday 20.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Нир Кафри
    Фото: Нир Кафри

    «Не знаем, как мы выживем»: малообеспеченные женщины пострадают

    Брурия Мизрахи, жительница Маале-Адумим, выходит из дома каждый день в 6:00 утра и приезжает в НААМАТ к 7:00, чтобы работать по хозяйству. Она возвращается домой в 18:00 после многочасовой напряженной работы. Мизрахи одна работница в семье и скоро достигнет 60-летнего возраста. Она рассчитывала выйти на пенсию примерно через два года, но если план повышения пенсионного возраста будет одобрен, ей придется еще долго ждать, прежде чем придет время отдохнуть.


    Мизрахи – одна из 9000 женщин, которые зарабатывают до 6000 шекелей в месяц, и из-за своей низкой заработной платы они имеют право с 62 лет на максимальное пособие по старости, которое составляет 2337 шекелей в месяц. Согласно данным службы социального обеспечения, представленным на прошлой неделе комиссии по улучшению положения женщин, эти 9000 женщин составляют примерно половину тех женщин, которые получают пособие по старости и продолжают работать даже после 62 лет при низкой оплате труда.

    Многие из них работают в таких профессиях, как уборка и уход, и пособие позволяет им немного сократить рабочие часы по достижении пенсионного возраста.

    План повышения пенсионного возраста включен в закон о регулировании хозяйства, который будет представлен на утверждение в кнессет в рамках утверждения бюджета до начала ноября. Согласно нынешнему плану, начиная с января 2022 года пенсионный возраст постепенно, в течение десятилетия, будет повышаться – с сегодняшних 62 до 65 лет. Повышение коснется женщин, родившихся после 1 января 1960 года. Этот шаг означает, что женщинам, получающим низкую зарплату, будет нанесен ущерб в размере от 1500 до 2500 шекелей в месяц.


    Анна Геллер, 57-летняя воспитательница детского сада из Ноф ха-Галиль, также разочарована ситуацией. «Как может человек старше 60 лет работать на нашей работе? Это очень тяжело. Мы и убираем, и моем детей, заботимся о них, кормим и стараемся учить и воспитывать, мы отдаем им свои души», – сказала она.

    Геллер замужем, она мать двоих детей, приехала в 1995 году из бывшего Советского Союза, у нее высшее музыкальное образование. В настоящее время она зарабатывает около 6000 шекелей в месяц.

    «После 20 лет работы у человека больше нет сил, он выжат как лимон, и я не знаю, как я протяну еще пять лет, – добавила она. – У меня проблемы со здоровьем, а также психологические – в старшем возрасте очень сложно ползать с детьми по полу и прыгать вместе с ними. Есть профессии, в которых ты сидишь за компьютером, там можно работать до 70 и 80 лет. Но я на работе, на которой нужно двигаться и разговаривать по девять часов без перерыва в день. Нужно различать, есть разные рабочие места».

    Чтобы уменьшить вред, наносимый этим женщинам из-за повышения пенсионного возраста, предлагается увеличить размер получаемого ими пособия «маанак авода» (отрицательный подоходный налог). Однако Фонд Берла Кацнельсона утверждает, что суммы, предложенные в схеме минфина, не устраняют ущерб. Согласно расчетам фонда, женщина, которая в настоящее время зарабатывает 4000 шекелей в месяц, будет иметь право на максимальный грант, но он добавит только 500 шекелей по сравнению с существующим сегодня грантом – и при этом пособие по старости сократится на 2000 шекелей в месяц.

    «Утверждение минфина о том, что нынешний план повышения пенсионного возраста не нанесет ущерба женщинам с низкой зарплатой, просто ложно. Доход бедной работницы, которая продолжает работать после 62 лет, будет ниже, начиная с января будущего года, по крайней мере, на 1500 шекелей в месяц», – сказала директор Яара Ман, руководительница отделения общества и экономики Фонда Берла Кацнельсона, которая исследует занятость женщин.

    Даниэла Визман, которая работает секретарем в школе для молодежи из групп риска с зарплатой около 5 900 шекелей в месяц, ждет достижения пенсионного возраста. Сейчас ей 60 лет и восемь месяцев. «Я работала всю свою жизнь и мечтаю выйти на пенсию, – сказала она. – Я тяжело работаю, и в возрасте 62 лет я хочу получить то, что заслуживаю. Всю свою жизнь я платила в «Битуах леуми» и хочу вернуть свои деньги».


    По ее словам, если реформа будет принята, ей придется работать еще много лет. «В 62 года я не хочу работать с 8:00 до 17:00, но теперь у меня нет выбора. Мое здоровье не улучшается, начинаются проблемы... Даже если продолжительность жизни увеличилась, и нам нужно повысить пенсионный возраст, почему у нас забирают пособие, за которое мы платили всю жизнь?»

    На этой неделе депутаты Михаль Розин и Наама Лазими направили министру финансов Авигдору Либерману письмо, подписанное 21 депутатом от коалиции и оппозиции, с требованием отделить реформу повышения пенсионного возраста женщин из закона регулирования хозяйства и принять ее в ходе обычного законодательства. Это позволит кнессету осуществлять необходимый надзор и провести публичное обсуждение.

    «Пусть будет ясно, у меня нет проблем с повышением пенсионного возраста, у меня есть тяжелая проблема с тем, что эти женщины не смогут получать пособия, – пояснила Розин. – Это означает отобрать у этих женщин деньги, которых у них нет. Во многих случаях это деньги для пропитания. Бюджет – это важно, но не за счет последних шекелей бедных женщин».


    Бар Пелег, «ХаАрец», И.Н. Фото: Нир Кафри˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend