Среда 02.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Moses_Rome_Michelangelo_Pixabay

    Не убий? Только по необходимости

    «И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да буден предан смерти; народ земли да побьет его камнями (...)

    Если кто будет прелюбодействовать с женою замужней, кто будет прелюбодействовать с женой замужнею; если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, да будут преданы смерти и прелюбодей, и прелюбодейка. Кто ляжет с женою отца своего, тот открыл наготу отца своего; оба они да будут преданы смерти, кровь их на них. Если кто ляжет с невесткою своею, оба они да будут преданы смерти; мерзость сделали они; кровь их на них. Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость; да будут преданы смерти, кровь их на них» (Левит, 20:2. 10-13).

    Что такое убийство в представлении древних? Можно ли было его оправдать? И как сочетаются знаменитая, самая первая и главная заповедь «Не убий» с бесконечными убийствами в Торе – семейными расправами, смертными казнями и убийствами в ходе завоевательных войн?

    Важно понять, что представляет собой книга Левит. В первую очередь, многие ее части не столько религиозное откровение, сколько кодекс, свод законов. Конституция, если угодно. В общем, это то же самое, что Кодекс Хаммурапи, законы Ману или поучения Птаххотепа.

    Надо сказать, что евреям несказанно повезло, потому что не так уж много современных народов могут похвастаться, что обладают собственными сохранившимися письменными законами такой древности. Что касается религиозного аспекта, то и в Кодексе Хаммурапи, и в законах Ману, и в поучениях Птаххотепа он присутствует в не в меньшей степени, чем в Торе. Любое древнее законодательство строилось только и исключительно на религиозной основе, иначе и быть не могло.

    Поэтому, с исторической точки зрения, и Тору (во всяком случае, ее законодательную часть) следует рассматривать, как древний свод законов, притом написанный по всем правилам современной юриспруденции – с описаниями правонарушений, положенных за них наказаний, судебных прецедентов.

    Если внимательно читать Тору, можно найти множество примеров, которые не вписываются в понятия морали и нравственности современного человека. Смертная казнь за незначительные, в общем-то, проступки, разрешение завоевательных войн и убийств в процессе и после этих войн. Но есть несколько ключевых моментов, которые позволяют считать, что все-таки Тора исполнена гуманизма.

    Не только в XV веке до н.э. (примерное время Исхода из Египта и, соответственно, написания еврейского кодекса законов), но и в античности, и в Средневековье, и даже в эпоху Просвещения в большинстве стран мира чужака могли убить просто потому, что он - чужак, непонятно одет и непонятно говорит. Убийство не считалось чем-то из ряда вон выходящим.

    Наши еще более далекие предки в каменном веке, как выяснили антропологи с помощью изучения остатков жилищ и предположительного количества их обитателей, жили очень маленькими сообществами, и любой человек вне этого сообщества считался врагом. Наверняка и тогда у людей были свои устные законы (без законов сообщество просто не выжило бы), но они распространялись исключительно на людей внутри этой группы. Такой тип мышления (маленькая группа своих, все остальные – враги) сформировал за тысячелетия особую общечеловеческую психологию, которую сейчас переламывает процесс глобализации.

    После Второй мировой войны мир стал более открытым, мы впитываем ценности гуманизма, живем в разных странах и на разных континентах, но воспитываемся на одних и тех же книгах и фильмах. Возможно, что пройдет еще некоторое время, и понятие культурных различий сотрется вовсе.

    Но если бы вы перенеслись на машине времени в далекое прошлое, едва ли вы сумели бы там выжить. Скорее всего, вас сразу убили бы без лишних разговоров. Потому что вы - чужак, в чужой одежде, говорящий на чужом языке.

    Итак, вернемся к Торе. Едва ли от древних людей можно было ожидать того, чего нельзя ожидать даже от людей современных, воспитанных на ценностях гуманизма и уважения к человеческой жизни. Чем дальше в прошлое, тем меньше ценилась человеческая жизнь: войны, эпидемии, детская смертность – от половины до двух третей всех рожденных детей не доживали до пяти лет.

    Когда мы читаем в Торе про двух сыновей Наоми, свекрови Рут, или о единственной дочери Ифтаха, мы редко задумываемся о том, что на самом деле детей наверняка было больше десяти, просто выжил только один или двое. Смерть постоянно присутствовала в жизни этих людей, она воспринималась значительно проще, чем сейчас, поэтому странно было бы ожидать заповеди «Не убий» без оговорок.

    Вспомните историю с королем Давидом и Бат-Шевой, когда Давиду понравилась красивая женщина, и он отправил ее мужа на войну, чтобы его там убили, а женщину взял в жены. Казалось бы, король-самодержец! Что хочет, то и делает – кто его упрекнет и с какой стати?

    Но все же пророк Натан осудил Давида и упрекал его, и Давид признался, что «совершил грех перед Господом», и горевал об этом преступлении, и связывал с ним дальнейшие постигшие его семью несчастья.

    А еще в Торе наряду с описанием смертной казни за прелюбодеяние или за отдачу детей Молоху (кстати, языческий кровавый обычай ближневосточных народов, заключавшийся в жертвоприношении детей-первенцев), в одном из законов говорится:

    «Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской. Ни вдовы, ни сироты не притесняйте». (Исход, 22:21-22)

    Один такой закон в эпоху, когда любой человек вне своего сообщества автоматически считался вне закона, уже дорогого стоит.

    Будь эти законы Божественным откровением или законами, написанными людьми из плоти и крови, но это были лучшие и гуманнейшие люди своего времени. Потому что эти законы созданы для людей, живших тысячи лет назад, но даже они иногда оказываются слишком сложны в применении для современных людей, которые, казалось бы, должны были уйти далеко вперед в своем понимании гуманизма и ценности каждой отдельной личности.

    Да – для своей эпохи это был гуманизм высшей степени. И, пожалуй, заповедь «Не убий» скорее можно расценивать так: не убивай, если можешь этого не делать, если убивать необязательно. Не убивай без крайней необходимости.

    Лея Костинская, «Детали».
    На фото: фрагмет статуи Моисея работы Микеланджело
    в церкви  San Pietro in Vincoli Риме. Фото: Pixabay˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend