Суббота 31.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    420920_Yoav_Galant_Olivier_Fitoussi

    Не стоило назначать генерала министром просвещения

    Вопрос, должен ли занимать министерский пост не политик, а профессионал в соответствующей области, обсуждается очень давно и, скорее всего, будет обсуждаться бесконечно. Действительно, трудно сказать, справится ли нефтяник лучше философа на посту министра энергетики, или насколько инженер-строитель лучше раввина в министерстве строительства. Но одно можно сказать однозначно: не стоит назначать отставного генерала на пост министра просвещения.

    30 сентября, на пятый день карантина, министерство здравоохранения сообщило, что система просвещения не откроется сразу после окончания карантина. Гендиректор минздрава, профессор Хези Леви сообщил, что поспешное открытие школ после первого карантина было ошибкой, так как  привело к росту заболеваемости коронавирусом. Сейчас же минздрав постарается этого избежать. Более того, Совет национальной безопасности не рекомендует открывать школы раньше конца декабря — после праздника Ханука, а то и вовсе в январе 2021 года, после снижения уровня заболеваемости.

    Сегодня, уже после всплеска заболеваемости, закрытия учебных заведений и введения всеобщего карантина, все еще трудно понять, что заставило министра просвещения буквально вынудить всех вокруг, и прежде всего премьер-министра Нетаниягу, согласиться на открытие учебного года по всей стране.

    Кроме того, что руководитель борьбы с эпидемией коронавируса, профессор Рони Гамзу возражал против открытия школ в «красных» городах с неблагополучной эпидемиологической ситуацией, так еще школы открылись всего на две недели — потом начались праздничные каникулы. Можно было бы найти оправдание началу занятий для учеников младших классов, чтобы позволить родителям продолжать работать, но придумать причину, по которой необходимо было тащить в школу на две недели учеников старших классов, намного сложнее.

    Следует отметить, что Израиль не являлся исключением: многие страны намеревались начать учебный год вовремя и в обычном формате с соблюдением правил социального дистанцирования. К тому же, исследователи на данном этапе так и не пришли к единому мнению о том, насколько велика роль детей в распространении COVID-19.

    Но на пути к началу учебного года были два препятствия. Первое — опыт Берлина, где учебный год начался в начале августа, а через две недели медики выявили заражения коронавирусом, как минимум, в 41-й из 825 школ, причем во всех возрастных категориях. Естественно, можно попытаться объяснить распространение заболевания тем, что непосредственно на уроках школьники занимались без защитных масок и надевали их при выходе на перемены, но кто может гарантировать соблюдение детьми, особенно младшего возраста, правил социального дистанцирования в течение всего учебного дня?

    Второе препятствие — израильский опыт возвращения к учебе после карантина. В одних странах школы продолжали работу во время пандемии, в других - сразу были закрыты и переведены на удаленное обучение, открывшись только после спада числа заболевших в стране. В некоторых странах, к примеру, в Дании, Финляндии, Бельгии, Австрии, Тайване и Сингапуре, где учеба возобновилась в апреле и мае, открытие школ не привело к росту заболеваемости. Во Франции и Новой Зеландии, которые тоже достаточно рано открыли средние школы, вспышки заболевания среди школьников были, но исследователи полагают, что дети заражались не в детсадах и начальных школах, а от членов семьи. И только Израиль отличился значительным увеличением заболеваемости в целом по стране после открытия школ.

    Исследователи пришли к выводу, что причиной распространения коронавируса в израильских школах являются условия обучения — в классах больше детей, а классы меньшего размера. И это не новость: в то время, когда министерство просвещения разрабатывало методику возвращения школьников к занятиям после карантина, в школах заявляли, что площадь классов не позволяет обеспечить социальное дистанцирование во время занятий: в средних и старших школах занятия должны были проходить в группах до 20 учеников, при этом столы должны быть расположены на расстоянии двух метров, а учитель — находиться на расстоянии в два дополнительных метра от учеников.

    Как можно разместить в классах площадью 49 кв.м. (стандартная площадь классной комнаты в Израиле) 20 парт на расстоянии 2 метров одна от другой — так и осталось загадкой. Кроме того, школы не располагали необходимыми ресурсами, чтобы обеспечить постоянную уборку и дезинфекцию, а министерство просвещения им в этом не помогло.

    Но все это не смутило отставного генерала: Галант заявил, что план начала учебы разработан, а спустя три недели занятий министерство рассмотрит ситуацию и сделает выводы. Судя по всему, ранее претендовавший на пост министра обороны политик решил, что он является последней линией обороны. Комментируя предложение профессора Гамзу не начинать учебу в школах в «красных» городах, Галант сказал: «Я обращаюсь не только к рекомендациям эпидемиологов – у меня перед глазами еще и экономические, и педагогические проблемы. Всю жизнь я принимал решения на основе рекомендаций, бывало, что я не принимал чью-либо позицию – и оказывался прав».

    В результате система просвещения «была брошена в атаку», которая достаточно быстро «захлебнулась под огнем коронавируса». Можно только гадать, но, возможно, если бы министр просвещения тратил свою энергию летом не на убеждения открыть учебный год вовремя и по всей стране, а на подготовку школ к переходу на дистанционное обучение и разбивку младших классов на группы в освободившихся старших школах, может быть, вторая волна коронавируса в стране была бы менее ощутимой.

    P.S. Как и положено искушенному в политике генералу, Галант решил назначить виноватых: министерство здравоохранения. Вечером 30 сентября он направил резкое письмо своему однопартийцу, министру здравоохранения Юлию Эдельштейну, в котором заявил, что минздрав уже четыре месяца не предоставляет министерству просвещения данные об уровне заболеваемости в системе просвещения. Любопытно, что отсутствие данных не мешало генералу Галанту принимать решение об открытии учебного года. Возможно, желание выполнить поставленную задачу любой ценой не является лучшим качеством для министра просвещения.

    Юрий Легков, НЭП. Фото: Оливье Фитусси˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend