Главный » Общество » Мы слишком далеки друг от друга? Поможет карантин?
Фото: Lim Huey Teng, Reuters

Мы слишком далеки друг от друга? Поможет карантин?

Около месяца назад, за считанные дни до вспышки эпидемии коронавируса в Израиле, в свет вышла книга социолога Эвы Илуз "Конец любви: социология отрицательных отношений". Илуз утверждает, что в наше время половая свобода находит выражение не в освобождении от общественных запретов, а в возможности отказа от романтических взаимоотношений, порой – заблаговременного.

"Свобода индивидуума выражается в праве не завязывать отношения или отказываться от них", пишет Илуз. Поэтому, по ее мнению, мы живем в эпоху отрицательных отношений. Современная сексуальная революция предоставляет каждому возможность порвать ненужные связи на любом этапе. В обществе развиваются техника уединения и способность оценивать возможные риски. Расставание становится важнейшим событием, к которому должен быть готов каждый – это не менее, а, может быть, и более важно, чем быть готовым к любви.

Может показаться, что этот тезис уже принадлежит прошлому, поскольку с началом эпидемии коронавируса он утратил свою актуальность. Сегодня все сидят по домам, на улицу никто не выходит – какой смысл рассуждать о взаимоотношениях, любви и случайных половых связях? Но на самом деле, тенденция, описанная в книге Эвы Илуз, в течение последних недель с пугающей явственностью доказала свое существование.

Девизом этих дней стала фраза: "Любовь - это отдаление". Мы практически не выходим из дома, а когда все-таки оказываемся на улице, обходим друг друга стороной. Мы старательно избегаем любого контакта и ищем замену теплу человеческого тела. Несчетное количество раз мы моем руки, опасаясь, что ненароком дотронулись до кого-то. Стерильность – это то, что нам необходимо сегодня, в буквальном и переносном смысле этого слова. Мы должны остаться наедине с собой, и самостоятельно удовлетворять собственные духовные и физические потребности.

Эпидемия распространяется по всему миру, и человечество пытается всеми способами укротить ее. Это происходит в условиях специфического культурного климата, когда уединение и воздержание уже давно превратились в идеал. Маниакальное стремление к чистоте и страх любого контакта процветали в нашем обществе задолго до того, как в заголовках новостей появилось слово "коронавирус". Чистота стала идеалом гораздо раньше.

В рубрике "Стиль жизни" мужчины и женщины признавались, что уборку квартиры они предпочитают сексу. Детей никогда не растили в более стерильных условиях, нежели в XXI веке. Мы никогда не были так чувствительны к запаху человеческого тела, а гигиенические средства никогда не были так популярны. Маниакальное мытье рук стало настоящей проблемой.

Гигиенические стандарты - это часть культуры. Еще несколько веков назад европейцы, в том числе принадлежавшие к высшим сословиям, ели руками, во время еды рыгали и, не отходя от стола, испускали ветры. Нагота вызывала куда меньшее смущение, чем сейчас, а в постоялых дворах незнакомым людям иногда приходилось спать в одной постели. Как доказал в своих исследованиях социолог Норберт Элиас, опасение социального контакта развивалось постепенно.

На первый взгляд, это было связано с заботой каждого о собственном здоровье. Действительно, утверждение жестких гигиенических норм позволило человечеству победить эпидемии. На самом деле, здоровье иногда является лишь уловкой. Изменение наших привычек стало частью политического и культурного процесса, не связанного с требованиями медиков. Социальные отношения между людьми усложнились, они в гораздо большей степени стали объектом общественного контроля.

Современному человеку культура ухода за собственным телом может показаться исключительным благом. Большинству из нас не хотелось бы жить, как "варвары", или походить на людей эпохи Средневековья. Это неудивительно, поскольку гигиена и уход за собой являются важнейшими составляющими нашей самооценки. Радикальные изменения в культуре происходят медленно и незаметно, реально их можно ощутить лишь по прошествии сотен лет.

Но, как утверждают социологи, иногда развитие культуры происходит скачкообразно, и тогда драматические изменения наступают очень быстро. Наше время тоже может стать таким скачком. Из кризиса, связанного с эпидемией коронавируса, мы выйдем другими. Претерпит изменение и наше отношение к собственному и чужому телу. Формальные ограничения, разумеется, будут сняты, но некоторые из них войдут в привычку. Пока что мы привыкаем к цифровым технологиям, заменяющим контакт и близость с другими людьми.

У эпидемиологов есть убедительные объяснения проводимой сейчас во всем мире политике социального дистанцирования. Но создается впечатление, что предъявляемые нам требования все время ужесточаются. Сначала мы должны были мыть руки в течение 20-и секунд, сейчас – целую минуту. Вызывает опасение, что человек эпохи "пост-коронавируса" будет проводить за мытьем рук значительную часть своего свободного времени. Сейчас, когда мы тщательно исполняем все указания, нужно понять, делаем ли мы это ради борьбы с коронавирусом, либо мы просто подвластны культурным импульсам, связанными со страхом перед контактом с другими людьми и боязнью любой инфекции.

Врачей – в поликлинику

В эти дни многие предостерегают, что под прикрытием чрезвычайного положения демократии и правам человека может быть нанесен необратимый ущерб. На самом деле, большинство ограничений собственной свободы мы принимаем добровольно. Обратите внимание: в эти дни политических лидеров – например, президента США Дональда Трампа – подвергают критике за то, что они слишком поздно прибегли к таким жестким мерам, как тотальный карантин. Но уже сейчас от политиков необходимо потребовать план выхода из чрезвычайного положения, уничтожающего социальную структуру и общественную жизнь.

Более того: в то время, как Нетаниягу и его окружение попирают демократию, мы безропотно принимаем все указания специалистов в области профилактической медицины. Вирус – невидимый враг, поэтому мы с закрытыми глазами выполняем все приказы профессионалов. Не умаляя достоинства врачей, стоит отметить, что их действия тоже подлежат контролю и критике.

Провозвестник еврейского государства Теодор Герцль призывал ограничить полномочия раввинов стенами синагоги, а полномочия армии – казармой. Следуя этой логике, стоит тщательно проследить за тем, чтобы по окончании кризиса специалисты в области эпидемий вернулись в поликлиники и больницы. Нужно продолжить борьбу за отделение религии от государства, но не менее важно позаботиться о том, чтобы отделить от государства медицину.

Офри Илани, "ХаАрец", Б.Е. Фотоиллюстрация:  Lim Huey Teng, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend