Sunday 24.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    «Не оплачивать больничные тем, кто откажется вакцинироваться!»

    Майя Пелед-Раз из Школы общественного здравоохранения при Хайфском университете – одна из сторонников принуждения к вакцинации даже тех, кто опасается побочного воздействия новых прививок от коронавируса. Она также является советником по вопросам этики в медицинском центре Бней Цион.


    Должно ли общественное благо быть превыше личного волеизъявления каждого? В каких случаях государственное принуждение можно считать законным и не чрезмерным? Что окажется более эффективным: «законодательный кнут» или «финансовый пряник»? Это выясняли журналисты «ХаАрец» Ротем Штаркман и Рони Линдер. Доктор Пелед-Раз надеется, что до 70 процентов израильтян согласятся привиться без всякого принуждения.

    – Тот, кто не вакцинируется, вредит окружающим?

    – Да, пока уровень всеобщей вакцинации ниже нормы, это мешает достичь коллективного иммунитета. По «короне» все еще есть сомнения, что такой иммунитет общество сможет обрести, не прибегнув к прививкам.


    – Сколько человек нужно вакцинировать, чтобы обеспечить коллективный иммунитет, при котором даже непривитые граждане не заразятся?

    - Доподлинно неизвестно. Доктор Шарон Альрои-Прайс, зав. департамента  общественного здравоохранения минздрава, сказала недавно, что от 60 до 80 процентов. Но это очень широкий диапазон. Вспомним, что в 2018-2019 году вспышка заболевания корью произошла концентрированно в тех группах, где уровень вакцинации недотягивал до «коллективного иммунитета» – поэтому болезнь проявилась именно там. Так что нужна массовая вакцинация, иначе даже привитые рискуют заболеть.

    – Почему даже привитые подвергаются риску?

    – Примерно в 5 процентах случаев прививка оказывается неэффективной. Если общество еще не достигло уровня коллективного иммунитета, эти люди могут заразиться. Кроме того, некоторые группы сейчас не могут вакцинироваться: беременным женщинам и детям до 16 лет прививки делать не будут, потому что вакцина на них не испытывалась. Не будут вакцинировать и людей с ослабленной иммунной системой – например, излечившихся от рака. Но проверено, что ее можно давать пожилым людям, то есть тем, кто подвергается наибольшему риску из-за короны. Доказано, что вакцина для них безопасна.

    – Те, кто уже успел переболеть и выздороветь – как бы уже привиты?

    – Есть обнадеживающие признаки, что в их организме антитела сохраняют свою силу.


    – Какая вакцина лучше, Pfizer или Moderna?

    – В системе здравоохранения никто не знает, для какой группы населения  какая из вакцин лучше подходит. Когда все четыре вакцины станут доступны, информации станет больше, возможно, тогда мы сможем это узнать.

    – Раз так, не лучше ли подождать с вакцинацией?


    – Чем больше будем ждать, тем дольше не выработается коллективный иммунитет. Кроме того, в какой-то момент нам начнут говорить: «Хотите в ресторан? Покажите справку о прививке. Хотите сесть на самолет? Покажите справку». Если мы хотим провести вакцинацию как можно быстрее, можно добавить методы давления, например, не оплачивать больничные тем, кто заболел коронавирусом, потому что не сделал прививку, хотя мог ее сделать.

    – В прошлом вы консультировали комиссию по вакцинации, когда возник вопрос об обязательном вакцинировании детей как условии посещения школ. Сейчас тоже нужны подобные санкции?

    – Да, однозначно, нужно будет вводить санкции. Но не сейчас, потому что пока вакцины не хватает на всех, и надо дать прививку тем, кому она нужна в первую очередь. Когда доз будет хватать на всех – тогда поднимется вопрос санкций, и я определенно за них. Государство имеет полное право сказать: «Не сделал прививку? Тогда не получишь оплату больничного и не сможешь войти в торговый центр». Но первые санкции должны быть мягкими, больше надо работать над стимулами для тех, кто согласится привиться. А уже следующим шагом – отказ в льготах и поражение в правах.

    – В прошлом уже предпринимались попытки провести законы о санкциях против тех, кто отказывается вакцинировать детей. Это ни разу не удалось сделать.

    – Я всегда возражала. По всем болезням, о которых шла речь в прошлом, уровень добровольной вакцинации у нас был намного выше того, который требуется для обеспечения коллективного иммунитета. По детским болезням спор шел о том, как повысить уровень вакцинации с 92 процентов до 95. И это не имеет отношения к «короне», потому что от нее детей не прививают.

    – Можно ли применить это к родителям?

    – То есть, если не привиты родители, ребенка не пустить в школу? Маловероятно.

    – А что насчет сокращения льгот?

    – В 2009 году был принят закон, гласящий, что родители, не обеспечившие вакцинацию детей несколькими основными прививками, не получат прибавки к пособию. В конечном итоге закон провалился, просто потому что  к пособию ничего не добавили. Но в Высшем суде справедливости (БАГАЦ) тот закон прошел. А значит, БАГАЦ одобряет введение санкций против «антипрививочников» и может поддержать мягкие санкции против «коронаскептиков».

    – Как поступают в мире?

    – В Европе есть страны, в которых за отказ привиться от кори можно заплатить штраф. Предусмотрено даже тюремное заключение, но ограничиваются санкциями и штрафами.

    В случае коронавируса мы все еще не знаем, насколько эффективными или опасными будут вакцины. Поэтому на данном этапе нельзя говорить об обязательной вакцинации. Но по мере накопления знаний о болезни и вакцинах людей могут обязать прививаться. Например, когда в 2013–2014 гг произошла вспышка заболевания  полиомиелитом, эпидемию удалось предотвратить массовой вакцинацией, более 75 процентов людей были привиты.

    – Тут есть разница: та прививка всем была заранее знакома…

    – Да, но все равно были опасения, что прививка содержит ослабленный, а не мертвый вирус. Та вакцина была намного опасней, чем нынешняя от «короны», и тогда тоже о ней ходило множество «теорий заговора». Возможность введения санкций тогда тоже обсуждалась в правительстве, негласно, потому что высокопоставленные представители ЕС предупредили нас: если не сможете обуздать болезнь – наши границы для израильтян будут закрыты.

    Есть некоторые группы, применять к которым меры принуждения даже более оправданно, чем к остальным. Например, медики. Им уже сейчас запрещено вылетать за границу. Или сиделки. Такие требования законны, даже если нарушают их свободу выбора: ведь если заболевает кто-то из них, это наносит тяжелый удар и пациентам, и их коллегам. Мы уже становились свидетелями того, как целые отделения всем составом уходили на самоизоляцию. Также принудительные меры могут быть оправданы по отношению к персоналу домов престарелых, а на втором этапе – к военнослужащим ЦАХАЛа, полицейским, учителям.

    – Начальник генштаба сказал, что не намерен заставлять солдат делать прививки.

    – В данным момент не намерен. Но в целом существуют базовые законные правила для государственного вмешательства в выбор человека. Оно оценивается в зависимости от необходимости, эффективности вмешательства и его соразмерности. В настоящее время информации о вакцине еще недостаточно, поэтому трудно определять, какое принуждение к вакцинации от «коронавируса» может считаться оправданным. Мы ведь даже не знаем, насколько долгим окажется действие вакцины. Если ее надо повторить, например, через 10 лет – это одно, а если через каждые полгода, то можно ли принудить к этому всех? Так что пока еще рано об этом говорить.

    Ротем Штаркман, Рони Линдер, TheMarker. Фото: Рами Шлуш.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend