«Не нужно было вообще это расследовать!»

В интервью “Деталям” Давид (Дуди) Амсалем - председатель правящей коалиции и один из самых громких и последовательных защитников Биньямина Нетаниягу – сказал: если юридический советник правительства согласится с рекомендациями госпрокурора, то лично для него, Амсалема, это будет символизировать серьезнейший удар по демократическим устоям государства. “Здесь можно говорить, может быть, об этических нормах, но никак не об уголовщине” – убежден депутат.

- Давайте начнем с так называемого “закона Саара. Вы его очень усердно продвигаете в последнее время. Это еще один персональный закон, направленный на решение весьма специфической проблемы и призванный поставить подножку одному конкретному человеку. Вам не надоело подобное персональное законотворчество?

- Речь идет о поправке к основному закону «Правительство». Между ним и персональным законодательством вообще нет ничего общего. Мы предложили закрепить в законе две вещи: что президент сможет поручать формирование правительства только партийному лидеру, чью кандидатуру поддерживает большинство депутатов кнессета. Кстати говоря, так в Израиле и были сформированы абсолютно все правительства - с момента создания государства и до сего дня.

- За единственным исключением – после выборов 2009 года партия «Кадима» под руководством Ципи Ливни получила на один мандат больше «Ликуда», и, тем не менее, президент возложил формирование правительства на Биньямина Нетаниягу. Иными словами, исключение из правила сыграло тогда в вашу пользу…

- Это правда. Но должен быть закон и порядок. Что я сделал? Я перенес уже существующее де-факто правило на бумагу! Так каким же образом этот закон вдруг стал «персональным»?

Кто-то решил сорвать эту инициативу и прилепил ей название “закон Саара”. Какое это умеет отношение к Гидеону Саару, я не понимаю. Персональным закон может называться только тогда, когда он касается кого-то лично. А моя поправка коснется всех партий, победивших на выборах. Поэтому, если кто-то назвал этот закон персональным, а другие это подхватили - это условный рефлекс. Левый рефлекс Павлова.

- Даже в коалиции есть люди, называющие его “законом Саара”. Может быть, эти люди еще не забыли, что работа над внесением поправок в основной закон «Правительство» началась всего через две недели после того, как Саар заявил о своем возвращении в большую политику. Уже не говоря про еще один персональный закон, который называют “законом о рекомендациях” (закон, запрещающий полиции предавать огласке свои рекомендации о передаче дела в суд).

- Это все левые пытаются ввести граждан в заблуждение! "Закон о рекомендациях" появился на свет, потому что я всегда считал, что задача полиции - расследовать, а прокуратура должна получить данные расследования и самостоятельно решить, стоит ли выдвигать обвинительное заключение или нет. Только в тоталитарных режимах полиция и расследует, и судит!

Фото: Эмиль Сальман

- Не будем преувеличивать: полиция и в Израиле не судит, а лишь представляет свои рекомендации, читай - заключение по делу. Решения принимают прокуратура и суд.

- Но эти рекомендации не актуальны! Прокуратура должна подойти к делу с чистого листа, ознакомиться с уликами и тогда решать!  У полиции нет таких полномочий, они не записаны в законе. А я считаю, что полномочия можно брать самостоятельно. Поэтому мое предложение очень простое: полиция не должна ничего рекомендовать, разве что в особых случаях и по распоряжению юридического советника. И, конечно же, полиция не должна публиковать свои рекомендации!

- То есть, когда полиция расследует какое-то громкое дело, в котором замешан публичный человек, и тратит на это огромное количество времени и бюджетных средств - моих и ваших денег! - она не вправе отчитаться потом перед гражданами о своей работе, чем расследование закончилось? А как же насчет “права общества знать”, когда речь идет о народных избранниках?

- Полиция должна собрать материалы и передать их в прокуратуру. Все равно около 90 процентов рекомендаций полиции не принимаются в конечном итоге прокуратурой. (Официальные данные, о которых в 2017 году сообщил госпрокурор Шай Ницан, говорят о 80 процентах не принятых рекомендаций. Что тоже очень много, но в том же выступлении в кнессете Ницан заявил, что рекомендации полиции им необходимы, облегчая выявление истины - “Детали”) Но из-за этих рекомендаций людей увольняют с работы, семьи распадаются, речь идет о 35 тысячах невинно пострадавших в год! Поэтому закон о рекомендациях я называю одним из базисных законов, защищающих права человека. Но левым это не подходит! Они сочли, что это как-то касается Нетаниягу, а они ведь не упустят ни единой возможности опорочить его доброе имя!

- Но что произойдет, если юридический советник правительства все же примет решение о подаче обвинительного заключения хотя бы по одному из дел Нетаниягу?

- Я полагаю, что все три дела, о которых мы читаем денно и нощно в СМИ - это попытка пришить уголовщину главе правительства. Поэтому, как гражданин, я считаю, что это недопустимо! Нужно остановить все это безобразие, и немедленно!

- Что именно остановить?

- Юридический советник должен немедленно остановить это все. Не нужно было вообще это расследовать!

- Почему?

- Потому что я считаю, что здесь вообще нет состава преступления!

- Но вы же не адвокат, не следователь, так, может, оставить принятие решений профессионалам?

- Каждый делает свои выводы в соответствии с собственной логикой. Я не слышал ни о каком другом демократическом режиме, где вызывали бы для дачи показаний премьер-министра, который получил в подарок сигары от своего друга. Таким образом можно судить каждого - например, за то, что он получил в подарок коробку печенья…

- Однако здесь печенья ни при чем, и вы прекрасно это знаете. Полиция утверждает, что речь идет о незаконно полученных подарках на общую сумму в миллион шекелей, и понятно, что их не дарят просто так…

- Какой миллион? Это же вранье, которое распространяется с утра до вечера!

- Вы утверждаете, что полиция Израиля лжет?

- Я говорю, что за 15-20 лет дружбы - даже если принять на веру их данные, которые явно преувеличены - речь идет, может быть, об одной сигаре в неделю! Не все, что мы видим, преступление. Но ко всему можно при желании «пришить дело». Покинул рабочее место в середине рабочего дня? Уголовщина! Поговорил с коллегой в рабочее время? Преступление!

- Но вы же прекрасно понимаете, что это несравнимые вещи…

- Конечно. Однако давайте не забывать, что речь идет о премьер-министре! Ему нужно страной руководить! И есть такое понятие, как благо общества! Я еще раз повторяю: не мы придумали понятие “демократия”. Я не знаю никакой другой страны, где премьера таскали бы в полицию из-за таких пустяков!

- А дело Ольмерта тоже нужно было закрыть? Подумаешь - парочка конвертов с деньгами..

- Все мы понимаем, что это не одно и то же. Я хочу видеть наше государство, живущим по законам, ничуть не меньше, чем этого хочет полиция или юридический советник. У меня здесь дети растут, будущее этой страны мне небезразлично. Мы не любим воров! Никто не хочет, чтобы страной руководил вор. Но, на мой взгляд, они взяли случаи, которые относятся к области человеческих отношений, этики, культуры поведения - и превратили их в полицейское расследование, которое уже обошлось государственной казне, наверное, в 300-400 миллионов шекелей, а может, даже больше. Думаю, что больше! Это безумие, полная потеря пропорций!

- И все-таки, что произойдет, если юридический советник все же решит подать обвинительные заключения хотя бы по одному из дел?

- Для меня это будет означать удар по демократическим устоям государства Израиль. На этом примере я пойму, что в Израиле сняли премьер-министра просто так.

Фото: Оливье Фитусси

В других государствах случается, что армия захватывает власть и свергает законно избранное правительство, а здесь это может сделать полиция. Все видят, что происходит. Каждый в состоянии отличить вора, берущего конверты и присваивающего деньги, от человека, который, может быть, придерживается несколько иных норм в отношениях с друзьями. Он поступает так, другой поступил бы иначе - все в порядке, все законно!

- Отношения между главой правительства и Шаулем Аловичем также относятся к разряду дружеских отношений между старыми приятелями?

- В данном случае глава правительства всего лишь поддержал решение профессионалов. Над решением по “Безеку” работала группа профессионалов, а премьер лишь согласился с их выводами. Но связать исключительно профессиональное решение с каким-то сайтом, который публикует несколько статей…. Это бред какой-то.  Или вот было "дело 3000" посередине, не относящееся к Нетаниягу, но если можно попытаться приклеить ему и это, то почему бы и нет?!

- Про "дело  3000" юридический советник изначально заявил, что Нетанигу ни в чем не подозревается…

- Тогда почему же ему присвоили номер 3000, а не, скажем, 27000? Да, я рассуждаю здесь, как гражданин, обладающий элементарной логикой и способный увидеть, что к чему.

- Как вы справляетесь с коалицией в нынешних обстоятельствах?

- Да ничего, вроде бы пока держимся.

- Думаете, что коалиции удастся продержаться до конца,  то есть до ноября будущего года?

- Теоретически это возможно.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Оливье Фитусси

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend