Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Лена Гельман
    Фото: Лена Гельман

    «Не могу позволить себе пессимизм»

    Мария Дубова родилась в Москве, закончила журфак МГУ. С 2004 года живет в Израиле. У нее двое детей. Девять лет назад ее старшему сыну Яше поставили диагноз «аутизм», и это полностью изменило ее жизнь.


    Недавно у Маши вышла книга «Мама, ау! Как ребенок с аутизмом научил нас быть счастливыми». Она рассказывает, как растить и воспитывать особенного ребенка, через какие сложности приходится пройти. А также, как не сойти с ума и пережить депрессию.

    – В Москве я работала в посольстве Израиля в России. Там познакомилась с Димой, своим будущим мужем, израильтянином. Некоторое время мы пытались решить, где будем жить, и постоянно летали туда-сюда, – рассказывает Маша Дубова. – Однажды я в очередной раз прилетела из Израиля в Москву. Это было в октябре. Октябрь в Израиле — это свет и солнце. Октябрь в Москве — это пасмурное небо, облетевшие листья и постоянный дождь. Я выходила из дома и вступала в лужу, а по-другому из подъезда было не выйти. И я подумала, что не хочу жить в этой постоянной слякоти. Так мы и решили поселиться в Израиле.

    И оказались правы. В России родителям детей с аутизмом живется намного сложнее. В Израиле практически в каждом городе есть школа, а иногда и не одна, для особенных детей. Яша до 6 класса учился в инклюзивном классе, а сейчас пошел в спецшколу. Она разделена на две части: одна для детей с аутизмом, вторая – для детей с ДЦП. Это прекрасная школа, мы очень ею довольны. И Яшка с удовольствием туда ходит. Наша школа оставалась открыта даже во время эпидемии коронавируса.


    – Чем вы занимались до рождения Яши? 

    – Работала израильским корреспондентом в российских СМИ. А потом родился Яша, и выяснилось, что он не совсем обыкновенный ребенок и требует от меня очень много времени. Поэтому с журналистикой пришлось расстаться: при этой работе надо много ездить, посещать мероприятия и пресс-конференции, а мне нужна была такая работа, которую я могла бы делать дома. Поэтому начала заниматься фотографией, закончила курсы.

    С появлением Яши жизнь изменилась кардинально. Раньше я много думала о том, как буду воспитывать своего ребенка, представляла, как и чем стану с ним заниматься, но ни одна моя мечта не сбылась. Ничто даже рядом не стояло с тем, чем для меня в реальности стало мое родительство.

    – И что оказалось самым сложным в этой новой жизни? 

    – До сих пор самое сложное для меня – это отсутствие хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне. Ты никогда не знаешь, что будет завтра. Не можешь быть уверен, что день пройдет спокойно, не знаешь, будет ли ребенок спать ночью, или тебе придется проснуться часа в 3 часа и пойти гулять. Несмотря на то, что дети уже взрослые – Яше 13, а Даше 10 – я все равно никогда не знаю, во сколько проснусь и чем закончится день. Это самое тяжелое.

    За первые 5 лет мы прошли долгий путь, все пять этапов: отрицание, гнев, торг, депрессия и, наконец, принятие. В депрессии я застряла надолго. Но в результате, кажется, справилась.


    – Как обычно проходит ваш день? 

    – Если нет карантина, Яша ходит в школу, и у меня даже есть время позаниматься своими делами. Но после того, как он возвращается, я уже полностью  с ним.  Это ребенок, которого нельзя оставить ни на минуту. Максимум, что я могу себе позволить – выйти из дома и выбросить мусор. Не больше.

    – Но при этом вы смогли написать книгу. Где она вышла?


    – Лично для меня весь 2020 год, как бы его не ругали, был очень успешным. Я написала книгу и выпустила ее в одном из самых лучших московских издательств «Самокат» – знаменитое детское издательство. Для нового автора попасть туда – большая честь, я этим очень горжусь. Они единогласно приняли ее к публикации.

    Она неплохо продается, что очень приятно. Я взяла гонорар книгами – у меня было почти 200 экземпляров, и я уже все их распродала. Оказалось, что она очень востребована.


    • «Яшка раскрыл меня изнутри. Мне надо было опуститься на самое дно, чтобы понять, кто я и что собой представляю. Надо было коснуться дна, чтобы оттолкнуться от него и всплыть на поверхность. Надо было пережить депрессию, в течение пяти лет принимать антидепрессанты. Надо было почувствовать, что такое полное бессилие, что такое непонимание. Надо было осознать, что такое физическая и душевная боль, чтобы принять и понять своего ребенка, принять и понять себя».

    Из книги «Мама, ау!»


    Это – книга не только для людей, знакомых с аутизмом лично. Она поможет в принципе разобраться в своих чувствах, понять, как устроен этот мир. Книга для очень широкого круга читателей. Я сейчас начала получать отзывы от людей, у которых вообще нет детей.  Тем не менее, они с удовольствием читают и говорят, что книга помогла им понять какие-то вещи, о которых они не знали раньше.

    Фото: из личного архива

    – Как человек, не сталкивающийся с аутизмом лично, могу рассказать, чем ваша книга зацепила и меня. Во-первых, она очень легко написана, а во-вторых – для меня это прежде всего история обретения внутренней силы в ситуации, когда кажется, что вся твоя жизнь летит в тартарары. История о том, как «перепрограммировать» себя, как выстоять и не сломаться под тяжелым давлением. Плюс к тому, конечно, это история о любви. На мой взгляд, книга очень оптимистична!

    – Спасибо, мне очень приятны ваши слова. Я просто не могу себе позволить пессимизм – поэтому, конечно, я оптимист, несмотря на негатив со стороны общества, с которым мне иногда приходится сталкиваться.

    – А бывает, что люди негативно реагируют на вашу историю или книгу? 

    – Бывает. Как раз недавно мне написали в одном из сообществ в социальной сети, что такие дети, как мой сын, должны быть отделены от общества, жить отдельно и не соприкасаться с обыкновенными детьми. Самое неприятное, что модераторы поддержали данную точку зрения, и меня фактически выгнали из этой группы.

    Честно говоря, до написания книги я и представить не могла, что в Израиле есть взрослые, образованные люди, которые могут всерьез так думать. Это еще раз подтверждает, что моя книга нужна и важна, потому что помимо своей истории, я пишу в ней о том, что особенные дети учат нас проявлять эмпатию, учат сопереживать и любить. В этой жизни так много агрессии, что приходится учить эмпатии.


    Специальный проект сайта «Детали»:  цикл интервью, приуроченный к международному женскому дню 8 марта. Фото: Лена Гельман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend