Понедельник 23.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Michael Probst
    AP Photo/Michael Probst

    Назови зло по имени

    Люди говорят себе: это – временное безумие. Это пройдет. Мы в конце солнечного затмения, но ведь руководство и старшие чиновники – такие же вменяемые люди, как мы (разве не так?). И они наверняка понимают, что положение ненормально. Они очнутся, и вменяемость быстро вернется в наши края.

    Вот только под тонкой пленкой осторожного оптимизма – результата многолетней истории людской веры в основополагающую вменяемость окружающих, которая является общей для всех демократических режимов – бурлит страх, как реакция на все мрачное, неведомое, новое, угрожающее и устрашающее. Не только хаос. Хаос – это симптом. И не только провалы в управлении. Нечто иное, намного глубже и безумнее.

    Можно назвать это «произволом». Или определить как «инструментальное отношение» к людям. Продемонстрируем эту проблему на примере истории с возвращением школьников к занятиям.

    Люди понимают, что, несмотря на то, что им это очень важно, то, что важно им, просто неважно. Они понимают, что благосостояние граждан не имеет никакого значения. Вопрос только в том, какую пользу возвращение детей в школу принесет Нетаниягу. Психическое здоровье самих детей и их родителей не имеет никакого значения. Заработок родителей, который напрямую связан с возвращением детей к занятиям – не имеет никакого значения.

    Как это назвать, если власть использует вас для своих нужд? Как это назвать, если она разрушает вашу жизнь и жизнь ваших детей, причиняя вам огромный физический вред и тяжелейший материальный ущерб? Лишает вас стабильности, определенности и будущего. Лжет вам не моргнув глазом. Запирает вас в домах.

    Что если они – руководители и старшие чиновники, которые остаются на своих постах, не подавая в гневе в отставку – вовсе не такие вменяемые люди, как мы? Что если они – часть коллективного безумия, в котором пребывают? Есть лишь одно определение того, как выглядит учебный год, начиная с 1 сентября – безумие. Девочка, которая начала учиться в 1-м классе – как назвать безразличие и бесчувственность, с которыми руководят ее жизнью? Как назвать наплевательское отношение к ее судьбе, то, что ее просто взяли и растоптали?

    Это можно назвать злом. Злобой. Это висит в воздухе. Зло по отношению к маленьким детям. А также их родителям. Это зло – не побочный эффект. Оно умышленное: нет даты полного возвращения к занятиям, нет плана, и угроза третьего карантина висит над людьми подобно гильотине.

    Речь идет о злобном умысле сокрушить людской дух. Сделать их несчастными. Унизить и раздавить. Выжечь в их сознании ощущение того, что они не имеют никакого значения, что им можно лгать – обо всем, всегда. Насмехаться над ними и издеваться. Отобрать у них работу и честь, вменяемость и душевное здоровье. Можно сделать их рабами невменяемой власти, которая делает все им назло.

    Это не связано с «короной». Вирус – это случайный аксессуар. Инструментальное отношение к людям – вот наилучшее определение сути совершаемого зла. А за творимым властью произволом и ее патологической ложью уже трудно увидеть действительность.

    И когда появится вакцина, она спасет людей от «короны», но не от этого зла. Люди, которые всеми фибрами души ощущают это зло, порой не верят своим чувствам и задаются вопросом, не стали ли они жертвамм паранойи. Порой им самим становится не по себе от диких теорий, которые всплывают у них в голове. Но у черного айсберга, в который врезался израильский «Титаник», есть только одно название – зло.

    Рогель Альпер, «ХаАрец». Р.Р. Фотоиллюстрация: AP Photo/Michael Probst˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend