Главный » Общество » Эти вечные вожди
Фото: Lintao Zhang, Reuters

Эти вечные вожди

Эта мысль наверняка посещала многих: в чем магическая сила власти? Почему ради того, чтобы просидеть лишние годы на троне, иной правитель готов на что угодно? Хотя он уже сделал со своей властью все, что хотел, и ни на что иное неспособен. Да и спокойную старость он себе уже обеспечил с помощью безразмерного банковского счета или прозаических чемоданов с наличными, которые нашли дома у свергнутого президента Судана Омара аль-Башира. Захватив власть силой, он удерживал ее 26 лет.

В то же время, в другом конце света, без войн, революций и по доброй воле, ушел в отставку президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, лишний раз показав пример своей мудрости и выживаемости, в которых почти за 30 лет его правления убедились в стране и в мире. Кстати, он же стал приятным исключением из старого правила постбиблейских времен: чем дольше сидит правитель, тем хуже положение в стране.

Но безусловным рекордсменом стал диктатор Ливии Моаммар Каддафи, который за 42 года у власти успешно избежал всех попыток переворота и покушений на его жизнь. Тогда как сирийский диктатор Асад-старший просидел 31 год, а диктатор Ирака Саддам Хуссейн - "всего" 24 года. Все трое наглядно доказали, что из вышеуказанного правила мало исключений.

Белорусский президент Лукашенко отметил 25 лет на посту, который он не собирается покидать по доброй воле, все туже закручивая гайки и ухмыляясь прозвищу «последний диктатор Европы».

Президент Путин в будущем году отметит первые 20 лет на посту (включая остроумную рокировку с премьером) и, учитывая его сравнительно молодой возраст и спортивную форму, надо полагать, что он может побить рекорд Назарбаева без больших усилий.

Примеры президентов Турции и Египта показывают, что они тоже на правильном пути: заняв свои посты в 2014 году, они успели провести референдумы, внести поправки в конституцию, и, по сути дела, обеспечить себе неограниченное правление. К тому же любой претендент, который бросит им вызов, имеет все шансы сразу оказаться в тюрьме.

Наилучший пример демократии показывает Америка, где два четырехлетних срока на посту президента – это конституционный предел, и за последние 232 года никому не пришло в голову менять этот принцип.

В Европе тон задает Франция: после конституционной реформы 2008 года президент ограничен двумя пятилетними сроками. Почти как в Америке.

Тогда как в Германии вообще нет никаких законодательных ограничений: Гельмут Коль пробыл на посту канцлера больше 16 лет, Конрад Аденауэр – больше 14-и, Ангела Меркель – 12, но больше не хочет.

Никаких ограничений нет и в Великобритании: премьер-министр может оставаться на посту, следуя двум условиям: если он продолжает выигрывать выборы и пользуется доверием своей партии, чего никак не скажешь о нынешнем премьере. Рекордсменом осталась Маргарет Тэтчер, которая побила национальный рекорд XX века: за 11 лет она ни разу не проиграла выборы и ушла в отставку прежде, чем ее туда отправила собственная партия.

К этому не претендующему на исчерпывающую полноту списку можно добавить премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который занял свой пост в 2010 году и с каждым годом все больше входит во вкус, надеясь побить европейский рекорд.

От Орбана мы плавно переходим к одному из его верных друзей на дальнем Ближнем Востоке – главе правительства Израиля Биньямину Нетаниягу. Заняв свой пост в 1996 году, он потерял его через три года, и только в 2009 году вернулся к власти, чтобы никогда больше не выпускать ее из рук. Недавние выборы доказали это лучше всего прочего.

Как мы помним, Нетаниягу вырос и учился в Америке. Во многих смыслах он в той же мере американец, что и израильтянин. Но когда дело доходит до политики, а уж, тем более, до срока нахождения на посту, он и слышать не хочет ни про какую Америку и ее конституцию с двумя президентскими сроками.

Уже было несколько попыток внести в Кнессет такой же законопроект для премьер-министра и все они были успешно заблокированы людьми Нетаниягу. Через полгода ему исполнится 70 лет. Десять из них он бессменно остается на посту. Мало того, что любая власть разлагает, так еще в случае Нетаниягу о процессе разложения уже все сказал и написал  генпрокурор.

Даже если произойдет невероятное и такой закон будет принят, у него не будет ретроактивной силы и, соответственно, Нетаниягу – если он избежит суда – останется на посту еще на четыре года. Потом еще на четыре. А то возьмет и станет президентом, изменив к тому времени парламентскую демократию на президентский режим.

Этот безнадежный подсчет показывает не пессимизм автора, не отсутствие альтернативы (которая может появиться в любую минуту), а инерцию и зашоренность нашего прогнившего королевства, где король перечитывает на сон грядущий одну из сказок Андерсена, смотрит в зеркало и никак не может понять, что там вопит за окном какой-то глупый мальчишка.

Рафаэль Рамм, «Детали» К.В. 

Фото: Lintao Zhang, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend