Миф о мозговитых израильтянах

Несмотря на то, что достижения выдающихся израильтян отмечены нобелевскими премиями, а страну в целом называют «народом стартапов», средний израильтянин обладает довольно скудным набором базовых навыков. И технологический сектор начинает это ощущать

Считается, что израильтяне — умные. Число нобелевских премий и престижных университетов на душу населения в Израиле далеко превышает среднюю норму. Народ стартапов состоит из умников, не правда ли? К сожалению, факты говорят об обратном. По сравнению с другими развитыми странами, мы отстаем по части грамотности, навыков счета и умения разрешать проблемы.

Вопрос о том, что, собственно говоря, представляет из себя ум, весьма противоречив и, даже если принять IQ в качестве инструмента его измерения, международных критериев в этой области не существует. Тем не менее, такие институты, как Организация экономического сотрудничества и развития, регулярно оценивают навыки детей, подростков и взрослых, связанные с работой. Имя удручающей картины, которую рисуют эти тесты в Израиле — посредственность.

В последнем экзамене PISA (международная программа по оценке образовательных достижений учащихся), проведенном ОЭСР в 2015 году, 15-летние израильтяне показали худшие результаты, чем их сверстники в большинстве стран. В сфере науки их оценка составляла 467 против 493 в среднем по ОЭСР. В чтении — 479 против 493, в математике — 470 против 490. Лучшие страны набрали 535 и более баллов.

Не блещут и взрослые израильтяне. В PIAAC — аналогичном исследовании, проведенном ОЭСР среди людей в возрасте от 16 до 65 лет, только 8,5 процентов израильтян оказались на первом и втором уровнях грамотности по сравнению с 10,6 процента в среднем по странам – членам ОЭСР. По навыкам счета только 10,3 процента израильтян показали результаты 4 и 5 уровней по сравнению со средним показателем по ОЭСР — 11,2 процента. Около трети израильтян не обладают навыками решения проблем в сфере, которая в исследовании названа «высокотехнологичной средой», требующей базовых навыков работы на компьютере. По ОЭСР в целом те, кто не имеет подобных навыков, составили 28,9 процента населения трудоспособного возраста.

Дело в том, что нобелевские премии, полученные израильтянами, и успешные стартапы, разрушающие стереотипы – это лишь интеллектуальная элита. Израиль, быть может, и называют народом стартапов, но в этой сфере занято только около 8 процентов рабочей силы. Для остальной экономики характерно совсем другое: неконкурентоспособность на мировых рынках и технологическое отставание. Производительность труда, которая в значительной степени зависит от уровня квалификации работников, достаточно низкая, за исключением технологического сектора и некоторых других отраслей, ориентированных на экспорт.

Причина, по которой израильтяне так плохо выполняют функции, требующие сложных навыков и соответствующего уровня развития, в немалой степени заключается в школьном образовании. Дисциплина в школах низкая, классы переполнены, учебные программы разработаны плохо, администрация – не на высоте.

В такой ситуации сложно набрать лучших преподавателей, и профессия не пользуется высоким авторитетом. В этой системе «выживают» лишь лучшие ученики (ценную подготовку дает также армия). Но большинство учеников не «выживает».

Неудивительно, что самыми низкими навыками в Израиле обладают арабы и ультраортодоксы. Школы в арабском секторе являются худшими в стране, в то время как ультраортодоксы вообще не утруждают себя обучением основным навыкам — по крайней мере, мальчики, которые не стремятся в будущем получить высшее образование или сделать карьеру. Вопреки мифу, который бытует в ультраортодоксальной среде, изучение Талмуда не способствует развитию умственных способностей, которые могли бы облегчить изучение алгебры или овладение английским языком, полезными в дальнейшей жизни.

Все это приводит к болезненным последствиям для израильской экономики, и со временем ситуация только ухудшится. Человеческий капитал — это единственный ресурс, который есть у Израиля, и, как выясняется, у нас его мало и мы делаем очень мало, чтобы исправить положение.

В докладе Центра Тауба по социальным исследованиям, опубликованном на этой неделе, задается вполне обоснованный вопрос: «Способен ли народ стартапов продолжать расти?» Ответ на этот вопрос отрицательный, по крайней мере, на данный момент.

Используя данные PIAAC, исследователь Гилад Бранд обнаружил, что большая часть израильской интеллектуальной элиты (60 процентов) занята в сфере хайтека. Разрыв в навыках между ними и остальным Израилем огромен, поэтому для решения проблемы нехватки рабочей силы эта отрасль не сможет набирать людей, еще не работающих в сфере технологий.

По оценкам Бранда, только 4  процента трудоспособного населения Израиля, еще не занятого в сфере технологий, потенциально могут присоединиться к этой отрасли. Среди ультраортодоксов этот показатель составляет 3 процента, а среди израильских арабов всего 0,5 процента.

На самом деле, резерв высококвалифицированной рабочей силы еще меньше, потому что многие из них работают на хорошо оплачиваемой и приносящей удовлетворение работе и не имеют стимулов для смены карьеры.

Бранд отмечает рост профессиональных навыков в среде ультраортодоксов и израильских арабов, но уже в ближайшее время народ стартапов столкнется с существенной нехваткой инженеров. Уже есть признаки того, что нехватка высококвалифицированной рабочей силы приводит к сокращению числа стартапов в Израиле. Больше тысячи мы потеряли в 2014 году, около 700 — в прошлом году. Число ежегодно закрывающихся стартапов почти удвоилось, так что число новых стартапов фактически сократилось почти на две трети.

В отчете «Startup Nation Central» говорится, что снижение числа стартапов свидетельствует о зрелости израильского технологического сектора: сегодня предприниматели не спешат продавать свой бизнес, а планируют его работу на долгосрочную перспективу. Возможно, это и так, но более вероятно, что причина в неспособности укомплектовать новый стартап профессионалами достаточно высокого уровня.

Проблема заключается не только в «народе стартапов». Если Израиль собирается обеспечить себе устойчивый экономический рост, снизить уровень бедности и социального неравенства, он также должен стать домом для нетехнических отраслей промышленности, способных конкурировать на мировом рынке.

Для этого нужны люди, которые, быть может, не способны разрабатывать новые полупроводники, но знают, как продавать продукт и управлять центром логистики. Потому что таких людей у нас тоже не хватает.

Давид Розенберг, «ХаАрец», М.Р.

На фото: Биньямин Нетаниягу открывает учебный год. Фото: Илан Асайяг.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend